ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЕВДОКИМОВА Григория Еремеевича

от 24 декабря 1934 года.


ВОПРОС: Следствием установлено, что вы поддерживали антипартийные связи с ЗИНОВЬЕВЫМ до последнего времени. Подтверждаете ли вы это?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю. В 1933-34 г.г я встречался с ним реже, чем в прошлые годы. Одно время перед XVII съездом партии и первое время после него у ЗИНОВЬЕВА были наиболее лояльные настроения по сравнению с прошлыми. Однако, потом настроения его снова приняли антипартийный характер.

Переходя к фактам, должен указать, что в вопросах руководства международным рабочим движением ЗИНОВЬЕВ и все мы до последнего времени стояли на позициях, которых мы придерживались во время борьбы с партией в 25-27 г.г.

Мы считали, что в вопросах рабочего движения на Западе руководство стоит на точке зрения "национальной ограниченности", т.е. идею победы социализма в одной стране оно толкует таким образом, что это приводит к недооценке решающего значения победы социализма в решающих странах Запада.

По нашему мнению, вследствие изложенных выше причин, вопросам международного рабочего движения не уделялось должного внимания и в моменты, когда представлялись большие возможности активизировать революционное движение в той или иной стране, должные меры в этом направлении не принимались.

Разница этой оценки с прежними нашими позициями заключалась только в том, что мы вынуждены были отказаться от критики теоретических положений, развитых тов. СТАЛИНЫМ по этому вопросу, ибо эти положения не давали никакой возможности принципиальной критики их.

Обсуждая положение рабочего движения и ход событий в отдельных странах (Германии, Франции, Австрии, Испании) и критикуя меры, которые принимало руководство, мы всегда исходили из изложенных позиций и в то же время сами не могли выдвинуть какой-либо положительной программы, как в целом, так и в отношении отдельных случаев.

Конкретно, вопрос о едином фронте: ЗИНОВЬЕВ, обычно информировавший нас о международном рабочем движении, в прошлом придерживался такого мнения, что компартии Франции и др<угих> стран сами мешают установлению единого фронта, мелко критикуя соцпартии, восстанавливая характером своей критики против себя соц<иал->дем<ократических> рабочих, и в то же время не выставляют с должной настойчивостью лозунгов, которые могли бы объединить с<оциал>-д<демократов> и коммунистов рабочих вокруг требований, единых для всего рабочего класса.

В последнем моем разговоре с ЗИНОВЬЕВЫМ в ноябре 1934 г. он критиковал работу по созданию единого фронта уже с другой стороны, обвиняя французскую компартию и тем самым руководство Коминтерна в том, что во Франции они идут на единый фронт, не предъявляя никаких требований французской соц<иалистической> партии, тем самым отдавая инициативу руководства единым фронтом в руки 2-го Интернационала.

ВОПРОС: Следствием установлена Ваша связь с И.Н. СМИРНОВЫМ и др<угими> троцкистами за последние годы. Что вы можете показать по этому вопросу?

ОТВЕТ: В 1932 г. И.Н. СМИРНОВ несколько раз приглашал меня зайти к нему на квартиру. На одно из таких предложений, сделанное через Шуру САФОНОВУ, я ответил согласием.

У СМИРНОВА я застал САФОНОВУ. СМИРНОВ спросил меня – не хочу ли я повидать МРАЧКОВСКОГО, предложил к нему поехать. Я согласился, и мы поехали к МРАЧКОВСКОМУ в вагон, встретили там САФАРОВА. К нашему приходу ВАГАНЯНА в вагоне МРАЧКОВСКОГО не было, если он пришел, то только к концу нашего посещения. Разговоров на политические темы у нас не было. То обстоятельство, что СМИРНОВ и МРАЧКОВСКИЙ не затрагивали политических тем в общем нашем разговоре, я объяснил присутствием САФАРОВА. После этого я с МРАЧКОВСКИМ больше не встречался, а со СМИРНОВЫМ встречался в такой обстановке (кремлевская столовая), которая исключала возможность ведения антипартийных разговоров.

ВОПРОС: Что вы можете дополнительно показать о деятельности вашей и др<угих> лиц, направленной против партии?

ОТВЕТ: В начале 1929 г., когда я с разрешения ЦК ВКП(б) поехал в Ленинград лечиться, ЗИНОВЬЕВ предложил мне постараться установить связь, как он выражался, по крайней мере, с несколькими десятками рабочих-партийцев, находящихся на производстве.

Я отказался от выполнения этого поручения, заявив, что это, во-первых, неосуществимая затея, т.к. это немедленно станет известным, и тогда надо ждать самых суровых репрессий, и, во-вторых, это не вяжется с нашим курсом на врастание в партию.


ЕВДОКИМОВ


ДОПРОСИЛИ:


ЗАМ. НАРКОМА ВНУТР. ДЕЛ СССР – (АГРАНОВ)

НАЧ. ОТД. ГУГБ НКВД – (РУТКОВСКИЙ)


Верно: А. Светлова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 102-105.

Comments