ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


КОПИЯ

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ФАДЕЕВА, ФЕДОРА ФАДЕЕВИЧА ОТ 19-XII-1934 ГОДА.

(дополнительно)


ВОПРОС: Уточните Ваши предыдущие показания от 18-XII относительно лиц, входящих в руководящий Московский центр?

ОТВЕТ: Во изменение предыдущих моих показаний необходимо внести изменения следующего характера, а именно: ФАЙВИЛОВИЧ, МИНАЕВ и ТАРАСОВ в центр не входят, а лишь являются фигурами близко стоящими, так сказать, приближенными к центру.

ВОПРОС: К какому периоду относится начало оформления к.-р. организации?

ОТВЕТ: Начало оформления к.-р. организации, в которую я входил, следует отнести примерно к 1931 году, т.е. к моменту возвращения из Магнитогорска РУМЯНЦЕВА Владимира, которого вместе с АЛБАНСКИМ встретил на улице Герцена, и он нас пригласил зайти к себе на квартиру побеседовать. Вначале РУМЯНЦЕВ рассказывал о ходе строительства в Магнитогорске, о выполняемой работе б<ывшим> зиновьевцем – ТАРСОВЫМ Петром и проч<ее>. Из дальнейшей беседы с РУМЯНЦЕВЫМ я пришел к заключению, что он доволен тем, что б<ывшие> зиновьевцы, разбросанные по всем Советскому Союзу, вновь начали собираться и стягиваться в Ленинград, причем он живо интересовался у меня местонахождением некоторых наших общих знакомых – бывш<их> зиновьевцев. К этому же времени, а возможно и позднее, нужно отнести поездку в Москву ТОЛМАЗОВА и СЕРЕДОХИНА, которые информировали меня о том, что в Москве они имели встречу с КУКЛИНЫМ и САФАРОВЫМ. Между прочим, по их словам, САФАРОВ очень плохо отзывался о ЗИНОВЬЕВЕ.

ВОПРОС: С кем из участников к.-р. организации Вы встречались и какой характер носили Ваши беседы?

ОТВЕТ: Я совместно с АНТОНОВЫМ и ПОПОВЫМ был на квартире у СЕВЕРОВА, а также один раз заходил к нему только я. Наиболее часто бывал у ТОЛМАЗОВА и реже у АНТОНОВА и РУМЯНЦЕВА. В беседах затрагивались обычно вопросы политики партии, оценки по которым давались явно к.-р. характера. В одну из бесед с СЕВЕРОВЫМ – я интересовался у него местонахождением ГЕДВАБНОГО, с которым я был в Курске в 1926-27 г.г. СЕВЕРОВ сообщил мне, что ГЕДВАБНОГО в Ленинграде нет, он находится в ссылке. К РУМЯНЦЕВУ дважды заходил вместе с ТОЛМАЗОВЫМ, а также раза два приходил к нему на службу в Выборгский Райсовет. С другими членами организации встречался случайно на улице.

ВОПРОС: В чем заключалась практическая работа к.-р. организации, членом которой Вы являлись?

ОТВЕТ: Практическая деятельность нашей к.-р. организации заключалась в том, что мы, встречаясь и собираясь, вели к.-р. разговоры, критиковали политику партии, указывали на то, что нынешнее партийное руководство ведет гибельную политику для страны. Все эти разговоры порождали резкие экстремистские настроения среди зиновьевской молодежи, б<ывших> комсомольских работников Выборгского района, в среде которой вырос и воспитался убийца КИРОВА – НИКОЛАЕВ.

ВОПРОС: Что Вы можете показать по поводу организации и совершения террористического акта над тов. КИРОВЫМ членом Вашей организации – НИКОЛАЕВЫМ?

ОТВЕТ: Я считаю и убежден в этом, что наша организация полностью несет политическую и моральную ответственность за убийство КИРОВА, которое совершено связанным с нашей к.-р. организацией – НИКОЛАЕВЫМ Леонидом.

Несмотря на то, что непосредственно я с НИКОЛАЕВЫМ связан не был, – я ответственности с себя за этот террористический акт не складываю.


Записано правильно, мною прочитано, в чем и расписываюсь.


ФАДЕЕВ


ДОПРОСИЛ – МАКАРОВ


Верно: М. Королева



РГАСПИ Ф 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 208-210.

Comments