ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ФЕДОРОВА Григория Федоровича (дополнительный)

от 21/ XII-34 г.


ВОПРОС: Каковы были установки руководства зиновьевско-троцкистской организации по вопросу о восстановлении в партии участников этой организации?

ОТВЕТ: Мне известно, что от ЗИНОВЬЕВА шла установка о том, что в партию надо входить во что бы то ни стало. При этом указывалось на то, что надо в партии сохранить свои оппозиционные кадры на случай дальнейших вероятных разногласий с партией. Наряду с этим была дана установка о том, чтобы отказаться от практики проведения совещаний участников организации, заменив их товарищескими чаепитиями, на которых, прикрываясь невинной формой этих сборищ, проводить обсуждение текущих политических вопросов.

Как я уже указывал в своем прошлом показании, я вплоть до 1931 года вместе с другими оппозиционерами принимал участие в обсуждении в ряде таких совещаний. С 1931 года я отошел от этой зиновьевско-троцкистской контрреволюционной организации, но так как я об этом никому из участников организации не заявил, то я считаю, что формально я продолжал оставаться в этой организации до момента ареста тем более, что я до ареста сохранил и поддерживал связь с участниками этой контрреволюционной организации.

ВОПРОС: Следствием установлено, что террористический акт над тов. КИРОВЫМ совершен участником контрреволюционной зиновьевско-троцкистской организации – НИКОЛАЕВЫМ. Признаете ли Вы, что за совершение этого террористического акта несет ответственность вся организация в целом и Вы в частности как один из участников этой организации?

ОТВЕТ: Да, я полностью признаю как ответственность всей зиновьевско-троцкистской организации в целом, так и в частности мою ответственность за совершение террористического акта над тов. КИРОВЫМ.


Записано с моих слов правильно, мне прочитано.


ФЕДОРОВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 3 ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – ЧЕРТОК.


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 12-13.

Comments