ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

произведенный Нач<альником> 4 отд<еления> СПО – КОГАН Л. 26/XII-34 г.

ГЕРЦБЕРГ Александр Владимирович.


ВОПРОС: Следствие располагает данными, что Вы до последнего времени состояли в контрреволюционной организации зиновьевцев и связаны были в Москве с лицами, возглавлявшими эту организацию. Что Вы можете показать по этому поводу?

ОТВЕТ: Вернувшись после 4-хлетнего отсутствия в СССР (я был за границей) в конце 1931 г. в Москву, я восстановил свои связи с рядом зиновьевцев (фамилии я уже называл). В процессе встречи с этими людьми мне стало известно, что зиновьевцы, несмотря на их формальный отказ от своих взглядов, с партией не слились, а продолжали лелеять старые мысли и настроения. Мне неизвестна положительная программа этой контрреволюционной организации, но основное, что всех объединяло, – это ненависть к руководству партии и в особенности к СТАЛИНУ. При удобном случае рассчитаться с теми, по вине которых зиновьевцы не у руководства, – говорили одни и сочувствовали им другие. В той или иной форме я слышал подобные разговоры и от ГЕРТИКА, и от ЗАЛУЦКОГО, и от КУКЛИНА. Конкретно о моих личных встречах с ними я покажу дополнительно.

Мое тяжелое преступление перед партией и рабочим классом состоит в том, что я после полного идейного разрыва не порвал с контрреволюционными зиновьевцами резко и враждебно, также и организационно, продолжая с ними встречаться и разговаривать, а значит и быть связанным с ними.

По этой причине я вместе со всеми этими контрреволюционерами несу полную политическую ответственность за убийство тов. КИРОВА.


Написано собственноручно.


А. ГЕРЦБЕРГ.


Допросил: Нач. 4 отд. СПО – КОГАН Л.


Верно: Подпись.


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 228-229.

Comments