ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ

дополнительного допроса обв<иняемого> ГЕРТИК<А>, Артема Моисеевича,

от 21 января 1935 г.


На вопрос следствия относительно роли и деятельно­сти члена нашей организации ГОРДОНА Николая могу сооб­щить следующее:

Николай ГОРДОН примкнул к зиновьевской оппозиции с 14-го съезда и все время поддерживал с нами связь, в частности, он был связан и со мной.

Почти во все свои приезды в Москву он заходил ко мне, иногда бывал у ЗИНОВЬЕВА и у КУКЛИНА.

В последний раз я видел его в декабре 1933 г. в Ростове-н<а>-Дону.

При встречах я информировал ГОРДОНА о всех слухах, новостях в антипартийном духе и о состоянии нашей зиновьевской организации, он, в свою очередь, информи­ровал о положении на Северном Кавказе, главным образом, крестьянства (он, кажется, тогда работал в сельско­хозяйственном отделе Обкома).

В частности, я помню, он дал подробную информацию о событиях на Сев<ерном> Кавказе в ноябре 1932 г. и привез ком­плект местных газет в Москву. Информация его носила определенный контрреволюционный характер. Он с воз­мущением рассказывал о массовых расстрелах коммунистов из рабочих за пустяшные промахи, о расстреле больше тысячи колхозников, о выселении чуть не целых районов и т.д.

При встрече последний раз в Ростове в 1933 г. я был у него с ПЕРИМОВЫМ.

В ростовскую контрреволюционную зиновьевскую группу, которую он возглавлял, мне известно, входили кроме него РОЦКАН и ДМИТРИЕВ Тимофей. Жил в Ростове одно время б<ывший> зиновьевец СОЛОВЬЕВ Петр, но встречался ли с ним ГОРДОН – не знаю.

Комплект привезенных ГОРДОНОМ ростовских газет, так же как и его информация, были переданы ЗИНОВЬЕВУ. Вначале он сам хотел зайти к ЗИНОВЬЕВУ, но потом сказал, что почему-то не мог это сделать.

ГОРДОН до последнего времени оставался на старых контрреволюционных позициях.


ГЕРТИК.


ДОПРОСИЛИ:


ПОМ. НАЧ. СПО ГУГБ НКВД СССР: (РУТКОВСКИЙ)

ЗАМ. НАЧ. СПО УГБ по ЛЕН. ОБЛ.: (СТРОМИН)


ВЕРНО: нрзб



РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 210, Л 83-84.

Comments