ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ 

ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ДОПРОСА обв<иняемого> ГОРШЕНИНА Ивана Степановича

14/1-1935 года.


На вопрос следствия о роли в Московском центре контрреволюционной зиновьевской организации Л.Б. КАМЕНЕВА – сообщаю:

мне точно известно, что Л.Б. КАМЕНЕВ начиная со времени после XV съезда ВКП(б) до дня ликвидации нашей организации (XII.34 г.) являлся членом московского зиновьевского центра и вторым после ЗИНОВЬЕВА руководителем всей организации.

В деле развертывания и направления подпольной деятельности нашей организации – КАМЕНЕВУ, так же как и ЗИНОВЬЕВУ, принадлежала руководящая роль.

До конца 1932 г., т.е. до момента его высылки из Москвы в связи с делом рютинской группы, – квартиры КАМЕНЕВА в Карманиц­ком и Манежном переулках служили местом подпольных сборищ и встреч членов московского центра.

Эти сборища, на которых принимали участие ЗИНОВЬЕВ, он – КАМЕНЕВ, ЕВДОКИМОВ, БАКАЕВ, ШАРОВ, ГЕРТИК и я – ГОРШЕНИН, носили более или менее частый характер, причем из соображений конспирации происходили разновременно и в разном составе.

На этих сборищах – вернее, совещаниях членов центра организации – обсуждались текущие политические события внутри СССР и за границей и основные решения ЦК ВКП(б). Обмен мнений по всем этим вопросам происходил в антипартийном духе, причем Л.Б. КАМЕНЕВ в своих выступлениях давал самые резкие оценки политике и мероприятиям ЦК, в особенности в отношении темпов коллективизации, а также направления развития тяжелой промышленности.

КАМЕНЕВ часто в той или иной форме высказывал мысли, что политика ЦК под руководством СТАЛИНА ставит под угрозу смыч<ку> города с деревней и что в результате этой политики произойдет крах нынешнего партийного руководства. Все эти его высказывания сопровождалась постоянными злостными личными выпа­дам против руководителей партии и, главным образом, против тов. СТАЛИНА.

КАМЕНЕВ много занимался вопросами экономического положения страны, в курсе которого его держали: я – ГОРШЕНИН, КА­ПИТОНОВ и ЛЕЙКИН. Мы сообщали ему основные сведения, в том числе и секретные, касающиеся экономической жизни страны и экономической политики партии.

Помню, когда я собирался уходить из Госплана, КАМЕНЕВ не советовал этого делать, так как, по его словам, из Гос­плана "видна вся экономика страны".

В 1932 г. в момент наибольших трудностей в стране, ког­да ЗИНОВЬЕВ, несомненно с ведома КАМЕНЕВА, вел переговоры с САФАРОВЫМ, СТЭНОМ, а через них с группой РЮТИНА и троцкистами, Каменев на очередном сборище в моей квартире, на котором присутствовали: БАКАЕВ, КАПИТОНОВ, КАРЕВ, ЛЕЙКИН, ГЕРТИК, КОСТИНА и др<угие> в количестве примерно 12 чел<овек>, выступал с резкими выпадами против партийного руководства, особенно подчеркивая при этом якобы существующий в стране застой в обла­сти изучения марксизма-ленинизма и вообще на теоретическом фронте.

По его характеристике получалось, что идеологический и культурный фронт вообще в результате нынешнего партийного руководства находится в состоянии "мерзости и запустения".

Это, между прочим, сборище было мною устроено по его, КАМЕНЕВА, предложению.

После возвращения из ссылки в 1933 г. КАМЕНЕВ соблюдал большую осторожность и поэтому на совещаниях членов центра организации, точно так же как и ЗИНОВЬЕВ, – не бывал. Из моих бесед с ЗИНОВЬЕВЫМ мне, однако, точно известно, что он, КАМЕНЕВ, был тесно связан с ЗИНОВЬЕВЫМ до последнего времени, и по-прежнему его роль в организации была руководящей. Мне также известно из бесед с ЗИНОВЬЕВЫМ, что не было ни одного сколь­ко-нибудь политически значительного факта, касающегося положения нашей организации, по которому между ними не происходил бы обмен мнений.

На совещании центра организации в августе 1934 г., происходившем в кабинете у КАМЕНЕВА – на даче (ст. Ильинское, Ни­жегородская дорога), на котором присутствовали: ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, ЕВДОКИМОВ и я – ГОРШЕНИН, при обсуждении вопроса о выводе ЗИНОВЬЕВА из состава редакции журнала "БОЛЬШЕВИК" я лично лишний раз убедился, что КАМЕНЕВ, так же как и раньше, настроен по отношению к партийному руководству враждебно.

Подчеркнуто враждебно КАМЕНЕВ высказывался тогда, так же как и раньше, против СТАЛИНА.

 

Протокол написан с моих слов верно и мною прочитан.

 

ГОРШЕНИН.

 

ДОПРОСИЛ: ЗАМ. НАЧ. СПО УГБ – СТРОМИН.

 

Верно: Казакова

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 134, Л. 213-215.

Comments