ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ХАРИТОНОВА, Моисея (Михаила) Марковича

(дополнительн<ый>)

от 24 декабря 1934 года.


ВОПРОС: С кем Вы еще встречались из б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока и каков характер этих встреч?

ОТВЕТ: Осенью 1933 г. или летом 1934 г. я имел случайную встречу на ст<анции> Отдых с САФАРОВЫМ. Разговор между нами был короткий, происходил он на даче САФАРОВА. Я сказал САФАРОВУ, что имею намерение в будущем пойти работать в Коминтерн, на это он мне ответил, что не стоит этого делать, неинтересная работа. САФАРОВ сказал также, что плохо дело обстоит с организационным руководством, что кроме ПЯТНИЦКОГО нет работников. Меня он спрашивал о КП Англии, что знал, я бегло ему сообщил, и на этом разговор закончился.

Летом 1933 г., когда я был в отпуске в Москве, у меня был приехавший в то время из Свердловска Яков ЕЛЬКОВИЧ. По его предложению мы ходили на квартиру к ГОРШЕНИНУ. Провели у ГОРШЕНИНА вечер, ЕЛЬКОВИЧ остался ночевать. Политических разговоров между нами не было.

Свои предыдущие показания считаю необходимым дополнить следующим:

Примерно в августе 1928 года, непосредственно после возвращения нас из провинции в Москву, по восстановлении в партии на квартире ЗИНОВЬЕВА в Москве было совещание с участием человек десяти. Были ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, ЛАШЕВИЧ и другие. Насколько я помню, сколько-либо серьезных разговоров на этот раз не вышло.

В конце 1930 г. или начале 1931 года я после одной из своих командировок был у ЗИНОВЬЕВА, он как всегда расспрашивал о положении на селе. Разговоры были вокруг коллективизации и ликвидации кулака, ЗИНОВЬЕВ разговор этот резюмировал примерно так: "То, что коллективизация проводится, это правильно", но темпы и методы он считал неверными, он говорил при этом что: "Это азиатские методы. Слишком дорого стоит стране эта политика руководителей ВКП(б)". В этом разговоре, как и во всех других, виновником всего, что он считал отрицательным, ЗИНОВИЕВ называл т. СТАЛИНА. Враждебное отношение ЗИНОВЬЕВА к т. СТАЛИНУ выпирало во всяком разговоре на первый план. Помню, кажется, в 1930 году ЗИНОВЬЕВ положительно реагировал на решение ЦК ВКП(б) (не помню по какому вопросу), а десять минут спустя, переведя разговор на т. СТАЛИНА, он отзывался о нем в самых резких выражениях.


ХАРИТОНОВ


ДОПРОСИЛ: НАЧ. 6 ОТД. СПО ГУГБ – КОРКИН.


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 176-177.

Comments