ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ХАРИТОНОВА, Моисея (Михаила) Марковича

31/XII-1934 г.


ВОПРОС: В своих предыдущих показаниях Вы говорили об организованной работе зиновьевцев в Ленинграде. Расскажите более подробно, как строилась работа, кто ею руководил, кто с кем поддерживал связи?

ОТВЕТ: Как я уже показывал, об организованной к.-р. работе зиновьевцев я ииформировался лично ЗИНОВЬЕВЫМ. Сам я связей не имел, с ленинградцами не разговаривал и потому детально работы не знаю. Несомненно одно, что задача заключалась в сохранении кадров, в воспитании среди этих кадров идеологии, отличной от той, которая воспитывалась партией и ее ЦК. Практически это означало, что систематической злобной критикой руководства ВКП(б), инспирируемой сверху, особенно лично Зиновьевым, а затем и его ближайшими последователями, среди членов к.-р. зиновьевской организации культивировалась враждебные отношения против руководителей партии и особенно т. СТАЛИНА. И потому не случайно, что ленинградская к.-р. организация, являвшаяся основной базой в борьбе ЗИНОВЬЕВА против партии, скатилась к измене, к предательству интересов пролетарской революции, к прямым фашистским методам борьбы против вождей ВКП(б).

Повторяю, что деталей работы организации я не знаю, но от ЗИНОВЬЕВА я неоднократно слышал положительные отзывы о ленинградцах в 1929, 1930 и, вероятно, в 1931 годах. Я помню – в первый период после XV съезда партии было много разговоров о привлечении к себе молодежи, так называемых "безвожденцев". Позже я слышал удовлетворение ЗИНОВЬЕВА тем, что молодежь вернулась и снова вместе с прочими зиновьевцами ведет работу. К этому периоду (конец 29 – начало 30 г.) относятся разговоры, переданные мною в показании 24/XII: "Наша ленинградская молодежь не только сумела сохраниться, но она ведет активную работу и имеет связи в районах". В тот же период обсуждался вопрос о том, как обеспечить представительство в руководстве работой; мне помнится, что в этой связи ЗИНОВЬЕВЫМ упоминались два лица, которые могут и должны обеспечить руководство работой к.-р. организации, это – ЛЕВИН Владимир и РУМЯНЦЕВ Владимир.

В 1930, возможно, в 1931 г.г. ЗИНОВЬЕВ делился со мной по вопросу о возвращении зиновьевцев в Ленинград из различных мест Союза. Он считал это важным обстоятельством в смысле концентрированного сохранения кадров и продолжения подрывной работы в партии.

Насколько я был в курсе дел, основные связи о Ленинградом ЗИНОВЬЕВ лично держал в своих руках, т.к. приезжающие в Москву ленинградцы всегда бывали у него на квартире. Я слышал от ЗИНОВЬЕВА, что КОТОЛЫНОВ бывал у него в 29-30 году. Из москвичей чаще бывали в Ленинграде ЕВДОКИМОВ и особенно КУКЛИН. Я говорю – особенно КУКЛИН, потому что мне известно, что ЗИНОВЬЕВ не раз выражал недовольство по поводу того, что ЕВДОКИМОВ при своих поездках в Ленинград (это относится к 1930 году) не проявляет достаточной активности в смысле встреч с людьми.

Не помню точно времени и обстоятельств разговора, но примерно в 29-30 году в разговоре о работе организации кто-то говорил, что связь надо держать "по цепочке", сохраняя как бы личные знакомства.

Других разговоров относительно работы ленинградской зиновьевской к.-р. организации я сейчас не помню, в частности, я не могу вспомнить, обсуждался ли в моем присутствии вопрос о ленинградском центре организации.


ХАРИТОНОВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 6 ОТД. СПО ГУГБ – КОРКИН.


верно: А. Светлова.



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 126, Л. 135-137.

Comments