ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОДОЛЖЕНИЕ ПРОТОКОЛА ДОПРОСА

Обвиняемого ЛЮБИНА Ивана Владимировича

от 11 января 1935 года.


ЛЮБИН Иван Владимирович, 1892 года рождения, б<ес>п<артийный>, состоял в ВКП(б) с 1923 года по 1927 год, был исключен за участие в зиновьевской оппозиции, восстановлен в 1928 году. Выбыл из парти в 1929 году по собственному желанию. Пом<ощник> ответственного дежурного по приему и отправке почты Самарского почтамта.


Вопрос: Перечислите всех известных Вам членов быв<шей> троцкистско-зиновьевской оппозиции помимо лиц, уже назван­ных Вами в показаниях от 11 января 1935 года?

Ответ: Помимо лиц, перечисленных мною, я звал по Самаре еще несколько троцкистов, но вспомнить их фамилии сейчас я затрудняюсь, однако знаю, что КУРАЕВ их должен знать, так как он с ними встречался чаще меня.

Вспоминаю, что к ТАРАСОВУ в гостиницу приходил некий МИЛОЩЕНКО, которого ТАРАСОВ принимал в конспиративной обстановке, один на один.

Вопрос: С кем из членов быв<шей> оппозиции Вы встречались после XV съезда партии?

Ответ: В момент, когда происходил XV Съезд партии, я был арестован и сидел в Самарском ГПУ, после освобождения (в начале января 1928 года) я продолжал встречаться с КУРАЕВЫМ, ЛЕМЕРОМ, НИКИШИНЫМ. Видел один или два раза АЗОВСКОГО, ЛЕШКЕВИЧА и ГЕССЕНА.

Вопрос: О чем Вы при встрече говорили с АЗОВСКИМ, ГЕССЕНОМ и другими?

Ответ: С АЗОВСКИМ, ГЕССЕНОМ и ЛЕШКЕВИЧЕМ я после моего освобождения не говорил вообще, так как наши встречи носили случайный характер. АЗОВСКОГО я встретил при входе в Контрольную комиссию, поздоровался с ним, но ни о чем не говорил с ним. ГЕССЕНА я видел несколько раз просто на улице, но так­же ни о чем с ним не говорил. Также не разговаривал я с ЛЕШКЕВИЧЕМ. С КУРАЕВЫМ, ЛЕМЕРОМ и НИКИШИНЫМ я встречался до последнего времени довольно часто, т.к. мы являемся соседями по квартире.

Вопрос: Следствием установлено, что в одну из встреч с участниками бывшей оппозиции Вы предлагали "поднять вооруженное восстание" против Советской власти и начать "вооруженную борьбу" против руководителей ЦК ВКП(б). Подтверждаете Вы это?

Ответ: Да, я это подтверждаю, я действительно предлагал поднять вооруженное восстание и начать вооруженную борьбу против руководителей ВКП(б).

Эти мои предложения являлись прямым результатом той атмосферы ненависти и резкой вражды против руководства ВКП(б), которые царили среди участников бывш<ей> оппозиции, с которыми я тогда встречался.

При встречах со мной ГЕССЕН, ТАРАСОВ и АЗОВСКИЙ систематически враждебно говорили о СТАЛИНЕ, употребляя самые резкие ругательства, и доказывали, что только ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ являются настоящими вождями партии и соввласти. Полностью разделяя эти взгляды, я и предложил повести вооруженную борьбу против руководителей ВКП(б).


Записано с моих слов правильно, прочитано. ЛЮБИН.


Вопрос: Когда и где Вы об этом говорили?

Ответ: Свое предложное о необходимости перейти на путь решительных действий, начав применение вооруженных методов борьбы против руководителей ВКП(б) и соввласти, я внес на происходившем у ЛЕШКЕВИЧА по ранее указанному мною адресу нелегальном сборище примерно в декабре 1927 года, одновремен­но я говорил также о необходимости вооруженной борьбы как наиболее радикальных, по моему мнению, действий в личных бесе­дах с ТАРАСОВЫМ и, кажется, другими.

Вопрос: Кто присутствовал на этом сборище, когда Вы выступили с предложением "вооруженной борьбы"?

Ответ: На этом собрании присутствовали: АЗОВСКИЙ, ЛЕМЕР, КУРАЕВ, НИКИШИН, я, ЛЕШКЕВИЧ, приехавший из Москвы КОВАЛЕНКО, одна женщина, СЛОБОДЧИКОВ, два или один рабочий Самарского Трубочного завода.

Между прочим, после окончания ко мне подошел КОВАЛЕНКО и просил записать адрес гостиницы, где он остановился в Самаре, и просил меня заходить. –


Означенное записано правильно с моих слов, прочитано. –


ЛЮБИН.


ДОПРОСИЛИ:


ЗАМНАЧ ОО ГУГБ НКВД СССР – СОСНОВСКИЙ

УПОЛНОМОЧЕННЫЙ I ОТД. ОО ГУГБ НКВД СССР – ПЕТЕРС.


Верно: Чурбанова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 134, Л. 236-238.

Comments