ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

произведен<ного> Нач. Отд. СПО ГУГБ НКВД – РУТКОВСКИМ

от 17 декабря 1934 года.


КАМЕНЕВ, Лев Борисович – 1883 г<ода> р<ождения>, урож<енец> г. Москвы, отец был инженером, Москва, Карманицкий пер. д. 3 кв. 5, Директор Пушкинского дома ИРЛИ. Жена Татьяна Ивановна ГЛЕБОВА 39 лет, дети: сыновья Александр Львович КАМЕНЕВ – 27 лет, главный инженер ГУГЦФ, Юрий 12 лет, учится, Владимир 5 лет. Недвижимого имущества не было. Образование незаконченное высшее. Член ВКП(б) с 1901 г. Перерыв с ноября 1932 г. по апрель 1933 г. Революционная работа с 1901 г. в Москве, Тифлисе, затем в эмиграции. С 1904 г. опять в Москве, затем был арестован. В Ленинграде был арестован в 1909 году и выслан. Опять в эмиграции до 1914 г. В этом же 1914 г. возвратился в Ленинград, был арестован и выслан в Туруханский край. Освобожден в Февральск<ую> революцию.


Вопрос: Следствие располагает данными о том, что Вы возглавляли к.-р. антипартийную организацию из участников б<ывшего> зиновьевско-троцкистского блока. Что Вы можете показать по этому делу?

Ответ: Отрицаю не только руководство какой-либо к.-р. антипартийной организацией, но и принадлежность к ней, а также свою осведом­ленность о существовании подобных организаций. С момента отъезда в Минусинск (ноябрь 1932 г.) я ни с кем из б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока не поддерживал связей и никого из них не видел за исключением нескольких случайных встреч. Из них вспоминаю встречу на даче с ЕВДОКИМОВЫМ в прошлом или этом году, причем разговоров на политические темы я с ним не вел. Видел как-то ЗАЛУЦКОГО в трамвае, но с ним не говорил.

После того, как я вернулся из Минусинска, в апреле 1933 г. мне кто-то передавал (кто именно, не помню) о том, что ЕВДОКИМОВ и БАКАЕВ хотели бы видеть меня. Я это предложение отклонил. В предпоследний мой приезд в Ленинград приблизительно в начале лета 1934 г. в столовой Академии Наук я встретился случайно с ЯКОВЛЕВЫМ Моисеем, который просил меня переговорить с ним наедине после обеда по делам Академии. Я отказался, вспомнив, что ЯКОВЛЕВ в прошлом принадлежал к антипартийной организации. Отказался я также и от предложения ЗИНОВЬЕВА хлопотать о ГЕРТИКЕ Артеме, бывшем в ссылке после моего возвращения из Минусинска.

Рава два видел за это время РАВИЧ Ольгу, приезжавшую на Воро­нежа в Москву по делам. Разговоров на политические темы с ней не вел.

По месту моей работы ко мне обращались несколько человек, принадлежавших в прошлом к антипартийным организациям – ВАГАНЯН [1] и ЛЕЛЕВИЧ с просьбой дать им работу. В обоих случаях я спрашивал разрешение на это у т. СТЕЦКОГО.

Это мое поведение объясняется совершенно сознательно и твердо принятым мною решением порвать с бывшими участниками зиновьевско-троцкистского блока и заслужить доверие партии.

Вопрос: Вы сообщили следствию факты о Вашем поведении и настроениях в 1933-34 г.г. Являлись ли Вы участником организации, о которой ставит вопрос следствие, до 1933 года?

Ответ: В 1932 году я уже стремился отойти не только от политических, но и от личных связей с бывш<ими> участниками зиновьевско-троцкистского блока и могу с уверенностью сказать, что на собра­ниях, которые решали бы какие-либо политические вопросы, не присутствовал. У меня сложилось впечатление, что в то время быв<шие> участники зиновьевско-троцкистского блока считали необходимым осведомиться по всем текущим вопросам политики партии у ЗИНОВЬЕВА, а не у меня.

Вопрос: Вы сохранили политические и личные связи с ЗИНОВЬЕВЫМ до настоящего времени?

Ответ: С момента, когда я был привлечен к ответственности за рютинскую платформу, не будучи связанным ни с одним из участни­ков организации РЮТИНА, а получив ее для ознакомления от ЗИНОВЬЕВА, в моих отношениях к ЗИНОВЬЕВУ произошло сильное охлаждение. Однако, ряд бытовых условий (совместная дача) не дал мне возможности окончательно порвать связь с ним. Считаю необходимым отметить, что, живя в одной даче, летом 1934 г. мы жили совершенно разной жизнью и редко встречались. Нас посещали раз­ные люди, и мы проводили время отдельно. Бывавшие у него на даче ЕВДОКИМОВ и, кажется, КУКЛИН были гостями его, а не моими. На­ходя это положение все же для себя неприемлемым, я при первой же возможности стал строить себе дачу по другой жел<езной> дороге.

Еще в период совместной борьбы с партией я никогда не считал ЗИНОВЬЕВА способным руководить партией, последние же годы подтвердили мое убеждение, что никакими качествами руководителя он не обладает.

Вопрос: Что Вам известно лично или со слов других о существовании в Ленинграде к.-р. организации из бывших участников зиновьевско-троцкистского блока?

Ответ: Я ничего о существовании такой организации не знаю.


Протокол прочитан. Записано с моих слов правильно


Л.Б. КАМЕНЕВ


Допросил – РУТКОВСКИЙ


верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 118-120.


[1] В тексте ошибочно – «Вагоньян».

Comments