ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

гр<аждани>на КОРШУНОВА, Ефима Константиновича,

от 17 декабря 1934 года.


ВОПРОС: При обыске у Вас найдено письмо за подписью "Иван ПЕТРОВ" из Вятки от 6/VII-28 года. Кто автор этого письма?

ОТВЕТ: Автор этого письма БАКАЕВ, Иван Петрович. Это письмо я получил от БАКАЕВА по почте в июле месяце 1928 года. В это время я находился в Кургане.

ВОПРОС: В этом письма к Вам БАКАЕВ предлагает энергичнее "стучаться в двери партии". При этом БАКАЕВ пишет: "…Время, которое мы переживаем, трудное. А перспективы на предстоящие годы – в особенности для будущего года – не сулят нам лучшего. Есть много серьезных оснований ждать худшего, с хлебцем, как ты знаешь, дела плохи. А это тянет за собой экспорт и импорт. Нужно ли говорить, что экспорт-импорт определяет не только темпы индустриализации, а всю нашу экономику, а, стало быть, и политику нашей партии и государства".

"…Ведь политические разногласия – отпали. Они изжиты всерьез, сказал бы я, а надолго ли, это определит соотношение классовых сил в стране и решающих государствах мира, которое, в конечном счете, определяет и политику нашей партии". Стучи, друже, стучи! Не старайся добиваться "благоволения" местных "вождей", а завоевывай себе хорошее отношение и делом, и примером со стороны рядовых партийцев, и "благо тебе будет", как говорится в "писании" ".

Как Вы расценивали и понимали эти приведенные выше места в письме БАКАЕВА?

ОТВЕТ: Это письмо я понял как установку на то, что на данном этапе надо отказаться от борьбы с партией, что надо вступать в партию, если даже полностью не разделяешь установок партии, но в то же время надо исходить из того, что партии предстоят еще, как об этом пишет БАКАЕВ, большие трудности, что разногласия сняты ненадолго, что может прийти такое время, когда эти разногласия снова встанут и что к этому времени надо подготовить и сохранить оппозиционные кадры в партии.

Это письмо я получил от БАКАЕВА по почте. Этим я и объясняю то обстоятельство, что БАКАЕВ все это писал отчасти в завуалированной форме. При этом я хочу отметить, что подобная установка о вхождении в партию и о сохранении оппозиционных кадров внутри партии в то время была довольно широко распространена среди сторонников зиновьевской оппозиции.

ВОПРОС: Что Вам известно о деятельности контрреволюционной зиновьевско-троцкистской организации?

ОТВЕТ: Еще со времени Ленинградской оппозиции я был близко связан с ЛЕВИНЫМ Владимиром, который в период Ленинградской оппозиции, будучи членом Райкома Центрального района, был активным оппозиционером. Как я уже показывал выше, я, вступая в партию, имел установку как от БАКАЕВА, так и от других оппозиционеров о том, что нужно идти в партию даже в том случае, если разногласия не изжиты, для того чтобы сохранить свои оппозиционные кадры внутри партии. Сталкиваясь в дальнейшем с ЛЕВИНЫМ, встречая у него СОСИЦКОГО, МЯСНИКОВА, ЗИЛЬБЕРМАНА, БАШКИРОВА, ДМИТРИЕВА и ряд других оппозиционеров, я убедился в том, что зиновьевско-троцкистская организация фактически не ликвидирована, а, уйдя в глубокое подполье, продолжает сохранять свои кадры и продолжает существовать как нелегальная организация, объединяющая бывших зиновьевцев-троцкистов, не отказавшихся от своих прошлых взглядов.

От ЛЕВИНА мне было известно, что он до последнего времени был связан с ЗИНОВЬЕВЫМ, БАКАЕВЫМ, ЕВДОКИМОВЫМ. Последних он информировал о работе Ленинградской организации зиновьевцев-троцкистов и от последних же он получал ряд руководящих указаний в своей нелегальной работе.

Во время встреч на квартире у ЛЕВИНА в присутствии меня, МЯСНИКОВА, БАШКИРОВА и СОСИЦКОГО мы неоднократно обсуждали вопрос о том, что к руководству партии должны быть привлечены ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ, что в полит. бюро надо привлечь не только их, но и всех тех, кто был в полит. бюро при ЛЕНИНЕ, то есть и БУХАРИНА, РЫКОВА, что настанет еще такая обстановка в стране и партии, во время которой можно будет надеяться на то, что ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ будут привлечены к руководству партией, что нам нужно собирать свои силы для того, чтобы добиться привлечения ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА к руководству партией.

Записано с моих слов верно, мне прочитан<о> –


КОРШУНОВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 3 ОТД. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – ЧЕРТОК


Верно: нрзб



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 121-123.


Копия.


Вятка, 6/VII-28 г.


Дорогой товарищ! Только на днях вернулся я из Москвы, где вместе с другими "исключенцами", съехавшимися туда к началу "восстановительного процесса" в довольно-таки значительном количестве, читал твою поздравительную телеграмму. Благодарю за привет и поздравление. Ну, а как твои партийные дела? Стучался ли ты в двери партии? Стучи, друже, стучи с прежней энергией! Время, которое мы переживаем, трудное. А перспективы на предстоящие годы – в особенности для будущего года – не сулят нам лучшего. Есть много серьезных оснований ждать худшего. С хлебцем, как ты знаешь, дела плохи. А это тянет за собой экспорт и импорт… Нужно ли говорить, что экспорт-импорт определяет не только темпы индустриализации, а всю нашу экономику, а, стало быть, и политику нашей партии и государства. Трудно в маленьком письме сказать все главное, что можно бы сказать о положении нашей страны. Очень тяжелое положение переживаем мы сейчас. Правда, бывали похуже времена, партия и государство справлялись с большими трудностями, справимся, конечно, и сейчас. НО быть в это время пролетарскому революционеру вне рядов компартии – нельзя. Посему – стучи и стучи! Ведь политические разногласия – отпали. Они изжиты всерьез, сказал бы я, а надолго ли, это определит соотношение классовых сил в стране и решающих государствах мира, которое, в конечном счете, определяет и политику нашей партии.

Стучи, друже, стучи! Не старайся добиваться "благоволения" местных "вождей", а завоевывай себе хорошее отношение и делом, и примером со стороны рядовых партийцев, и "благо тебе будет", как говорится в "писании". Наши "жоржики", как они ни фордыбачили, как они ни хулиганили, – все же, как ты знаешь, стали на единственно правильный путь, и они стучатся в двери партии…

Пару слов о твоем предложении установить с Кожтрестом деловые отношения, контакт, как говорят. Ничего не выйдет, братец ты мой! Всю свою продукция Трест передает кожсиндикату по договору и на реализацию ее по собственному усмотрению он не имеет ни одного квадратного фута. В силу того, что существующими договорами трест сильно ограничен в своей коммерческой деятельности, он не может принять и второго твоего предложения о реализации продукции нашей артели. Попробуй списаться с Кожсиндикатом – может быть и выйдет что-нибудь. Привет!


Иван ПЕТРОВ.


На днях мне опять придется поехать в Москву, где проживу опять недели две. Другим такие командировки очень по душе приходятся, а я так с удовольствием уклонился бы от этих поездок.

И не потому не хочется мне ехать в Москву, что я очень сжился здесь с местным народом (отношения, наоборот, такие, что я с радостью распрощался бы с вятичами!), а потому, что приходится проворачивать в Москве очень деликатные дела почти без поддержки здешних "воротил", хотя и местное хозяйство, и государство крайне заинтересованы в положительном разрешении "моих" вопросов.


Иван.


Это письмо обнаружено у меня при обыске от БАКАЕВА


17/XII-34 г.


Р.С. Письмо БАКАЕВА, обнаруженное у КОРШУНОВА.


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 124-125.

Comments