ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

произвед<енного> 18 декабря 1934 г. Нач. Отд. ГУГБ НКВД – РУТКОВСКИМ.


КУКЛИН Александр Сергеевич, 1876 г<ода> р<ождения>, урож<енец> г. Горький, отец рабочий. Проживает: Москва, Плющиха, 6-й Ростовский пер. д. 4-а, кв. 1. Жена Елена Григорьевна КУКЛИНА, 39 лет, воспитанник Борис 9 лет, Галина 16 лет ГОЛЕЩЕНКО. Неимущий. Образование низшее. Член ВКП(б) с 1908 г. Перерыв с XV съезда партии до июня 1928 г. Обществ<енная> и револ<юционная> работа – 1903 г. Сормово, Петербург, снова в Сормове, Петербурге. Не судился.


ВОПРОС: Следствие располагает данными о том, что Вы до последнего времени входили в центр организации из б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока. Что Вы можете показать по этому делу?

ОТВЕТ: Я о существовании центра не знаю, но бывал у ЗИНОВЬЕВА один и в присутствии других: ЕВДОКИМОВА, БАКАЕВА, ШАРОВА, ФЕДОРОВА и пр<очих>. В разговорах с ними мы критиковали политику партии и партийное руководство, а также решали тактику нашей антипартийной деятельности.

Помню, мне ЗИНОВЬЕВ еще в 1929 г. передал о том, что у него был БУХАРИН, который предлагал ЗИНОВЬЕВУ вступить в блок с правыми. Мы решили тогда в блок с правыми не вступать.

Решение партии о коллективизации мы оценили как запоздавшее приблизительно года на два. Такого мнения придерживались – ЗИНОВЬЕВ, я и ШАРОВ. Мы также считали, что самокритика у нас проводится сверху вниз и сводится только к разговорам. Я лично считал, что ЗИНОВЬЕВ и КАМЕНЕВ напрасно устранены от большой работы.

ЗИНОВЬЕВ мне говорил о том, что среди членов Политбюро существуют разногласия. Говорил мне также ЗИНОВЬЕВ, что у т. СТАЛИНА сердечная болезнь, и жизнь его недолговечна. В 1932 г. ЗИНОВЬЕВ мне давал читать платформу рютинцев у него на квартире. Я не дочитал ее и заявил ЗИНОВЬЕВУ, что это документ правых, враждебный партии, и что с этим делом связываться не следует. ЗИНОВЬЕВ мне на это ничего не ответил.

ВОПРОС: Что Вам известно о собраниях б<ывших> участников зиновьевско-троцкистского блока?

<ОТВЕТ:> В 1929 г. мы собирались на т<ак> н<азываемых> семинариях, которые были организованы ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ. Семинара было два – политический – им руководил ЗИНОВЬЕВ – и экономический, которым руководил КАМЕНЕВ. На экономическом семинаре я был раза два, на политическом один раз. Скрытого политического смысла организации этих семинаров я не знаю, но самый характер занятий на этих <семинарах> был антипартийный, поскольку политика партии подвергалась здесь критике. Часто также собирались мы на квартире Артема ГЕРТИКА до смерти его жены Дины ГЕРТИК, т.е. до конца 1932 г. Собирались также на квартире ГОРШЕНИНА – ГЕРТИК, БАКАЕВ, КОСТИНА и я. Один раз у ГОРШЕНИНА видел ГЕССЕНА.

ВОПРОС: Расскажите о Ваших связях с б<ывшими> зиновьевцами в Ленинграде.

ОТВЕТ: Бывая в Ленинграде за время с 1930 по 1934 г., встречался с РУМЯНЦЕВЫМ, ЛЕВИНЫМ Владимиром, РУСАНОВЫМ И.М. и МЯСНИКОВЫМ, с последним встречался один раз.

Чаще всех встречался с РУМЯНЦЕВЫМ. В один из моих приездов в Ленинград в 1933 г. я справлялся у ЛЕВИНА о старом архиве ленинградских зиновьевцев. Определенных целей у меня в связи с этим архивом не было. Я справлялся, цел он или уничтожен, и при этом сказал ЛЕВИНУ, что в архиве должны быть документы о возражении зиновьевцев против блока с троцкистами. ЛЕВИН мне сказал, что архив им передан ЕМЕЛЬЯНОВУ. У ЕМЕЛЬЯНОВА я об архиве не справлялся.

Точно не помню времени, но с РУМЯНЦЕВЫМ на квартире ЛЕБЕДЕВА у меня разговор был. Помню, что на квартире ЛЕБЕДЕВА по ул. Чайковского д. 10 был СОЛОВЬЕВ. Допускаю возможность, что я передавал РУМЯНЦЕВУ о настроениях КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА продолжать борьбу с партруководством и о сближении с ними ЗАЛУЦКОГО, но сейчас я этого припомнить не могу.


Протокол мною прочитан. Записано с моих слов правильно.


А. КУКЛИН


Допросил РУТКОВСКИЙ.


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 139-141.

Comments