ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЛЕЙКИНА, Элькона Георгиевича

от 11 января 1935 года.


ЛЕЙКИН Элькон Георгиевич, 1902 г<ода> р<ождения> (30 апреля), урож<енец> г. Минска, прожив<ает> Москва, 48, Малые Кочки [1], д. № 7, кв. 181, еврей, гражданство СССР. Паспорт выдан 9 отделением милиции гор. Москвы. Научный работник. Служу в комитете по высшему техническому образованию при ЦИКе СССР. Из б<ывших> мещан г. Минска. Отец был зубным врачом. В настоящее время отец на советской службе в г. Минске. До революции учился, после революции тоже учился – до 1918 г. Разведенный. На иждивении дочь Лена 9 л<ет>; брат Борис 25 л<ет>, учится в Москве, в Моск<овском> Энергетич<еском> ин<ститу>те; сестра Эдя ЛЕЙКИНА – 29 л<ет>, на партработе (в г. Омске) на Иконниковском маслосовхозе № 157. Родители живут в Минске. Образование высшее, окончил в 1927 г. институт красной профессуры. Чл<ен> ВКП(б) с 1918 г. В 1928 г. был из партии исключен за принадлежность к троцкистско-зиновьевскому блоку, восстановлен в члены партии в августе 1928 г. (перерыв в течение шести м<еся>цев). Не судился. Наград не имею. Запас 1-й очереди рядовой. В Красной армии не служил. У белых не служил. Работал по заданиям культпропа ЦК ВКП(б) и промышленного отдела МК ВКП(б). Выполнял различные поручения пропагандистского характера в армии и на флоте.


ВОПРОС: Расскажите следствию о своей роли в зиновьевской оппозиции до XV съезда ВКП(б)?

ОТВЕТ: К ленинградской зиновьевской оппозиции я примкнул в 1925 г. во время своего пребывания в институте красной профессуры. Я принадлежал к группе слушателей ИКП, в которую кроме меня входили: КАРЕВ, КАПИТОНОВ, ГОРШЕНИН, СОЛОВЬЕВ, ФУРТИЧЕВ, МАЛЫШЕВ, КАРТАШЕВ, ЮГОВ, ФЕЙГЕЛЬСОН, РИВЛИН и ЛАДОХА.

Я принимал активное участие в борьбе оппозиции и выполнял по поручению ЗИНОВЬЕВА ряд ответственных поручений, в том числе и по составлению экономического раздела платформы троцкистско-зиновьевского блока. Позднее, в 1927 г., будучи в гор. Саратове, я входил в состав местного оппозиционного центра, от имени которого выступал на многочисленных собраниях.

В качестве члена саратовского центра я участвовал в разработке линии поведения местной оппозиционной организации, намечал пути борьбы с партией, участвовал в осуществлении этой борьбы и поддерживал непосредственную связь с Москвой – лично с ЗИНОВЬЕВЫМ, директивы которого я проводил.

ВОПРОС: Следствие располагает данными, что Вы и после XV съезда ВКП(б) сохранили организационную связь с зиновьевской организацией, существовавшей до последнего времени. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю. Я действительно и после XV партийного съезда сохранил организационную связь, поддерживая ее до последнего времени. Я встречался более или менее систематически с ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ (до их высылки в 1932 г.) и с ГОРШЕНИНЫМ и КОЖУРО до декабря м<еся>ца 1934 г.

В 1934 г., будучи на квартире ГОРШЕНИНА, я встречался также с ЕВДОКИМОВЫМ, БАКАЕВЫМ, КОСТИНОЙ и ВУЙОВИЧЕМ.

ВОПРОС: Следствием установлено, что Вы, бывая в квартире ГОРШЕНИНА, принимали участие в обсуждении политики и мероприятий ЦК ВКП(б). Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю. Я действительно принимал участие в обсуждении и критике ряда решений и мероприятий ЦК, касающихся хозяйственного строительства, технической реконструкции страны, а также международной политики и деятельности Коминтерна.

ВОПРОС: Следствие также располагает данными, что Вы являлись источником информации контрреволюционной зиновьевской организации по вышеуказанным вопросам. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю. Я действительно информировал ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА и ГОРШЕНИНА по вопросам внутренней и международной политики ЦК ВКП(б), в частности, о состоянии народного хозяйства СССР, причем эта информация носила одновременно и характер консультации.

Кроме того, я передавал им сведения, касавшиеся текущих новостей, положения в ЦК ВКП(б), МК и взаимоотношений между отдельными руководящими работниками ЦК и МК. Эта моя информация носила антипартийный, клеветнический характер.

ВОПРОС: Из каких источников получали Вы сведения о положении в ЦК и МК ВКП(б)?

ОТВЕТ: Моими источниками главным образом были: МАКАР – член МК ВКП(б), КРИВИЦКИЙ – член редколлегии газеты "Известия", ПИЛЬМЕЙСТЕР – научный сотрудник ин<ститу>та экономики Комакадемии, ИЛЬЮХОВ – научный сотрудник ин<ститу>та экономических исследований Госплана СССР, и ХМЕЛЬНИЦКАЯ – зам<еститель> директора ин<ститу>та мирового хозяйства.

Все эти лица, в том числе и МАКАР, доверительно сообщали мне сведения и слухи, не подлежащие оглашению, которые я передавал, в свою очередь, члену московского центра зиновьевской организации – ГОРШЕНИНУ Ивану Степановичу.

МАКАР сообщал мне также весьма доверительно о решениях, принимаемых бюро МК ВКП(б), о состоянии отдельных отраслей промышленности и об отдельных фактах из жизни московской партийной организации и взаимоотношении между руководящими работниками ЦК и МК ВКП(б).

ВОПРОС: Как часто бывали Вы у МАКАРА и где Вы с ним встречались?

ОТВЕТ: Встречался я с ним главным образом у него на квартире, причем бывал я у него не особенно часто. Мои отношения с МАКАРОМ были основаны на родственных связях и на личной дружбе.

ВОПРОС: Было ли известно МАКАРУ о Вашей принадлежности к контрреволюционной зиновьевской организации и о том, что получаемые от него сведения Вы <ис>пользуете для информации своих единомышленников?

ОТВЕТ: О том, что я состоял в организации до последнего времени, МАКАРУ известно не было; он также не знал, как я использовал эти сведения.

Что касается моей активной борьбы с партией до XV съезда ВКП(б), то об этом он прекрасно знал.

ВОПРОС: Был ли МАКАР в курсе ваших встреч с ЗИНОВЬЕВЫМ, КАМЕНЕВЫМ и ГОРШЕНИНЫМ?

ОТВЕТ: О моих встречах с ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ МАКАР не знал. Что касается моих встреч с ГОРШЕНИНЫМ, то об этом он знал и относился к ним резко отрицательно.

ВОПРОС: Было ли известно МАКАРУ о Ваших антипартийных настроениях и разногласиях с решениями ЦК ВКП(б)?

ОТВЕТ: Я ему об этом никогда не говорил и, как мне кажется, не давал также повода думать об этом.


Протокол записан с моих слов правильно, мною прочитан, в чем подписываюсь.


Э. ЛЕЙКИН.


ДОПРОСИЛ:


ЗАМ. НАЧ. СПО УГБ – СТРОМИН.


Верно: А. Светлова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 134, Л. 89-92.


[1] Так в тексте, скорее всего имелось в виду "ул. Малые Кочки".

Comments