ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЛЕЛЕВИЧА Лабория Гилелевича

от 27 января 1935 г.


ВОПРОС: Что Вам известно о ТАРТАКОВСКОЙ, Юлии Борисовне?

ОТВЕТ: С ТАРТАКОВСКОЙ я познакомился в Москве в 1926 году, где она была одним из видных организаторов зиновьевской фракции оппозиционного блока. Помню, что Ольга Наумовна РА­ВИЧ, с которой я был связан по нелегальной работе, передала, уезжая, мне связь с ТАРТАКОВСКОЙ. В 1927 году ТАРТАКОВСКАЯ считалась экстремисткой, одной из крайних, наиболее непримиримо настроенных по отношению к партийному руководству. Помню, ЗИНОВЬЕВ в ноябре 1927 г. говорил на заседании субфракционного зиновьевского центра объединенной оппозиции, что из троцкистов наиболее экстремистски настроен ЯЦЕК, а из зиновьевцев – ТАРТАКОВСКАЯ. В январе 1928 г., когда САФАРОВ, ВАРДИН и др<угие> уезжали в ссылку, они наметили ТАРТАКОВСКУЮ одной из основных работниц Московского центра безвожденцев. С тех пор я ее потерял из виду. Но помню, что в 1933 г. во время одной из бесед в кругу зиновьевцев, когда мы обменивались сведениями, как зиновьевцы проходят чистку (которая зачастую истолковывалась в зиновьевской среде – как средство расправы с "инакомыслящими"), кто-то сообщил, что неблагополучно чистка проходила у ТАРТАКОВСКОЙ и что, кажется, ее обвиняли в том, что она была ударницей КЕРЕНСКОГО.


Написано мною собственноручно.


ЛЕЛЕВИЧ


Допросил:


НАЧ. I-го ОТД. СПО – ЛУЛОВ.


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 142, Л. 37

Comments