ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

МИНАЕВА, С.П., от 2 января 1935 года.


ВОПРОС: Что вы можете дополнительно показать о ваших встречах с участниками зиновьевско-троцкистской к.-р. организации? 

ОТВЕТ: В 1930 г. я работал в радиогазете при Наркомате связи; по заданию газеты я поехал в командировку в Нижний Новгород. Здесь я разыскал БАТАШЕВА, в свое время очень активного участника б<ывшей> зиновьевской оппозиции. Из разговора с БАТАШЕВЫМ я установил, что в Нижнем Новгороде существует зиновьевская группа, состоящая из БАКАЕВА, КОСТИНОЙ, БАТАШЕВА и Нюрки ВОЛЬПЕ, являвшейся женой БАТАШЕВА. Я имел политические разговоры и с БАКАЕВЫМ, и с БАТАШЕВЫМ; оба они были антипартийно и антисоветски настроены, не могу сейчас вспомнить, каких именно вопросов мы касались, обсуждая политические (вопросы) темы.

Что касается работы группы, то мне не удалось выяснить, что она делала, ибо как только заходил об этом разговор, БАКАЕВ и БАТАШЕВ тотчас же замыкались, для меня стало ясным, что они конспирируют работу от меня.

БАКАЕВ, а за ним и БАТАШЕВ осторожно выяснили у меня, с кем из участников б<ывшего> зиновьевско-троцкистского блока я сохраняю связи, кто из них находится в Москве, какие у них настроения, где кто работает.

В 1932 г. я был у ЕВДОКИМОВА, пришел по его приглашению. Я сразу же убедился в антипартийных настроениях ЕВДОКИМОВА. ЕВДОКИМОВ стал выяснять у меня, с кем я поддерживаю связи из числа участников зиновьевско-троцкистского блока. Я я сно видел, что ЕВДОКИМОВА интересует расстановка оппозиционных кадров на данный момент, особо он старался выяснить, какое существует отношение к нам, б<ывшим> оппозиционерам, со стороны партийных органов, имеются ли недовольные среди связанных со мною лиц на этой почве; я рассказал все, что знал.

Перед уходом ЕВДОКИМОВ просил поддерживать с ним связь и заходить к нему.

В 1932 г. и в последующие годы я встречался с НАУМОВЫМ Иваном. Обсуждал с ним политические вопросы, по которым он говорил в антипартийных выражениях; вспоминаю беседу с НАУМОВЫМ о возможности возвращения к партийному руководству ЗИНОВЬЕВА и др<угих>. 

У меня были встречи с участниками зиновьевско-троцкистской организации – БУЛАХОМ и РОЗОВСКИМ, они происходили в 1933 и 1934 г.г. В разговорах по вопросам внутренней политики партии каждый из нас в антипартийных выражениях отзывался о том или ином мероприятии партии.

Перед тем, как пройти чистку партии, я специально ходил к БУЛАХУ за советом, как вести себя на чистке. Эта встреча носила характер, что мы договорились за спиной партии о моем поведении. БУЛАХ к тому времени уже прошел чистку, не рассказал о своих групповых политических связях с б<ывшими> участниками блока, о своем участии в зиновьевско-троцкистской организации.

Разумеется, и я во время чистки постарался тщательно обойти все то, что указывало на мои связи с организацией.

Вспоминаю встречу с ФАЙВИЛОВИЧЕМ, участником организации. Он только что вернулся из Средней Азии, говорил, что там сплошной голод, что почти на каждой станции можно встретить трупы погибших от голода.

Беседы с другими зиновьевцами, с которыми я встречался за последние годы, носили тот же характер, я имею в виду встречи с СЕРЕДОХИНЫМ, ФЕДОРОВЫМ.


Записано с моих слов правильно. Протокол мною прочитан. 


С. МИНАЕВ.


ДОПРОСИЛ:


ПОМ. НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР – ДМИТРИЕВ


Верно: В. Стойко



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 126, Л. 92-94.

Comments