ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

САФАРОВА Г.И., от 2 января 1935 года.


На поставленный мне вопрос показываю:

Николай Иванович УФИМЦЕВ – крупный троцкист, пользующийся неограниченным доверием Сергея МРАЧКОВСКОГО и близко связанный с И.Н. СМИРНОВЫМ. Видел его и А.П. СИМАШКО в половине 1932 г. на квартире у МРАЧКОВСКОГО. Тогда за чаем я им рассказывал в контрреволюционном духе положение дел в Коминтерне, говорил об "упадке" партии, о непригодности руководства Коминтерна для руководства революционной борьбой, об отсутствии "самостоятельных" кадров в зарубежных партиях и т.п. Все это встречалось МРАЧКОВСКИМ, УФИМЦЕВЫМ и СИМАШКО с большим сочувствием и одобрением, и МРАЧКОВСКИЙ говорил: "Вот САФАРОВ проделал опыт и, видите, к каким выводам он пришел". УФИМЦЕВ и МРАЧКОВСКИЙ, несомненно, непрерывно поддерживали сношения между собой. По всему было видно, что МРАЧКОВСКИЙ придает большое значение пребыванию УФИМЦЕВА на центральной руководящей работе в Москве, его деловым связям <в> хозяйственных кругах и возможности их использования и для осведомления о хозяйственных делах, и для контрреволюционной троцкистской работы. В частности, между собой УФИМЦЕВ и МРАЧКОВСКИЙ говорили об уральских связях, о посещении им Урала. По своим взглядам УФИМЦЕВ как был, так и остался контрреволюционным троцкистом. Его квартира была постоянным пристанищем, особенно, уральских троцкистов. Там бывал в 1932 г. чуть не ежедневно Матвей БЕЛЯЕВ, бывал С. БАРАНОВ, бывали другие.

А.П. СИМАШКО – жена УФИМЦЕВА, как и он, старая троцкистка с 1923 года, близкая к МРАЧКОВСКОМУ не менее, чем сам УФИМЦЕВ. На квартире у нее и УФИМЦЕВА не только происходили встречи троцкистов, но и сама СИМАШКО была связана с зиновьевцами. Когда я рассказал ЕВДОКИМОВУ осенью 1932 г. об информации КНОРИНА на собрании ответ<ственных> работников КИ о рютинском деле, на следующий день, приехав на несостоявшееся свидание с МРАЧКОВСКИМ на квартиру СИМАШКО и УФИМЦЕВА, я узнал, что СИМАШКО все это известно в самых точных выражениях. Это могло произойти только в результате прямой передачи этих сведений. Насколько помню, я потом говорил МАДЬЯРУ об этом, выражая свое недовольство "болтовней" и "нарушением элементарной конспирации" ЕВДОКИМОВЫМ. Другой факт, указывающий на тесную связь с зиновьевцами, следующий. Когда умерла жена ГЕРТИКА, СИМАШКО передала мне по телефону настойчивое приглашение прийти на похороны, на которых, как я потом узнал, было много участников контрреволюционного троцкистско-зиновьевского блока. Я был настолько удивлен, что она, а не кто-либо из зиновьевцев, передает это приглашение, что пару раз переспросил – она ли это действительно звонит. В последний раз видел СИМАШКО, когда она приходила прощаться ко мне на квартиру, кажется, в 1933 г. перед отъездом в Иркутск, уже после ареста УФИМЦЕВА. Я предлагал ей денежную помощь по случаю "высылки", но она отказалась.


Написано собственноручно – Г. САФАРОВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ НКВД СССР – ПЕТРОВСКИЙ


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 126, Л. 44-45.

Comments