ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

САФАРОВА Г.И.

от 2 января 1935 года.

 

На поставленные вопросы показываю.

После возвращения из ссылки в половине 1928 г. я приезжал в Ленинград, рассчитывая убедить в необходимости вернуться в партию тех, кто воздерживался от подачи заявлений с признанием своей вины. С этой целью было созвано собрание, на котором присутствовали – ЕМЕЛЬЯНОВ Кондратий, ГОРОДСКОЙ Петр, МАКСИМОВ, Николай Александрович, КАЩЕЕВ, кажется, САМАРЕЦ и другие. Настроение значительной части собравшихся участников троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока было антипартийным. Кажется, САМАРЕЦ особенно решительно выступил против возвращения в партию, изображал наступление на кулачество как преходящий маневр, который быстро сменится поворотом направо. САМАРЕЦ после целиком перешел к троцкистам, у которых активно работал. Я в своем докладе ставил вопрос таким образом: наступление на кулачество и капиталистические элементы развернулось. Остаться вне партии – значит, уклониться от этой борьбы и оказаться союзником кулака. Внутрипартийная демократия, говорил я, подразумевая под этим то, что троцкисто-зиновьевцы называли "внутрипартийной демократией", т.е. свободу борьбы против линии партии, придет вслед за развертыванием социалистического наступления. Сейчас отказ от поддержки ЦК означает троцкизм, борьбу за вторую партию. Я осуждал ЗИНОВЬЕВА за малодушие и говорил, что лучше было пробыть в ссылке полгода, чтобы не быть вынужденным "выдавать единомышленников", как зиновьевцы. В пользу возвращения в партию я приводил антипартийные доводы, что не могло быть ничем иным, кроме как контрреволюционным двурушничеством. Большинство собравшихся стояло еще на более антипартийной и антисоветской точке зрения, и я, делая гнусное дело, думал, что я "помогаю партии", добиваясь возвращения в ее ряды ее врагов.

Михаил КОВАЛЕНКО, ранее работавший в "Красной Газете", активный троцкист, работавший в близком сотрудничестве с КАРПОВЫМ и использовавший для этого свои обширные газетные и литературные связи. Он ловко хамелеонски приспособлялся в 1928-29 г.г., продолжая свою контрреволюционную работу. Как передавал Владимир МАТВЕЕВ, КОВАЛЕНКО в последнее время занялся литературой, но по-прежнему сохранил свою враждебность партии и социалистическому строительству.

Его близкий приятель – Николай Павлович БАСКАКОВ, тоже активный троцкист. Для обмана партии делал даже вид в 1926 и частично в 1927 г., что он борется с зиновьевцами, разносчик контрреволюционных сплетен и клеветы, специалист по издательскому делу, наверно, использовавший свои "знания и опыт" для помощи троцкистской организации по части печатания и т.д. МАТВЕЕВ говорил, что ныне он находится в Саратове, конечно, "в старых чувствах".

АБИК – троцкист, восстановленный в партии в 1930 г., а затем исключенный во время чистки. Раньше работал в Соц. ЭКГИЗе [1], теперь работает в издательстве "Старый Большевик" по протекции Ильи ИОНОВА. При встречах, которые приходилось иметь с ним по делам СОЦЭКГИЗа в 1931-33 г.г. он обычно делился контрреволюционными сплетнями и слухами и всячески давал понять, что он не за партийное руководство и "с радостью вспоминает о днях былой борьбы". В то же <время> официально он старался "громче всех" выразить свою солидарность с линией партии. По всему складу своему это мелкий хамелеон, держащийся за теплое место, но готовый напакостить исподтишка. Большой приятель ВАРДИНА [2] в последние годы.

ЛЕНЬКОВ – очень активный троцкист, работавший на "Треугольнике". Кажется, в 1928 г. был арестован и выслан. В 1927 г. ТРОЦКИЙ козырял им как "представителем ленинградских рабочих" всюду, где только мог. В Ленинграде в 1928 г. мне говорили, что он – человек не только активных антисоветских установок с защитой "волынок" на предприятиях, но и вообще держится близко к "децистам".

ТУЖИКОВ – работавший на "Путиловце", активный участник троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока. В 1928 году резко возмущался подачей заявлений о возвращении в партию, требуя продолжения борьбы и приводя в "пример" ТРОЦКОГО. В 1929 г. он пребывал в таких же контрреволюционных настроениях и несомненно влиял на ряд других рабочих бывш<его> Нарвского района, связанных с зиновьевцами и троцкистами.

ЛЕОШКО – зиновьевец из б<ывшего> Нарвского района, в 1928 и 1929 г.г. вращался в зиновьевских кругах, поддерживал старые связи и знакомства. Что сталось с ним после, мне неизвестно.

 

Написано собственноручно – Г. САФАРОВ.

 

ДОПРОСИЛ:

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ НКВД СССР: ПЕТРОВСКИЙ

 

Верно:


 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 126, Л. 41-43.


[1] Так в тексте, правильно – "Соцэкгиз", государственное издательство социально-экономической литературы.

[2] В тексте ошибочно – "Вардана".

Comments