ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

САФАРОВА Г.И. от 26-го декабря 1934 года.


На поставленные мне следствием вопросы показываю:

В 1932 году, помнится, летом МАДЬЯР мне рассказывал о своей беседе с работником КИ – КРЕПСОМ, ведающим издательством иностранных рабочих. Но его словам, КРЕПС говорил ему, что положение в стране отчаянное, у ЦК нет линии, положение рабочих крайне тяжелое, а сказать ничего нельзя. МАДЬЯР приводил эту беседу как пример того, что "самые твердокаменные колеблются". Считаю необходимом также сообщить, что в марте 1928 г. ко мне в Ачинск Ильей БЯЛЫМ, работающим и по сие время в Иркутске, был направлен представитель группы железнодорожников-оппозиционеров в Иркутске. Фамилии его не помню, но это был пожилой рабочий лет под 50, среднего роста, плотный и широкоплечий. Эта группа, в большинстве, не вернулась в партию и была заражена резкими антипартийными и антисоветскими настроениями. Впоследствии БЯЛЫЙ был у меня несколько раз в Москве, в 1932 г., когда я развивал ему свои антипартийные взгляды, он разошелся со мной.

С ХАРИТОНОВЫМ я виделся летом 1933 г. не даче на ст<анции> Отдых. Он жил в соседней даче. Он в беседе жаловался на положение "бывших оппозиционеров", я сделал несколько антипартийных замечаний о делах в КИ. ХАРИТОНОВ поддакнул, и этим разговор кончился.

Николай ДМИТРИЕВ, работавший ранее в Саратове и добившийся затем возвращения в Ленинград, несомненно, принадлежал и принадлежит числу активных зиновьевцев. При посещениях Москвы, как мне известно, он постоянно бывал у ЕВДОКИМОВА и других.

Владимир ЛЕВИН вел в Ленинграде работу активного зиновьевца-организатора. В. РУМЯНЦЕВ был связан с ним. Он, по всем данным, был связующим лицом для большинства зиновьевцев в Ленинграде.

Виктор БУЛАХ – из группы зиновьевцев – бывших комсомольцев – также участник зиновьевской организации, всегда слепо веривший в своего "вождя".

Как помнится, при посещении меня ТОЛМАЗОВЫМ и СЕРЕДОХИНЫМ в КИ в 1933 г. СЕРЕДОХИН говорил о ГРЕМЖЕ, участнике троцкистско-зиновьевского контрреволюционного блока, что он "на старых позициях"

В группе М. НАТАНСОН активную роль играли, отличаясь своими сугубо-антипартийными настроениями и взглядами, ЕДВАБНЫЙ и ЖУЛИН, которые в 1928 году были крайне возмущены капитуляцией и распадом группы "безвожденцев".

Андрей МУШТАКОВ – постоянный собутыльник С. ГЕССЕНА и соучастник его контрреволюционных излияний во время пьянок, разложившийся и политически, и в бытовом отношении. "Официально" он стоял за партию, а на деле все его пьяно-дебоширские встречи с ГЕССЕНОМ, о которых в разговорах зиновьевцы часто поминали, сопровождались обычно контрреволюционной болтовней, чтениями гессеновских пасквилей и т.п.

С МРАЧКОВСКИМ в 1932 г. были связаны уральские троцкисты – Сергей БАРАНОВ и Матвей БЕЛЯЕВ. Первого я видел в половине 1932 г. на квартире у УФИМЦЕВА, куда был приглашен МРАЧКОВСКИМ для встречи. Он сновался – в контрреволюционном духе на "притеснения крестьянства". –


Написано собственноручно. – Г. САФАРОВ.


Допросили:


ЗАМ. НАЧ. СПО ГУГБ НКВД СССР – ЛЮШКОВ

НАЧ. I-го ОТД. СПО ГУГБ НКВД СССР – ПЕТРОВСКИЙ


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 171-175.

Comments