ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

САФАРОВА Г.И.

от 3 января 1935 года.


На поставленные следствием вопросы показываю:

Георгий ГОРБАЧЕВ – бывший меньшевик, активный зиновьевец, приятель ВАРДИНА и ЛЕЛЕВИЧА, а также ТАТАРОВА. Мне случалось ряд раз встречаться с ним на протяжении 1928-34 г.г. Он никогда не упускал случая засвидетельствовать, что он солидарен с ЗИНОВЬЕВЫМ и КАМЕНЕВЫМ и "страдает вместе с ними по случаю их угнетенного положения", как выражался он. ГОРБАЧЕВ – довольно яркий представитель окончательно разложившейся "околопартийной", то есть антипартийной литературной богемы, и для зиновьевцев он служил одним из каналов распространения контрреволюционных сплетен и провокационных слухов о "разногласиях в ЦК, о возможном кризисе руководства" и тому подобное. Он интересовался при всех встречах именно такого рода "новостями" и при его пристрастии к выпивкам и бесчисленным романам разносил раздобытые так или иначе сплетни в широком кругу своих литературных и обывательских знакомств. На литературном фронте он занимал самые правые позиции, был неизменно враждебен строительству социализма в одной стране и объяснял "все литературные несчастья" тем, что "крестьянскую страну по-аракчеевски не переделаешь". – "Нет той творческой культуры, что на Западе, да и откуда ей взяться?" После назначения КАМЕНЕВА в Институт литературы был очень доволен возможностью "близкого контакта" с ним и уже в 1934 г. в Ленинграде при встрече выражал удовольствие по поводу того, что и "ВОРОНСКОГО назначили директором Института Искусств". В этом разговоре он "пророчил", что КАМЕНЕВА скоро сделают академиком.

КРЕЙНОВИЧ – из группы зиновьевских бывших комсомольцев. РУМЯНЦЕВ еще в 1925-27 г.г. говорил об его "подозрительном социальном происхождении", но к румянцевской группе он был весьма близок, выполняя прежде всего всякие организационно-технические поручения. Связь свою с румянцевской группой он продолжал поддерживать до последнего времени и, кажется, ТОЛМАЗОВ в разговоре в 1933 г. в Коминтерне поминал его фамилию.

НОТМАН и ГАЙДЕРОВА [1] – старые активные зиновьевцы. О них говорил в 1933 г. в разговоре в Ленинграде Моисей ЯКОВЛЕВ. По всем данным, они были близко связаны с ним.

МАТОРИН – зиновьевец, ближе связанный с ГАЙДЕРОВОЙ, старался укрыть зиновьевские связи своей "профессорской" деятельностью.

БОЛЬШАКОВ – директор типографии "Ленинградской Правды", в период 1925-27 г.г печатал антипартийные документы мне и Вл<адимиру> МАТВЕЕВУ. Предполагаю, что он продолжал до последнего времени связь с МАТВЕЕВЫМ.


Собственноручно написано – Г. САФАРОВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 1-го отд. СПО ГУГБ НКВД СССР: ПЕТРОВСКИЙ


верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 126, Л. 50-51.


[1] В тексте ошибочно – "Гайдарова".

Comments