ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

САФАРОВА Г.И., от 3 января 1935 года.


ВОПРОС: Расскажите следствию, что Вам известно о ЧАРНОМ?

ОТВЕТ: ЧАРНЫЙ – один из активных зиновьевцев Василеостровского района. В 1928 и 1929 годах он поддерживал связь с другими зиновьевцами своего района, в частности, с умершим ШЕНБЕРГОМ [2], с Моисеем ЯКОВЛЕВЫМ и, наверно, встречался с А. ГЕРТИКОМ. Тогда зиновьевцы считали его "своим человеком". В 1930-31 г.г. он, как передавал, кажется, М. ЯКОВЛЕВ, перешел к троцкистам и, если не ошибаюсь, был арестован с группой троцкистов. Затем я о нем услышал, помнится, в 1933 г. в связи со следующим – ГОРДОН из Ростова с возмущением рассказывал мне, зайдя ко мне на квартиру, о том, что ПЕКАРЬ-ОРЛОВ "донес" на ЧАРНОГО, пришедшего "поделиться с ним мыслями о желательности создания общества старых рабочих в целях борьбы с разбавлением рядов рабочего класса выходцами из деревни". Об этом же мне приходилось слышать и от других зиновьевцев, кажется, А. КУКЛИНА, Ник<олая> ДМИТРИЕВА, – в таких же тонах резкого осуждения ПЕКАРЯ-ОРЛОВА и сочувствия ЧАРНОМУ. В это же время в зиновьевских кругах имел широкое хождение тезис ЗИНОВЬЕВА–СМИЛГИ об окрестьянивании пролетариата и потере им "классового нутра" в результате втягивания на фабрики и заводы новых кадров. ЧАРНЫЙ – большой руки болтун и любитель оригинальничанья, несомненно оставшийся верным старым антипартийным и антисоветским установкам троцкистско-зиновьевского блока, навряд ли "самостоятельно" пришел к идее об "окрестьянивании" пролетариата. Более вероятным представляется, что он, подхватив понравившуюся ему перерожденческую идею, стал искать своих "оригинальных" практических способов применения ее. Очень вероятно, что перед тем, как пойти к ПЕКАРЮ-ОРЛОВУ, известному, как поддерживающему искренне линию партии, он советовался с отдельными зиновьевцами, в частности, с КУКЛИНЫМ, слывущим у зиновьевцев знатоком кадровой рабочей массы. Его разговор с ПЕКАРЬ-ОРЛОВЫМ, вероятно, был попыткой прощупывания возможностей реализации проекта организации общества старых рабочих. Единодушное и быстрое реагирование зиновьевцев на привлечение ЧАРНОГО в ЦКК говорит в пользу этого. ЧАРНЫЙ постоянно двурушничал, прикидываясь преданным сторонником генеральной линии партии и используя для этого свою дружбу с ОРЛОВИЧЕМ, а с другой стороны – ведя контрреволюционную работу против партии. Его ближайшими друзьями были ШЕНБЕРГ, ШАХНОВИЧ [2], но виделся он, разумеется, не только с ними.


Написано собственноручно – Г. САФАРОВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ НКВД СССР – ПЕТРОВСКИЙ


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 126, Л. 46-47.


[1] Возможно, правильный вариант написания фамилии – Шейнберг. Так он значится в протоколе допроса Б. Сахова от 30 декабря 1934 г., где Сахов называет его братом своей жены.

[2] В тексте ошибочно – "Шакнович".

Comments