ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

СЕВЕРОВА Петра Петровича от 25/XII-1934 г.

(дополнительно).


Вопрос: Что можете показать о к.-р. деятельности МИРОНОВА Георгия?

Ответ: Еще в период XIV съезда МИРОНОВ был одним из руководителей фракционной борьбы против партии в Петроградском районе. Он был инициатором нелегальных собраний, печатания нелегальных документов и т.д. Особую энергию он проявил в деле к.-р. обработки молодежи и вовлечения их в борьбу против партии. Как один из наиболее видных работников оппозиции он непосредственно был связан с тогдашним оппозиционным секретарем Райкома – ФЛИОРОМ. После того, как нас за оппозиционную работу откомандировали из Ленинграда, мы с МИРОНОВЫМ попали в Псков. Это было в феврале 1926 года. Здесь МИРОНОВ с новой энергией продолжал фракционную работу. Он совместно с МАТОРИНЫМ [1] сколотил группу зиновьевцев и стал одним из руководителей Псковского зиновьевского подполья. В эту группу вошли: я – СЕВЕРОВ, ПЕКАРЬ ДавидЗВЕЗДОВ, МАТОРИН и ряд других. МИРОНОВ и здесь отличался своей непримиримостью. Помню такой случай: узнав о том, что у меня появились некоторые колебания, МИРОНОВ специально приехал в Холм (где я тогда находился) с тем, чтобы повлиять на меня в смысле преодоления этих колебаний. За все время пребывания своего

в Пскове МИРОНОВ не прекращал фракционной работы. В Ленинград МИРОНОВ вернулся, кажется, в 1928 году и стал возобновлять свои старые оппозиционные связи. Еще до своего окончательного переезда в Ленинград МИРОНОВ наездами из Пскова стал нащупывать связи. В числе других он возобновил связь со мною. В беседах, относящихся к этому времени, МИРОНОВ в несколько завуалированной форме объяснял необходимость возвращения в партию соображениями сохранения своих кадров от идейного и организационного разброда. Позже он, кажется, поддерживал связь с НАТАНСОН М[2], с активным оппозиционером ЦУНСКИМ и другими, фамилии которых не помню. Встретился я еще с МИРОНОВЫМ в 1930 году. Он задал мне ряд вопросов о моей работе, личной жизни, настроениях, в общем, впечатление такое у меня сложилось, что он меня прощупывает.

Вопрос: Следствие располагает данными, что на одном из собраний членов к.-р. зиновьевской организации обсуждался вопрос о выводе ЗИНОВЬЕВА из редакции "Большевика". Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: Да, подтверждаю. Это было осенью 1934 года, у меня на квартире присутствовали члены организации: я – СЕВЕРОВ, ПОПОВ Георгий и АНТОНОВ. В процессе беседы мною был полнят вопрос об исключении ЗИНОВЬЕВА из состава редакции "Большевика". Этот факт мы расценили как продолжение старого курса руководства партии на отсечение ЗИНОВЬЕВА от руководства, на отстранение его от какой бы то ни было работы.


Записано с моих слов правильно.


П. СЕВЕРОВ.


ДОПРОСИЛ 


НАЧ. I ОТД. СПО УГБ ЛУЛОВ.


верно: Чурбанова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 202-203.


[1] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Моториным".

[2] В тексте ошибочно – "Натансоном М.".

Comments