ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


Копия.

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

1934 года, декабря мес<яца>, 16 дня я, Уполномоченный СПО ГУГБ ЗАЙКО допросил гр<аждани>на ШИРЯЕВА Дмитрия Игнатьевича

(ДОПОЛНИТЕЛЬНО)


ВОПРОС: Следствием вскрыто существование к.-р. зиновьевско- троцкистской организации и Ваше участие в ней. Подтверждаете ли Вы это?

ОТВЕТ: Да, подтверждаю, что я действительно состоял участником зиновьевско- троцкистской к.-р. организации и что, давая показания от 15-го декабря, я пытался скрыть от следствия существование ее.

ВОПРОС: Что Вам известно о возникновении к.-р. организации зиновьевцев?

ОТВЕТ: Отказ от своих антипартийных взглядов и от борьбы с партией в послесъездовский (XV) период ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА, а по их указанию и всех нас – зиновьевцев, был фактически маневром, рассчитанным на то, чтобы обмануть партию и сохранить свои силы от разгрома. Связь, которая существовала между участниками зиновьевской группы до XV съезда, сохранилась до последнего времени и вылилась вскоре после съезда в форму нелегальной, существовавшей в течение всех последних лет контрреволюционной организации зиновьевцев.

После съезда на квартире у ЕВДОКИМОВА, с которым я был наиболее тесно связан, происходили регулярные встречи и сборища зиновьевцев – ГЕССЕН, БАКАЕВ, НАУМОВ, НАТАНСОН Мария и др<угие>; из молодежи – РУМЯНЦЕВ, ТАРАСОВ Петр и МАНДЕЛЬШТАМ Сергей и др<угие>, – где широко обсуждались вопросы, связанные с положением, которое создалось для зиновьевцев; вырабатывалась линия поведения зиновьевцев. Большие дебаты были вокруг вопроса о возвращении в партию. Помню, что ГЕССЕН, колебавшийся первое время, стал затем доказывать необходимости возвращения в партию независимо от своих взглядов. Установка его была такова, что надо, оставаясь при своих взглядах и скрывая их от партии, возвращаться в партию для сохранения сил в будущей борьбе. В подтверждение того, что возвращение в партию зиновьевцев, особенно их "вождей" и актива, было явно обманным и двурушническим, считаю необходимым сообщить следствию следующие факты:

1. После возвращения в партию продолжалась обработка и воспитание зиновьевцев, особенно молодежи в антипартийном и прямо контрреволюционном духе. На одном из сборищ на квартире у ЕВДОКИМОВА зимой 1928 г., где присутствовали зиновьевцы – ШАДРИН, НАТАНСОН, ТАРАСОВ, я – ШИРЯЕВ и др<угие>, фамилии не помню, ГЕССЕН декламировал контрреволюционные стихотворения, восхвалял авторов этих стихотворений, давал нам списывать их. Кстати, часть из них я хранил до момента ареста вместе с другими антипартийными и контрреволюционными документами (платформа "13-ти", "Социалистический Вестник", газета "Дни" и другие) как архив.

2. После возвращения в партию зиновьевских "вождей" давалась директива о сохранении фракционных документов, так, например, когда я обращался к ЕВДОКИМОВУ – как быть с теми фракционными документами (платформа "13-ти", обращение ЗИНОВЬЕВА к рабочим по поводу демонстрации у дворца УРИЦКОГО во время юбилейной сессии в 1927 г. и др<угие>), которые я получил от него в предсъездовский период, он дал директиву – документы сохранить. Такие же директивы давались и другим зиновьевцам.

3. После переезда ЕВДОКИМОВА в Москву постепенно начал туда стягиваться зиновьевский актив, и у него по-прежнему стали происходить сборища. Почти в каждый свой приезд в Москву я наблюдал, что его систематически посещали: БАКАЕВ, КУКЛИН, ГЕССЕН и др<угие>. На этих сборищах и встречах велись разговоры на политические темы, как правило, с критикой мероприятий партии по тем или иным вопросам. Особую активность в этом направлении проявлял ГЕССЕН. Помню, как он злобно иронизировал по поводу прочитанного им в одной из книг объявления под общим заголовком – "классики марксизма о коллективизации", где вместе с изданиями МАРКСА и ЛЕНИНА были перечислены издания т.т. СТАЛИНА и ЯКОВЛЕВА.

4. Как и было обусловлено так называемыми зиновьевскими "вождями", – ЕВДОКИМОВ и др<угие>, уже возвратясь в партию, вели внутри партии прямую двурушническую работу.

Вскоре после исключения из партии ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА в связи с делом СЛЕПКОВА и др<угих> я имел беседу с ЕВДОКИМОВЫМ, причем он, явно сожалея о случившемся, доказывал несправедливость решения ЦК ВКП(б), однако когда он узнал, что жена БАКАЕВАКОСТИНА открыто выступила на партсобрании завода, где она работала, в защиту ЗИНОВЬЕВА, он обрушился как на нее, так и на БАКАЕВА за открытое выступление и голосование против исключения ЗИНОВЬЕВА, дал директиву – открыто по этому поводу не выступать, дабы не обнаружить связи с ЗИНОВЬЕВЫМ и поддержку его. Разговор этот происходил при мне в квартире ЕВДОКИМОВА.

ВОПРОС: Назовите, кто входит в Ленинградский центр к.-р. зиновьевско-троцкистской организации?

ОТВЕТ: По условиям конспирации наша организация строилась таким образом, что все члены организации знать друг друга не могли. Я лично был связан с МЯСНИКОВЫМ, Николаем Петровичем, как с представителем руководящего Ленинградского центра. Со слов МЯСНИКОВА мне известно, что ЛЕВИН Владимир играет в организации видную роль.

ВОПРОС: Кто Вам известен из состава Московского центра организации?

ОТВЕТ: Из состава Московского центра организации мне известны: 1. ЕВДОКИМОВ Г.Е., 2. БАКАЕВ И.П., 3. КУКЛИН А. и предполагаю, что в составе центра был ШАРОВ. Если он не член центра, то во всяком случае близко к нему стоит.

ВОПРОС: Следствию известна Ваша тесная связь с членом Московского центра к.-р. организации ЕВДОКИМОВЫМ. Расскажите о характере этой связи?

ОТВЕТ: Поскольку я стоял близко к ЕВДОКИМОВУ, часто бывал в Москве по роду своей службы, естественно, я служил своего рода связью между ленинградцами и москвичами. В свои наезды в Москву я получал соответствующую информацию от ЕВДОКИМОВА о том, что делают ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, о их настроении и т.д. Приезжая в Ленинград, я передавал обо всем этом МЯСНИКОВУ.

В свою очередь, МЯСНИКОВ передавал через меня все, что может интересовать ЕВДОКИМОВА. В частности, ЕВДОКИМОВ расспрашивал, как расставлены в Ленинграде зиновьевские кадры – где кто находится; где находятся и работают люди, с которыми я совместно участвовал в фракционной работе в студенческие годы. Интересовался ШАДРИНЫМ, ЗАХАРОВЫМ и др<угими>, расспрашивал о моих встречах с ними; расспрашивал о настроениях ленинградских рабочих и о положении в парторганизации, в которой я состоял.

ВОПРОС: Кто Вам известен или кого Вы подозреваете в участии в к.-р. организации зиновьевцев?

ОТВЕТ: Кроме перечисленных уже мною членов контрреволюционной организации зиновьевцев – ЕВДОКИМОВА, БАКАЕВА, ГЕССЕНА, КУКЛИНА, ШАРОВА, МЯСНИКОВА, ЛЕВИНА, – могу назвать известных мне участников организации – САХОВА – работает в Москве а Прокуратуре; ТАРАСОВА Петра, работает в Кузнецкстрое нач<альником> прокатного цеха Сталинского Металлургического з<аво>да; ЗАЛУЦКОГО Петра – работает в Москве; ШАДРИНА, М.В. – работает в Кузнецкстрое главным энергетиком Сталинского Металлургического завода. Кроме того, мне известны как члены к.-р. организации в период после XV съезда ВКП(б) – НАУМОВ – работает в Москве; РУМЯНЦЕВ – Секретарь Выборгского Райсовета; МАНДЕЛЬШТАМ С.; ЗАХАРОВ Николай – работает в Сталинграде; МЕЕРСОН Илья – работает в Ленинграде в каком-то Гидрологическом или Гидротехническом институте; САВЧЕНКО (женщина, имя не помню) – в 1928 г. была студенткой Политехнического Института; ЯКОВЛЕВ, по имени, кажется, Моисей (муж САВЧЕНКО), был преподавателем в Политехническом институте. Состоят ли перечисленные лица в настоящее время в к.-р. организации, я не знаю. Думаю, что часть из них не изменила<сь> в своих антипартийных взглядах и остается участниками к.-р. организации.

ВОПРОС: Что Вы можете показать по поводу убийства тов. КИРОВА, совершенного НИКОЛАЕВЫМ Леонидом, членом к.-р. организации зиновьевцев, по заданию организации?

ОТВЕТ: Систематическое воспитание членов организации в духе ненависти к руководителям ВКП(б) и особенно к тов. СТАЛИНУ, конечно, создавало почву для террористических настроений. Убийство тов. КИРОВА – НИКОЛАЕВЫМ является прямым следствием этих террористических настроений у членов организации. Политическую и моральную ответственность за убийство тов. КИРОВА – должна нести наша организация и каждый ее член в отдельности. Лично НИКОЛАЕВА я не знал, мне также не было известно, что он член к.-р. организации зиновьевцев.


Протокол мною прочитан, записан с моих слов правильно.


Д. ШИРЯЕВ


ДОПРОСИЛ:


УПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО ГУГБ – ЗАЙКО.


Верно: нрзб



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 120, Л. 75-79.

Comments