ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДМИТРИЕВА ТИМОФЕЯ ДМИТРИЕВИЧА,

от 24-го декабря 1934 г.


ДМИТРИЕВ Т.Д. – 1887 г<ода> рожд<ения>, б<ывшей> Смоленской г<убернии>, Гжатского у<езда>, дер. Дегтярка, отец крестьянин-середняк. Русский, гр<ажданин> СССР. Гор. Ростов<->н<а->Д<ону>, Ворошиловский прос., д. № 54/101, кв. 134. Зав<едующий> отд<елом> экономики труда и кадров Аз<ово->Черн<оморского> конс<е>р<вного> треста. Жена – Надежда Георгиевна СЛАВИНА – секретарь Сельхозотдела Аз<ово->Черн<оморского> крайкома ВКП(б) в г. Ростове, член ВКП(б). Зарплата. Низшее. Член ВКП(б) с 1915 г. XV съездом ВКП(б) исключен из партии за фракционную работу. В августе 1928 г. восстановлен ЦКК. Состоит на учете в Ростовском Военкомате. 8-а.


Вопрос: Что Вам известно о существовании зиновьевской организации?

Ответ: Идейно-политический разгром троцкистско-зиновьевского блока не прекратил, однако, существования зиновьевского подполья. Заявления, которые мы после нашего исключения из партии XV съездом (я в том числе), – подавали, начиная с отказа от фракционной работы, продолжая признанием правильности линии партии и кончая осуждением своих принципиальных позиций и клятвами в верности руководству партии, – все это от начала до конца было маневром, рассчитанным: на возвращение в партию, на  сохранение зиновьевских кадров, на продолжение своей к.-р. работы против партии в новых, изменившихся условиях. Этими соображениями мы и руководствовались, когда после нашего исключения из партии в Москве, преимущественно на квартире ГЕРТИКА, составляли эти заявления. Эти положения были сформулированы ЗИНОВЬЕВЫМ, КАМЕНЕВЫМ, ЛАШЕВИЧЕМБАКАЕВЫМГЕРТИКОМ и другими и передавались в качестве директивы зиновьевского центра. Эту директиву я после своего приезда в Ленинград (после XV съезда) передал ЛЕВИНУ Влад.МЯСНИКОВУ, ШУРЫГИНУ, КОСТРИЦКОМУ и друг<им>, которые полностью ее одобрили.

Осуществляя эту директиву, практически работая в направлении консолидации наших кадров, налаживая связь между зиновьевцами в Ленинграде, Москве и др<угих> городах, устанавливая контакт между зиновьевскими группами с московскими лидерами, лично ЗИНОВЬЕВЫМ, в частности, – мы примерно к 1929 г. восстановили к.-р. зиновьевскую организацию, существовавшую вплоть до последнего времени.

Вопрос: Кто входил в руководящий центр к.-р. зиновьевской организации в Ленинграде?

Ответ: Оформление руководящего центра ленинградской к.-р. зиновьевской организации относится к периоду после XV съезда. В этот центр вошли: ЛЕВИН ВладимирМЯСНИКОВ Николай, ШУРЫГИН и я – ДМИТРИЕВ. Близко к центру стояли: РЭМ, КОСТРИЦКИЙ. Совещания центра происходили частично у меня (я жил тогда в Астории), но главным образом у ЛЕВИНА Владимира на Надеждинской ул.

В 1930 г. я был откомандирован в Ростов<->н<а->Д<ону>. Живя в Ростове, я продолжал поддерживать письменную и личную связь с членами центра ЛЕВИНЫМ и МЯСНИКОВЫМ вплоть до 1934 г. Из этой связи мне известно, что ленинградский центр существует до сих пор.

Вопрос: Что Вы можете показать о московском центре к.-р. зиновьевской организации и его связи с ленинградской организацией?

Ответ: Московский центр к.-р. зиновьевской организации существует в составе: ЗИНОВЬЕВА, КАМЕНЕВА, БАКАЕВАЕВДОКИМОВАКУКЛИНАГЕРТИКА. До момента моего отъезда из Ленинграда (1930 год) связь ленинградской организации с московским центром осуществлялась преимущественно через меня и ЛЕВИНА Вл. В это время я дважды ездил в Москву и был принят ЗИНОВЬЕВЫМ: один раз у него в Центросоюзе, а другой в его квартире по Калошинскому пер [1]. По возвращении из Москвы я информировал ЛЕВИНА Вл. об установках, полученных от ЗИНОВЬЕВА, – сводящихся, главным образом, к необходимости сохранения кадров и накоплению сил.

Мои поездки к ЗИНОВЬЕВУ облегчились тем, что мы работали в одной системе: я в Севзапсоюзе в Ленинграде, а он в Центросоюзе.

Вопрос: Какие указания Вы получили от Ленинградского центра к.-р. зиновьевской организации перед Вашим отъездом в 1930 году в Ростов?

Ответ: Перед моим отъездом из Ленинграда в Ростов (это было в октябре 1930 года) мы с ЛЕВИНЫМ условились держать личную и письменную связь. ЛЕВИН сообщил мне, что в Ростове находятся некоторые активные зиновьевцы, в частности, Николай ГОРДОН, с которым он мне рекомендовал связаться в интересах развертывания работы на месте.

Вопрос: С кем из членов московского центра Вы виделись перед своим отъездом в Ростов и какие директивы Вы от них получили?

Ответ: Перед своим отъездом в Ростов я заехал в Москву и побывал у членов центра ЗИНОВЬЕВА и КУКЛИНА. Я пошел к ЗИНОВЬЕВУ как к авторитетному руководителю за советом и директивой. Принял он меня у себя в квартире на Калошинском переулке. Я рассказал ему, что меня посылают на работу в Ростов. Он одобрительно отозвался и посоветовал не терять с ним связи и крепить связь с единомышленниками вообще. Я не помню деталей его инструктажа, но смысл был такой: "Надо сидеть и выжидать”.

С той же целью, что и ЗИНОВЬЕВА, я затем посетил КУКЛИНА в его квартире на Плющихе. Он одобрил мой переезд в Ростов и сообщил мне, что там (в Ростове) находится группа активных зиновьевцев: ГОРДОН Николай, ГЛЕБОВ-АВИЛОВ, ПЕКАРЬ-ОРЛОВ, – с которыми он мне рекомендовал связаться по приезде в Ростов. Тут же мы условились с КУКЛИНЫМ поддерживать связь с Ростовом через меня.

О деятельности ростовской группы в период 1930-1934г.г., ее связи с московским центром и дополнительно о деятельности ленинградской к.-р. зиновьевской организации в 1934 году, – я покажу дополнительно.


Записано с моих слов правильно, мною прочитано – 


Т. ДМИТРИЕВ.


Допросил: 


НАЧ. 1 ОТД. СПО (ЛУЛОВ)


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 121, Л. 130-133.


[1] На самом деле – Калошин переулок.

Comments