ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ОЧНОЙ СТАВКИ

Между обвиняемым БОГРАЧЕВЫМ С.Н. и свидетелем АНИКИНЫМ Д.А.,

произведенной 6 января 1935 года.


Вызванные на очную ставку обвиняемый БОГРАЧЕВ С.Н. и свидетель АНИКИН Д.А. после подтверждения личного знакомства между собой показали: 

Вопрос АНИКИНУ: Что Вам известно об антипартийной контрреволюционной деятельности БОГРАЧЕВА после XV съезда партии?

Ответ АНИКИНА: Сталкиваясь по совместной работе с БОГРАЧЕВЫМ в системе "Ленинградодежда", я наблюдал, что БОГРАЧЕВ на протяжении ряда лет, будучи директором этого объединения, группирует в "Ленинградодежде" участников быв<шего> троцкистско-зиновьевского блока. Так, им были привлечены к работе в системе "Ленинградодежда" следующие активные оппозиционеры:

1. В 1927 году БОГРАЧЕВ перевел в "Ленинградодежду" активного троцкиста МОМОТА, до этого работавшего на швейной фабрике им. Володарского.

2. После возвращения в Ленинград из ссылки активного зиновьевца КОРШУНОВА БОГРАЧЕВ принял его на работу в "Ленинградодежду", назначив директором фабрики "Красный Парус".

3. В 1931 г. БОГРАЧЕВ принял на работу в "Ленинградодежду" и назначил директором фабрики им Мюнценберга активного троцкиста ШВАРЦА.

Кроме того, БОГРАЧЕВ всячески продвигал на работе скрытых участников быв<шей> троцкистско-зиновьевской оппозиции АГРАНОВСКОГО и КУБЛАНОВА, содействуя назначению первого – в качестве директора объединения "Ленинградодежда", и второго – в качестве директора фабрики им. Володарского. 

Вопрос БОГРАЧЕВУ: Подтверждаете ли Вы изложенные показания АНИКИНА?

Ответ БОГРАЧЕВА: Я подтверждаю, что КОРШУНОВ был принят мною в "Ленинградодежду" после его возвращения из ссылки и назначен директором фабрики "Красный Парус". Подвтерждаю также, что МОМОТ – бывш<ий> троцкист, был в 1927 году переведен мною в "Ленинградодежду" с фабрики им. Володарского. Что касается назначения ШВАРЦА директором фабрики им. Мюнценберга, я подтверждаю, что накануне моего ухода из "Ленинградодежды" в 1932 году я рекомендовал АГРАНОВСКОМУ, назначенному на мое место, выдвинуть ШВАРЦА на должность директора фабрики. О причастности ШВАРЦА к троцкистской оппозиции мне ничего не известно.

Подтверждаю также, что КУБЛАНОВ был назначен мною директором швейной фабрики им. Володарского, а АГРАНОВСКИЙ – рекомендован мною в качестве руководителя "Ленинградодежды". О политических взглядах АГРАНОВСКОГО и КУБЛАНОВА мне известно со слов самого АГРАНОВСКОГО, что в 1927 году во время юбилейной сессии ЦИК СССР оба они ходили на какое-то конспиративное совещание троцкистов, на котором выступал ТРОЦКИЙ. Из этого факта, а также и по другим отдельным разговорам с АГРАНОВСКИМ и КУБЛАНОВЫМ можно было судить, что в период острой фракционной борьбы с партией троцкистско-зиновьевского блока у них были политические настроения, колебавшиеся в сторону оппозиции.

Вопрос АНИКИНУ: Укажите известные Вам факты антипартийных, контрреволюционных выступлений БОГРАЧЕВА?

Ответ АНИКИНА: В конце декабря 1930 года или в начала января 1931 года я, зайдя как-то в кабинет директора фабрики им. Володарского, застал там БОГРАЧЕВА, АГРАНОВСКОГО, КУБЛАНОВА и ШЕЙНИНА.

Во время разговора, касавшегося вывода КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА из состава руководящих партийных органов, БОГРАЧЕВ заявил, что считает величайшей ошибкой отсечение ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА от руководства партии как "подлинных ленинцев и создателей партии, испытанных в борьбе за победу партии". По словам БОГРАЧЕВА, замена КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕВА другими лицами, в частности, т.т. КАЛИНИНЫМ и ВОРОШИЛОВЫМ, губительно отзовется на руководстве партии. Тогда же БОГРАЧЕВ оскорбительно и клеветнически отзывался о т.т. КАЛИНИНЕ и ВОРОШИЛОВЕ.

Говоря о политической линии партии, БОГРАЧЕВ указал, что сейчас между партией и б<ывшей> оппозицией нет никаких разногласий, так как партия якобы осуществляет программу оппозиции, развивая индустриализацию и громя кулачество. Таким образом, из его выступления вытекало, что партия целиком восприняла на практике платформу оппозиции.

Вопрос БОГРАЧЕВУ: Подтверждаете ли Вы обстоятельства и содержание Вашего контрреволюционного клеветнического выступления, изложенного в показаниях АНИКИНА?

Ответ БОГРАЧЕВА: Я отрицаю факты, изложенные в показаниях АНИКИНА, и заявляю, что не выступал с антипартийными заявлениями в кабинете директора швейной фабрики им. Володарского.

Вопрос БОГРАЧЕВУ: Следствие требует от Вас правдивого ответа по поводу вашей контрреволюционной антипартийной деятельности, установленной конкретными фактами, в том числе, и Вашими собственными показаниями?  

Ответ БОГРАЧЕВА: Я еще раз заявляю, что все мои действия и выступления не считаю ни контрреволюционными, ни антипартийными. 


Ответы на вопросы с наших слов записаны верно и нами прочитаны.


БОГРАЧЕВ.                                       АНИКИН.


Очную ставку производил 


ПОМНАЧ ОО ГУГБ НКВД ГЕНДИН.


Верно: Чурбанова



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 127, Л. 59-62.

Comments