ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПОКАЗАНИЯ

ЕВДОКИМОВА Григория Еремеевича

14/1-1935 года.


По вопросу об отношении Александра Андриановича КОРОЛЕВА к подпольной контрреволюционной организации зиновьевцев.

КОРОЛЕВ в 25-27 г.г. принадлежал к ленинградскому активу зиновьевско-троцкистского блока. После этого до 29 или даже 30 г. я с ним не встречался. Он работал в это время где-то в Средней Азии. Связи мои с ним возобновились после того, как он вернулся в Ленинград. Мне сейчас довольно трудно вспомнить точно о его настроениях в то время (29-30 год), во всяком случае, это было настроение человека, не изжившего до конца своих антипартийных взглядов. Последующее время 30-32 год я с ним встречался редко, его настроения несмотря на то, что он очень увлекался учебой (он учился одновременно в Промакадемии и Электротехническом институте), остались такими же, как в 29-30 г.г., т.е. настроениями человека, не изжившего до конца своих антипартийных взглядов. Чаще я стал с ним встречаться в период 33-34 г.г. Он в это время работал директором Днепростройского алюминиевого комбината и, приезжая в Москву по делам комбината, обычно останавливался у меня. Летом 34 года он жил на моей квартире с небольшими перерывами – месяца полтора. Он был в это время снят с работы на Днепростройском алюминиевом комбинате и вел переговоры с Наркоматом о новом назначении. За время работы на Днепровском алюминиевом комбинате он был целиком охвачен этой работой, и наши разговоры большей частью посвящены были этому строительству. Что касается политических вопросов, то я от него своих взглядов не скрывал, но он обычно говорил, что его дело строить заводы и ими управлять, а не заниматься высокой политикой. Но против моих антипартийных оценок положения не возражал, хотя говорил, что в общих политических вопросах плохо разбирается. Из его настроения за время последнего его пребывания у меня заслуживает внимания его резкие преувеличен­ные характеристики бюрократизма и карьеризма в советском и партийном аппарате, что он объяснял недостаточной вну­трипартийной демократией. Он прямого отношения к подполь­ной зиновьевской организации в Москве не имел, но он знал о наших настроениях, встречах, разговорах и встречался у меня на квартире с другими членами московской подпольной к.-р. зиновьевской организации. Все это заставляет отнести его, несмотря не выше характеризованную мною его неко­торую аполитичность, к числу тех бывших зиновьевцев, кото­рые не изжили своих антипартийных настроений. Бывал он за это время (33-34 г.) и в Ленинграде, но встречался ли в Ленинграде с кем-нибудь из членов зиновьевской подпольной организации и говорил ли мне об этом, я сейчас не помню. Знаю только точно, что в Ленинграде он встречался с другим активным участником бывшего зиновьевско-троцкистского блока Николаем СМИРНОВЫМ.


Написано собственноручно – Г. ЕВДОКИМОВ.


ДОПРОСИЛ: РУТКОВСКИЙ


Верно:



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 134, Л. 234-235.

Comments