ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ НАЗАД К ПЕРЕЧНЮСЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПОКАЗАНИЯ ТАРАСОВА, Ивана Ивановича, 6/1-1935 года.


На поставленные мне следствием вопросы показываю:

В. СОБОЛЬ. Не видел его очень давно, лет 7. Припоминаю его как человека с крайними настроениями.

ГУРАЛЬСКИЙ. Был до XV съезда одним из самых активных оппозиционеров и, насколько помню, имел, кажется, международные оппозиционные связи. Ничего не знаю о нем с XV съезда.

КОЖУРО. Жена ГУРАЛЬСКОГО. Все время принимала активное участие в оппозиции. После XV съезда ничего о ней не слышал.

ИОХЕЛЬ. Видел его последний раз примерно в конце 1933 г. у ЯКОВЛЕВА Николая на квартире – в Москве, где узнал, что во время последней чистки партии ИОХЕЛЬ был исключен за то, что на самой чистке отставал мысль, что зиновьевская оппозиция гораздо лучше троцкистов и что не надо их между собой путать. Такое высказывание безусловно свидетельствует о том, что человек еще целиком находится во власти к.-р. идей зиновьевщины. Также я слышал, что до чистки он работал в каком-то рыбном объединении. За все время после 15-го съезда видел его в 1928 г. в Ленинграде и вот у ЯКОВЛЕВА – второй раз. Где он теперь, не знаю.

МАДЬЯР. Если сказать о нем коротко, то это – тайный советник всех антипартийных фракций и группировок – таким именно он запечатлелся у меня со времен зиновьевской оппозиции до 15-го съезда и первое время (в 1928 г.) после 15-го съезда. Он всегда был связан чуть ли не со всеми антипартийными течениями и мог подробно рассказать, что делается внутри "чистых" троцкистов, и одновременно что делается в штабе зиновьевцев. В глазах партии он всегда как-то оставался непогрешим. МАДЬЯРА я не видел с 1928-29 г.г.

ДМИТРИЕВ Николай. 1-1½ года тому назад был совершенно определенно настроен за безусловное привлечение ЗИНОВЬЕВА к руководству партии, у него чувствовалась враждебность к руководству партии.

БУЛАХ, РОЗОВСКИЙ. Первое время после 15-го съезда, кажется, посещали ЗИНОВЬЕВА (см<отри> мои показания).

ГРИНБЕРГ. Полагаю, что до последнего времени был связан с ЗИНОВЬЕВЫМ (см<отри> мои показания).

ВУЙОВИЧ. Не видел его лет 5. Принадлежал во время оппозиции к числу наиболее активных оппозиционеров с широкими международными связями.

БУДЗИНСКАЯ (жена ВУЙОВИЧА). Активная оппозиционерка, до 15 съезда – с международными связями. Не видел ее тоже лет 5-6.

ДОМБСКИЙ – поляк. Помню его как активного оппозиционера с международными связями. Он был тесно повседневно связан с полькой (фамилию не помню), жившей на М. Лубянской ул<ице>. Звали эту польку, как будто, Зося.

И ДОМБСКИЙ, и Зося близко были связаны с ВУЙОВИЧЕМ и БУДЗИНСКОЙ. И ДОМБСКОГО, и Зосю не видел лет 6.

КУШНЕР Борис. Приятель Муси НАТАНСОН и НАУМОВА. Во время троцкистско-зиновьевской оппозиции, как будто, формально к ней не принадлежал, но сочувствовал и через НАТАНСОН был с ней связан. Позже он, как я слышал от кого-то (вероятно, от НАУМОВА), он был связан с правой оппозицией.


И. ТАРАСОВ.


ДОПРОСИЛ:


НАЧ. 6 ОТД. СПО ГУГБ НКВД СССР – КОРКИН.


Верно: Хватов



РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 134, Л. 80-82.

Comments