ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЯКОВЛЕВА, Моисея Наумовича от 22 мая 1936 г.

 

ЯКОВЛЕВ М.Н., 1897 года рождения, уроженец г. Мстиславля, БССР, арестован 12 декабря 1934 года, за участие в зиновьевской контрреволюционной организации. До ареста работал зам<естителем> пред<седателя> Монгольского и Тихоокеанского комитета Академии Наук.

 

Вопрос: На допросе 18 апреля с<его> г<ода> Вы пока­зали о том, что в октябре 1932 года передали на хранение зиновьевке ХОРЬКОВОЙ записки в Ваш адрес от расстрелянных в 1935 году членов террористи­ческого центра ЛЕВИНА [1] и В. РУМЯНЦЕВА [2].

Расскажите, когда и как Вы получили эти до­кументы от ЛЕВИНА и РУМЯНЦЕВА.

Ответ: В конце 1928 года записку от Вл. ЛЕВИ­НА мне принес участник нашей организации НОТМАН; записку от РУМЯНЦЕВА – участник организации ЛЕВИН Михаил.

Вопрос: С какой целью Вы хранили эти документы?

Ответ: Никакой определенной цели у меня не было, однако, я должен признать, что хранение этих записок В. ЛЕВИНА и РУМЯНЦЕВА изобличает меня как участника зиновьевской контрреволюционной организации.

Вопрос: Почему Вы передали документы на хранение ХОРЬКОВОЙ?          

Ответ: Потому что меня предупреждали о возможности моего ареста, о чем я дал показания 18 апреля 1936 года.

Вопрос: На всем протяжении следствия Вы скрываете свое участие в троцкистско-зиновьевской контрреволюционной организации по день Вашего аре­ста в декабре 1934 года.

Вам предлагается дать правдивые показания об этом.

Ответ: Признаю, что до сих пор я не дал полных показании о своей контрреволюционной дея­тельности. Действительно, вплоть до ареста в декабре 1934 года я был участником зиновьевской контрреволюционной организации в Академии Наук.

Вопрос: Назовите участников организации?

Ответ: Мне известны следующие участники организации: КАРЕВ Н.А. [3] – быв<ший> зам<еститель> председателя Плановой Комиссии Академии Наук; СЕДЫХ С.Н. – научный сотрудник Академии Наук; КОШЕЛЕВ А.Ф. – бывш<ий> секретарь партийного комитета Академии Наук; УРАНОВСКИЙ Я.М. – профессор философии, зам<еститель> директора института Науки и Техники; БУСЫГИН А.А. – зам<еститель> директора института антропологии и этногра­фии Академии Наук, и ГОРБАЧЕВ Г.Е. – профессор Ленинградского института философии, лингвистики и истории (ЛИФЛИ).

Вопрос: Когда и как сложилась контрреволюционная организация?

Ответ: В 1930 или 1931 г. КАРЕВ за анти­партийную деятельность на фронте науки был снят с работы в журнале "ПЗМ" [4] и из Москвы переброшен на работу в Ленинград. Я знал его как активного участника зиновьевской контрреволюционной органи­зации. КАРЕВ знал меня. На почве враждебного от­ношения к партийной политике и партийному руководству мы быстро сошлись с КАРЕВЫМ, а затем по ини­циативе КАРЕВА была создана контрреволюционная ор­ганизация.

Лично мною был обработан СЕДЫХ С.Н.

БУСЫГИН, КОШЕЛЕВ и УРАНОВСКИЙ были обработаны и вовлечены в организацию КАРЕВЫМ.

Центральной фигурой, объединявшей всех нас вплоть до ареста (конец 1932 года), являлся КАРЕВ Н.А., проявлявший наибольшее озлобление из всех нас против руководства партии.

Вопрос: Кто после ареста КАРЕВА руководил контрреволюционной организацией?

Ответ: После аресте КАРЕВА, т.е. с 1933 г., центральной фигурой, объединяющей участников ор­ганизации, являлся я – ЯКОВЛЕВ.

Вопрос: ШИРВИНДТ был членом организации?

Ответ: Со слов КАРЕВА я знаю, что КАРЕВ и БУСЫГИН были связаны с ШИРВИНДТОМ, бывали у него на квартире. КАРЕВ говорил, что на квартире ШИРВИНДТА происходят встречи с другими лицами, в этой связи припоминаю лишь фамилию ТЫМЯНСКОГО. Более подробно ничего об этом не знаю.

КАРЕВ поддерживал также связь с ГОРЛОВСКИМ. Припоминаю, он и БУСЫГИН, кажется, в 1932 году приглашали меня посетить квартиру ГОРЛОВСКОГО, я от этого уклонился.

Вопрос: Что Вы еще знаете о контрреволю­ционных связях КАРЕВА?

Ответ: В одну из своих поездок в Москву в 1931 году или 1932 году – КАРЕВ имел личное свидание с руководителем контрреволюционной органи­зации – ЗИНОВЬЕВЫМ. 

Как я помню, КАРЕВ сообщил мне о том, что ЗИНОВЬЕВ, информируя КАРЕВА, дал резко отрицательную оценку положения в Коминтерне и утверждал, что политика партии по вопросам Коминтерна – неправильна.

Ничего другого из этой информации КАРЕВА о встрече с ЗИНОВЬЕВЫМ в памяти у меня не сохранилось.

В 1932 году к КАРЕВУ приезжал из Воронежа бывший икапист, работник Воронежского Обкома ВКП(б) ПОДВОЛОЦКИЙ. У КАPЕBA на квартире я и познакомился с ПОДВОЛОЦКИМ.

Из короткой беседы, состоявшейся при этом, я понял, что ПОДВОЛОЦКИЙ полностью разделяет контрреволюционные взгляды КАРЕВА по вопросам философии.

Вопрос: Назовите ваши контрреволюционные связи кроме перечисленных вами.

Ответ: Параллельно с контрреволюционной организацией в Академии Наук я руководил зиновьевской контрреволюционной группой "василеостровцев". Показания об этой группе я дал в декабре 1934 – январе 1935 года.

В 1933 и в 1934 г.г. я имел встречи с САФАРОВЫМ, осужденным за контрреволюционную деятельность в 1935 году.

В 1934 году он ночевал у меня. В последнюю встречу САФАРОВ спросил меня – не вижусь ли я с РУМЯНЦЕВЫМ. В присутствии САФАРОВА ГОРБАЧЕВ высказал контрреволюцион­ную оценку состоявшегося в 1934 г. в Москве съезда писателей.

Осенью 1934 года в один из приездов КАМЕНЕВА в Ле­нинград я заходил к нему (общежитие Академии Наук), признаю, однако, что деловыми соображениями это не вызывалось, контрреволюционных разговоров между нами не было. Я информировал тогда Каменева об обстановке в Академии. Об этих встречах я также показания давал.

Вопрос: Каким путем поддерживалась связь между участниками организации?

Ответ: Все мы постоянно встречались на ра­боте. Кроме того, мы собирались по квартирам участников организации. Чаще всего собирались на квар­тире БУСЫГИНА. У него в разной комбинации людей бывали все участники организации за исключением ГОРБАЧЕВА. На моей квартире бывали: КАРЕВ, ГОРБА­ЧЕВ, СЕДЫХ и КОШЕЛЕВ.

Я лично также бывал на квартирах всех за исключением УРАНОВСКОГО.

После ареста КАРЕВА мы стали собираться реже. Общий характер наших сборищ носил совершенно опре­деленный контрреволюционный характер.

Вопрос: Какие задачи ставила перед собою Ваша контрреволюционная организация?

Ответ: Зиновьевская контрреволюционная ор­ганизация ставила перед собой задачу бороться про­тив партии и против партийного руководства.

Мы сеяли вражду к партийному руководству, именно на этой основе известная часть организации стала на путь террористической борьбы против советской власти и организовала убийство С.М. Кирова.

Мы стремились сохранять кадры зиновьевской организации и укреплять в их среде контрреволю­ционные настроения.

В практической работе участники нашей органи­зации проводили контрреволюционный саботаж партий­ных решений.

 

Протокол мною лично прочитан, с моих записан правильно – М. ЯКОВЛЕВ.

 

Допросил:

 

ЗАМ НАЧ. СПО УГБ УНКВД ЛО – 

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: КОРКИН

 

Верно: 

 

ОПЕРУПОЛН. 3 СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 167, Л. 75-81


[1] Левин Владимир Соломонович (1897-1934), образование среднее, член ВКП(б) с марта 1917 г. В 1926 г. исключался из ВКП(б) за фракционную деятельность, восстановлен в 1927 г., однако вновь исключен XV-м съездом ВКП(б). Вновь восстановлен в 1928 г. Осужден за составе группы лиц за убийство Кирова выездной сессией ВКВС СССР в Ленинграде 29 декабря 1934 г. и в этот же день расстрелян.

[2] Румянцев Владимир Васильевич, 1902 года рождения, член ВКП(б) с 1920 г., был секретарем Ленинградского губкома комсомола, секретарем ЦК ВЛКСМ. Исключался из ВКП(б) за фракционную деятельность в 1927 г., восстановлен в 1928 г. После исключения работал в вологодском губфинотделе в должности губернского ревизора. В 1930 г. по партмобилизации работал ответственным исполнителем по учету и распределению кадров на Магнитострое. С 1 апреля 1931 г. по 21 апреля 1934 года работал счетоводом на фабрике им. Слуцкой в Ленинграде. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[3] Здесь и далее в тексте ошибочно – "В.А."

[4] Журнал "Под знаменем марксизма" – советский философский и общественно-экономический журнал, выходивший в Москве с января 1922 года по июнь 1944 года.

Comments