ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

АНТОНОВА, Михаила Тихоновича 

от 16 августа 1936 года.

 

1899 г<ода> р<ождения>, образование высшее, окончил в 1925 году 1 МГУ ф<акульте>т общ<ественных> наук, б<ес>п<артийный>, быв<ший> член ВКП(б) с 1918 года, в 1927 году исключался из партии как активный зиновьевец, восстановлен в 1929 г. и вновь исключен в ноябре 1935 г. В 1925 году являлся зам<естителем> редактора газеты "Ленинградская Правда". До ареста работал в качестве зав<едующего> отд<елом> выставок и издательств Института изобразительной статистики ЦУНХУ Госплана СССР.

 

ВОПРОС: При Ваших допросах на следствии от 22 июля и 4 августа 1936 года Вы скрыли целый ряд известных Вам фактов о контрреволюционной работе Вашей организации и поручениях организационного характера, которые Вам давал ЗАКС-ГЛАДНЕВ.

Дайте исчерпывающие и правдивые показания.

ОТВЕТ: Я должен признать, что я не все показал на след­ствии. Во время одной из моих встреч с ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ в конце мая или начале июня 1935 года на Лубянском проезде ЗАКС-ГЛАДНЕВ мне сообщил, что имеется решение троцкистско-зиновьевского центра об установлении организационного контакта с правыми. Во время этой беседы ЗАКС-ГЛАДНЕВ задал вопрос – известен ли мне лично кто-либо из числа правых в Москве.

ВОПРОС: Что Вы сообщили ЗАКСУ-ГЛАДНЕВУ о своих связях среди правых?

ОТВЕТ: Я тогда же сказал ЗАКСУ-ГЛАДНЕВУ, что мне близко знакомы из числа правых ФАЙН В.Н., ВОСТРОВ П.Г., ЛЯКСУТКИН Ф. и МИЛЮТИН Б.Т.

Я подчеркнул ЗАКСУ-ГЛАДНЕВУ, что с перечисленной лицами я поддерживал эпизодическую связь, и они мне известны как твердые сторонники правых.

ВОПРОС: Какие указания в связи с этим Вам дал ЗАКС-ГЛАДНЕВ?

ОТВЕТ: Выяснив, что у меня среди правых имеются связи, ЗАКС-ГЛАДНЕВ предложил мне встретиться с каждым в отдель­ности с тем, чтобы прощупать их политические настроения и попытаться выяснить, какую организационную работу ведут правые. В конце беседы ЗАКС-ГЛАДНЕВ предложил о результатах моих переговоров с ФАЙНОМ В.Н., ВОСТРОВЫМ П.Г., ЛЯКСУТКИНЫМ Ф. и МИЛЮТИНЫМ Б.Т. его немедленно информировать.

ВОПРОС: Кто такой ФАЙН и что Вам о нем известно?

ОТВЕТ: ФАЙНА Вениамина Натановича я знаю с 1921 года. Вместе с ним я работал в редакции газеты "Гудок". Впос­ледствии мы вместе учились в 1-м МГУ. Все время моего пребывания в Москве я с ФАЙНОМ В.Н. поддерживал близкие отношения. Мне было известно, что ФАЙН В.Н. находится в близких дружественных и политических отношениях с одним из ближайших помощников УГЛАНОВА – АНТОШКИНЫМ.

ВОПРОС: Что Вам известно о ВОСТРОВЕ?

ОТВЕТ: ВОСТРОВА Петра Георгиевича я знаю с 1919 года. Особенно близко я с ним сталкивался, начиная с 1932 года по совместной работе в Комитете стандартизации и рационализации. На протяжении 1935 и начала 1936 года я с ним имел несколько встреч. ВОСТРОВ мне был известен, как ярый сторонник правых.

ВОПРОС: Как давно Вы знаете ЛЯКСУТКИНА Ф. и что Вам о нем известно?

ОТВЕТ: ЛЯКСУТКИНА Федора я знаю лично с 1918 года. Мы вместе являлись членами президиума Исполкома в Орловской губ<ернии>, а также вместе работали в Карач<а>евском Уездном Ко­митете партии. Я с ним никогда не терял связи и находился с ним в близких отношениях.

ВОПРОС: Что Вам известно о МИЛЮТИНЕ Б.Т.?

ОТВЕТ: МИЛЮТИНА Бориса Трофимовича я знаю как журна­листа и активного сторонника ТОМСКОГО и ШМИДТА. Он долгое время работал вместе с НЕМЧЕНКО в системе соц<иального> стра­хования и не порывал с ним своей связи. При последней партийной проверке МИЛЮТИН был исключен из партии. Он до сих пор остался убежденным правым и сторонником ТОМСКОГО.

ВОПРОС: Известно ли было ФАЙНУ В.Н., ВОСТРОВУ П.Г., ЛЯКСУТКИНУ Ф. и МИЛЮТИНУ Б.Т. о Вашей контрреволюционной работе против руководства ВКП(б) и советского правительства?

ОТВЖГ: Так как я не порывал своей связи с ФАЙНОМ В.Н., ВОСТРОВЫМ П.Г., ЛЯКСУТКИНЫМ Ф. и МИЛЮТИНЫМ Б.Т, то каждому из них в отдельности с моих слов было хорошо известно о моем враждебном н непримиримом отношении к руководству ВКП(б), в частности, к Сталину.

ФАЙН, ВОСТРОВ, ЛЯКСУТКИН и МИЛЮТИН, зная это, никогда не стеснялись в моем присутствии высказывать со своей стороны враждебные взгляды против руководства ВКП(б) и персонально против Сталина. Все это мне позволило без особых усилий приступить к выполнению полученных мною заданий от ЗАКСА-ГЛАДНЕВА на предмет выяснения организационно-политических позиций правых.

ВОПРОС: Выполняли ли Вы указания, данные Вам ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ, об установлении связи с ФАЙНОМ, ЛЯКСУТКИНЫМ, ВОСТРОВЫМ и МИЛЮТИНЫМ?

ОТВЕТ: Да, я эти указания ЗАКСА-ГЛАДНЕВА на протяжении октября 1935 г. до марта 1936 года выполнил.

ВОПРОС: Когда и при каких обстоятельствах и с кем именно из перечисленных Вами правых Вы установили связь?

ОТВЕТ: Первым, с которым я установил связь, был ФАЙН. Я посетил его в октябре 1935 года в служебном кабинете в редакции газеты "Социалистическая связь", в здании Центрального телеграфа на улице Горького. В процессе этой встречи и беседы с ФАЙНОМ мне удалось выяснить, что правые, сохранив в основном свои ряды, продолжают оста­ваться на враждебных позициях генеральной линии партии. Я со своей стороны проинформировал ФАЙНА в общих чертах о той работе, которая ведется в Москве зиновьевцами и троцкистами.

ВОПРОС: Сообщал ли Вам ФАЙН, в чем именно заключается организационная работа правых в борьбе против руковод­ства ВКП(б)?

ОТВЕТ: Да, ФАЙН мне сообщил, что, по общему убеждению правых, сложившийся в ВКП(б) "режим внутрипартийного террора" не дает возможности им корректировать в желатель­ном духе политику ВКП(б), поэтому правые считают, что на террор надо ответить террором, рядом ударов по важнейшим руководителям ВКП(б).

ВОПРОС: Называл ли в этой беседе ФАЙН имена руково­дителей ВКП(б), против которых правые предполагали ор­ганизовать террор?

ОТВЕТ: Да, касаясь вопроса о том, против кого в первую голову должен быть направлен террор со стороны правых, ФАЙН мне заявил, что основной огонь должен быть открыт против Сталина, Кагановича, Ворошилова и Орджоникидзе.

ВОПРОС: Известно ли Вам что-либо о структуре контр­революционной организации правых?

ОТВЕТ: В этой же беседе ФАЙН сообщил мне, что существует центр правых, в состав которого входят: ТОМСКИЙ, СЫРЦОВ и УГЛАНОВ.

После этого я высказал ФАЙНУ свою точку зрения о том, что необходимо объединить фронт борьбы против руководства ВКП(б) и советского правительства и что для этого было бы целесообразно организационное сближение правых с троц­кистами и зиновьевцами. Я тогда же сказал ФАЙНУ, что в троцкистско-зиновьевской среде высказываются за блок с правыми.

ВОПРОС: Что Вам ответил на это ФАЙН?

ОТВЕТ: ФАЙН ответил мне, что в среде правых также сильны настроения в пользу объединения всех сил, веду­щих борьбу против Сталина и ЦК ВКП(б). Причем ФАЙН доба­вил, что это объединение может быть мыслимо только на почве одобренной правыми тактики террора.

Тогда же ФАЙН мне сообщил, что такого рода установку он лично слышал от ТОМСКОГО и СЫРЦОВА, которые в свою очередь ему передавали, что таковы же настроения и УГЛА­НОВА.

ВОПРОС: Сообщил ли Вам ФАЙН более конкретные данные о террористических установках правых?

ОТВЕТ: Когда я изложил ФАЙНУ, что существующий троцкистско-зиновьевский блок строит свою работу в основном и главным образом на основе террористического метода борьбы с руководством ВКП(б), ФАЙН заявил мне примерно следующее: "Необходимо предотвратить неизбежный погром, который будет направлен против вас и нас, а этот погром уже, судя по первым данным о ходе проверки партдокументов, неизбежен и уже начался. Точка прицела, очевидно, будет та же, что и в прежние годы. После троцкистов и зиновьевцев огонь перенесут на правых. Предотвратить это и напра­вить политику внутри страны в желательном для нас духе можно только решительными действиями, которые внесли бы растерянность в руководство ВКП(б) и облегчили бы нам возможность выступить единым фронтом. Террористические выступления на данном этапе – главное и неотложное, это вопрос жизни для нас и для вас. Обо всем остальном после можно столковаться и прийти к известному соглашению".

ВОПРОС: Сообщал ли Вам ФАЙН что-либо более конкретное о террористической подготовке со стороны правых?

ОТВЕТ: В этой же беседе ФАЙН сообщил мне, что правыми развернута работа по созданию боевых террористических групп на предприятиях и в учреждениях, что лучше других охвачена текстильная промышленность и система кооперации. Лично ФАЙН говорил о том, что он формирует группы среди работников связи и транспорта.

ВОПРОС: Информировали ли Вы ЗАКСА-ГЛАДНЕВА о результатах Вашей встречи с ФАЙНОМ и какие получили от ЗАКСА-ГЛАДНЕВА указания?

ОТВЕТ: О результатах своей встречи с ФАЙНОМ я вскоре проинформировал ЗАКСА-ГЛАДНЕВА, который мне поручил уста­новить связь с ВОСТРОВЫМ, ЛЯКСУТКИНЫМ, МИЛЮТИНЫМ и про­должать его держать в курсе этих предварительных пере­говоров с правыми.

ВОПРОС: С кем из числа указанных Вами правых Вы имели встречи помимо ФАЙНА? Когда и где именно? 

ОТВЕТ: В течение ноября 1935 года и января и февраля 1936 года я имел несколько встреч с ВОСТРОВЫМ Петром Георгиевичем. Он был у меня на квартире в середине ноября 1935 года, затем заходил ко мне в институт в янва­ре и феврале 1936 года.

В процессе этих встреч ВОСТРОВ крайне резко осуждал политику ЦК ВКП(б), направленную на разгром оппозицион­ных элементов, злобно клеветал на стахановское движение и указывал на то, что "в теперешних условиях надо консолидировать все силы, способные драться, именно драться, не останавливаясь перед решительными действиями".

ВОСТРОВ говорил мне, что зиновьевцы допустили большую ошибку, выступив сепаратно с террористическим актом против Кирова. Со своей стороны, ВОСТРОВ заявил мне, что как он лично, так и известные ему правые круги не только поддерживают террористическую тактику, но и сами формируют свои боевые группы для совершения террористических актов.

ВОПРОС: Говорил ли Вам ВОСТРОВ что-либо более конкретное о террористической подготовке правых?

ОТВЕТ: ВОСТРОВ мне рассказал, что он лично развертывает работу по вербовке террористически настроенных элементов в системе легкой промышленности, особенно среди текстилей, с которыми он сохранил тесные связи.

В этой же беседе ВОСТРОВ мне сообщил, что СЫРЦОВ занимает крайние позиции в борьбе против руководства ВКП(б), энергично работает над формированием боевых групп и над подготовкой террористических выступлений. Со своей стороны, ВОСТРОВ поинтересовался у меня, какую работу против руководства ВКП(б) и советского правитель­ства ведут троцкисты и зиновьевцы. Я его в общих чертах проинформировал, сообщив о существовании троцкистско-зиновьевского блока и о наших террористических планах борьбы против Сталина и его ближайших соратников.

ВОПРОС: Рассказал ли Вам что-либо ВОСТРОВ о руко­водящем центре правых?

ОТВЕТ: Я ВОСТРОВУ сказал о том, что мне известно о наличии руководящего центра среди правых и поинтересовался у него, насколько это достоверно. ВОСТРОВ мне подтвердил эти сведения и заявил, что в Москве существует центр правых, куда входят: ТОМСКИЙ, УГЛАНОВ и СЫРЦОВ. Я условился с ВОСТРОВЫМ поддерживать с ним связь и обме­ниваться взаимной информацией.

ВОПРОС: Называл ли Вам ВОСТРОВ кого-либо из числа правых, ведущих организационную работу?

ОТВЕТ: В процессе моих встреч с ВОСТРОВЫМ мне от него стало известно о том, что террористическую тактику СЫРЦОВА поддерживает Федор ЛЯКСУТКИН. Зная лично хорошо ЛЯКСУТКИНА, я решил с ним встретиться. 

ВОПРОС: Когда и где у Вас имели место встречи с ЛЯКСУТКИНЫМ?

ОТВЕТ: Мои встречи с ЛЯКСУТКИНЫМ носили систематичес­кий характер. Выяснив через ВОСТРОВА, что ЛЯКСУТКИН близ­ко связан с СЫРЦОВЫМ, я имел с ним две политические встречи: в феврале и в начале марта 1936 года в помещении ОНТИ (Объединение Научно-технических издательств). Я сообщил ЛЯКСУТКИНУ о том, что имел встречу с BОCTРОВЫМ и попросил его обменяться взаимной информацией. ЛЯКСУТКИН подтвердил мне, что он встречается с СЫРЦОВЫМ.

ЛЯКСУТКИН подчеркнул, что с ним обошлись очень сурово за политические позиции, занятые им в Сибири. В первую встречу он жаловался мне на то, что обострение болезни мешает ему с надлежащей активностью поддерживать СЫРЦОВА, которому он целиком сочувствует. В эту первую встречу мне не представилось возможности детально переговорить о ЛЯКСУТКИНЫМ, так как нам все время мешали входившие к нему в кабинет его сотрудники.

ВОПРОС: Что Вам удалось выяснить во время Вашей второй встречи с ЛЯКСУТКИНЫМ?

ОТВЕТ: При следующем свидании с Федором ЛЯКСУТКИНЫМ в начале марта 1936 года у него в кабинете мы продолжи­ли нашу беседу. Тогда ЛЯКСУТКИН Ф. мне заявил, что пра­выми развернута широкая подготовка террористических ак­тов, в первую очередь против Сталина, Кагановича и Орджо­никидзе. Он мне рассказал, что этой работой лично руко­водит СЫРЦОВ.

Когда мы в беседе коснулись существующего блока меж­ду троцкистам и зиновьевцами, ЛЯКСУТКИН Ф. мне заявил, что в центре правых имеется большое стремление сблокироваться с зиновьевцами и троцкистами, причем СЫРЦОВ, УГЛАНОВ и ТОМСКИЙ считают необходимым координировать работу на основе террористических методов борьбы.

После этой встречи с ЛЯКСУТКИНЫМ Ф. я проинформировал о ее результатах ЗАКСА-ГЛАДНЕВА и ТИВЕЛЯ.

ВОПРОС: Имели ли Вы встречи с МИЛЮТИНЫМ, где и когда именно?

OTBЕT: Мои встречи с МИЛЮТИНЫМ Борисом Трофимовичем произошли в середине декабря 1935 года и начале января 1936 года в издательстве "Советское законодательство".

ВОПРОС: Какой характер носили Ваши беседы с МИЛЮТИНЫМ Б.Т.?

ОТВЕТ: МИЛЮТИН Б.Т. резко обрушился на то, что проф­движение и социальное страхование "доведены до ручки", что "вопросы труда находятся в загоне", что "центральные комитеты профсоюзов превратились фактически в волостное присутствие и полностью обезличены". Он говорил о том, что "соцстрахование лишено воякой инициативы, что по­вестки секретариата ВЦСПС и его президиума загружены всякими мелочами, а общая линия профсоюзной политики ускользает из поля зрения руководства".

МИЛЮТИН Б.Т. с озлоблением говорил о том, что "вся система ползет по швам, неистово скрипит на ходу, что самокритика зажата в результате внутрипартийного террора и что никакие заклинания на тему о непорядках в профсоюзном хозяйстве не затушуют краха профсоюзного движения". Он также резко высказывался против стаханов­ского движения, в результате которого, по его словам, образовался разрыв в заработной плате между инженера­ми, крупными специалистами и рядовыми рабочими. Б.Т. говорил о том, что "все это есть неизбежный результат расправы над Томским и выращенными им и воспитанными на протяжении долгих лет старыми кадрами профсоюзников и наркомтрудовских работников".

Выяснив со всей ясностью непримиримые позиции, которые занимал МИЛЮТИН Б.Т. по отношению к руководству ВКП(б), я его проинформировал кратко о террористической борьбе, которую вел в этот в этот период троцкистско-зиновьевский блок против руководства ВКП(б) и советского прави­тельства.

ВОПРОС: Как реагировал на Вашу информацию МИЛЮТИН Б.Т.?

ОТВЕТ: МИЛЮТИН Б.Т. полностью одобрил переход к методам террористической борьбы как единственному средству, при помощи которого можно вести борьбу со Сталиным. На мой вопрос МИЛЮТИНУ Б.Т., как он сам и известные ему правые отнеслись бы к мысли об организаци­онном объединении сил и блоке с нами, а также коорди­нации боевой работы, МИЛЮТИН Б.Т. ответил, что он за такое предложение голосовал бы обеими руками и ногами и что этот вопрос неоднократно поднимался в среде правых, так как объединение сил диктуется самой жизнью.

ВОПРОС: Говорил ли Вам МИЛЮТИН Б.Т. о том, кто именно из руководства правых стоит за объединение с троцкистами и зиновьевцами?

ОТВЕТ: МИЛЮТИН Б.Т. мне рассказал о том, что за координацию действий с троцкистами и зиновьевцами и за организационное оформление этого объединения стоит ТОМСКИЙ. Причем МИЛЮТИН Б.Т. мне подчеркнул, что ос­новой этого объединения должны явиться террористические методы борьбы.

ВОПРОС: Был ли информирован Вами ЗАКС-ГЛАДНЕВ о результатах Вашей встречи и переговоров с МИЛЮТИНЫМ Б.Т.?

ОТВЕТ: Да. О результатах встречи с МИЛЮТИНЫМ, также как и с ФАЙНОМ, ВОСТРОВЫМ и ЛЯКСУТКИНЫМ я проинформировал ЗАКСА-ГЛАДНЕВА и ТИВЕЛЯ.

ВОПРОС: Получили ли Вы какие-либо новые указания от ЗАКСА-ГЛАДНЕВА в результате Ваших предварительных пере­говоров с ФАЙНОМ, ВОСТРОВЫМ, ЛЯКСУТКИНЫМ и МИЛЮТИНЫМ?

ОТВЕТ: В начале марта 1936 года ЗАКС-ГЛАДНЕВ поручил мне связать его лично с перечисленными мною выше правыми.

ВОПРОС: Выполнили ли Вы эти указания ЗАКСА-ГЛАДНЕВА? 

ОТВЕТ: ЗАКС-ГЛАДНЕВ настаивал на том, чтобы я его связал с ФАЙНОМ В.Н., ВОСТРОВЫМ П.Г., ЛЯКСУТКИНЫМ Ф. и МИЛЮТИНЫМ Б.Т., с каждым в отдельности, в начале марта. Выполняя это указание ЗАКСА-ГЛАДНЕВА, я устроил ему встречи с указанными выше правыми у меня на квартире в начале марта, с промежутком через день, через два; вна­чале – с ФАЙНОМ В.Н., затем с ЛЯКСУТКИНЫМ Ф. и ВОСТРОВЫМ П.Г. Встречи с ЛЯКСУТКИНЫМ Ф. и ВОСТРОВЫМ П.Г. произошли в разное время, но в один и тот же день. Последняя встреча произошла с МИЛЮТИНЫМ Б.Т.

ВОПРОС: Происходили ли все эти встречи между ЗАКCОM-ГЛАДНЕВЫМ, ФАЙНОМ, ЛЯКСУТКИНЫМ, ВОСТРОВЫМ и МИЛЮТИНЫМ в Вашем присутствии, или он встречался о каждым из них в отдельности?

ОТВЕТ: Так как все эти встречи я устраивал у себя на квартире, то при каждой из них я лично присутствовал.

ВОПРОС: Когда произошла встреча между ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ и ФАЙНОМ В.Н. и какой она носила характер?

ОТВЕТ: Встречу ЗАКСА-ГЛАДНЕВА с ФАЙНОМ В.Н. я устроил в самом начале марта 1936 года у себя на квартире. Предварительно я предупредил ФАЙНА об этой встрече. Беседа между ФАЙНОМ и ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ началась с взаим­ной характеристики политической обстановки, сложившей­ся в связи с проверкой партдокументов, и оценки внутри­партийного режима. ФАЙН дал оценку положения, как очень острого. Он сказал, что "под флагом обмена партдокументов будут бить вместе троцкистов, зиновьевцев и пра­вых; что для того, чтобы предотвратить "погром", как он выразился, ‒ "необходимы решительные действия". ЗАКС- ГЛАДНЕВ задал ФАЙНУ вопрос, личная ли это его точка зрения или это оформленное мнение правых. ФАЙН ответил, что это настроение большинства правых и точка зрения их центра. После этого ЗАКС-ГЛАДНЕВ задал ФАЙНУ вопрос, как смотрели бы правые на организационное оформление совместной боевой работы правых с троцкистами и зиновьевцами. ФАЙН ответил, что правые безусловно согласились бы с предложением войти в блок о троцкистами и зиновьевцами, и обещал ЗАКСУ-ГЛАДНЕВУ сообщить об этом предложении центру правых.

В конце беседы ЗАКС-ГЛАДНЕВ и ФАЙН обменялись телефонами и условились встретиться по выяснении этого вопроса в центре правых.

ВОПРОС: Когда произошла встреча между ЛЯКСУТКИНЫМ и ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ?

ОТВЕТ: Встреча ЛЯКСУТКИНА Ф. и ЗАКСА-ГЛАДНЕВА произошла на следующий день после встречи с ФАЙНОМ. Оба они были мною проинформированы о политических позициях каждого в отдельности.

ВОПРОС: Какие вопросы была обсуждены при этой встрече между ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ и ЛЯКСУТКИНЫМ?

ОТВЕТА В процессе беседы ЗАКС-ГЛАДНЕВ задал ЛЯКСУТКИНУ Ф. вопрос о том, какую тактику считали бы правые целесообразной в борьбе с руководством ВКП(б) и сущест­вующим режимом в партии и стране. ЛЯКСУТКИН ему ответил, что "по вопросу тактики несомненно точка зрения правых вполне совпадает с позициями зиновьевцев и троцкистов, ибо при существующем внутрипартийном терроре единствен­ным методом борьбы может быть только удар на удар". ЛЯКСУТКИН высказался за то, что "необходимо во что бы то ни стало дезориентировать руководство ВКП(б) и серь­езными актами внести смятение в партийные массы, чтобы получить возможность открыто выступить". "Отсюда, ‒ как говорил ЛЯКСУТКИН, ‒ естественно вытекает необходимость срочных и решительных действий боевого характера типа декабрьского выступления зиновьевцев в 1934 году".

ВОПРОС: Что сказал при этой встрече с ЛЯКСУТКИНЫМ ЗАКС-ГЛАДНЕВ?

ОТВЕТ: ЗАКС-ГЛАДНЕВ, выслушав ЛЯКСУТКИНА Ф., заявил о том, что точка зрения правых полностью совпадает с установками троцкистов и зиновьевцев, которые в данное время объединены в сплоченный блок, руководимый надеж­ным центром. ЗАКС-ГЛАДНЕВ рассказал ЛЯКСУТКИНУ Ф. о том, что троцкистско-зиновьевский центр располагает значительным количеством боевых террористических групп. ЛЯКУСТКИН ответил, что правые также формируют свои бое­вые группы и добавил, что активнейшее участие в этой ра­боте принимает лично СЫРЦОВ.

На вопрос ЗАКСА-ГЛАДНЕВА, как бы отнеслись правые к координации боевых действий, ЛЯКСУТКИН Ф. ответил, что он лично уже ранее слышал от СЫРЦОВА о желательности объединения этой работы и сил правых с троцкистами и зиновьевцами.

ЗАКС-ГЛАДНЕВ спросил ЛЯКСУТКИНА о составе центра правых. ЛЯКСУТКИН ему назвал в составе центра ТОМСКОГО, УГЛАНОВА и СЫРЦОВА.

ВОПРОС: Сделал ли ЗАКС-ГЛАДНЕВ какие-либо конкретные организационные предложения ЛЯКСУТКИНУ?

ОТВЕТ: ЗАКС-ГЛАДНЕВ просил ЛЯКСУТКИНА Ф. передать центру правых предложение троцкистско-зиновьевского блока об объединении сил. ЛЯКСУТКИН Ф. дал свое согласие поставить этот вопрос перед центром правых, но предупре­дил, что, по его мнению, сейчас речь может идти лишь о согласовании тактики, ибо обсуждение программных вопросов должно быть уточнено уже впоследствии. ЗАКС-ГЛАДНЕВ согласился с этой точкой зрения. ЛЯКСУТКИН Ф. и ЗАКС-ГЛАДНЕВ обменялись телефонами и условились о встрече. 

ВОПРОС: Когда произошла встреча между ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ и ВОСТРОВЫМ П.Г.?

ОТВЕТ: Встреча между ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ и ВОСТРОВЫМ П.Г. произошла в этот же день у меня на квартире.

Эта встреча носила характер, аналогичный двум предыдущим встречам ЗАКСА-ГЛАДНЕВА с ФАЙНОМ и ЛЯКСУТКИНЫМ. В процессе своей беседы ЗАКС-ГЛАДНЕВ и ВОСТРОВ обменялись мнениями о политической обстановке и о путях борь­бы с руководством ВКП(б) и советским правительством. В процессе беседы ЗАКС-ГЛАДНЕВ спросил у ВОСТРОВА о программе правых в экономической области. ВОСТРОВ П.Г. ему ответил, что, насколько ему известно, оформленной программы у правых нет. ЗАКС-ГЛАДНЕВ и ВОСТРОВ также условились о следующих встречах между собой.

ВОПРОС: Когда произошла встреча между ЗАКСОМ-ГЛАДНЕВЫМ и МИЛЮТИНЫМ?

ОТВЕТ: ЗАКС-ГЛАДНЕВ и МИЛЮТИН Б.Т., насколько мне известно, знали друг друга еще по совместной работе в ТАССе, так что в данном случае между ними произошло не первое знакомство, а деловая встреча.

В беседе, которая имела место, МИЛЮТИН резко обрушился на политику ВКП(б) в области профсоюзного движения, соцстрахования и заработной платы. На вопрос ЗАКСА-ГЛАДНЕВА о том, как относится ТОМСКИЙ к терро­ристической тактике зиновьевцев и троцкистов, МИЛЮТИН Б.Т. ему ответил, что не только ТОМСКИЙ , но и ряд видных активистов профсоюзной школы Томского, как, например, ЕВРЕИНОВ, ЯГЛОМ, УДАРОВ и другие, полностью разделяют эти позиции и поддерживают тактику террора как единственного средства борьбы о руководством ВКП(б). ЗАКС-ГЛАДНЕВ просил МИЛЮТИНА Б.Т. проинформировать об этой встрече ТОМСКОГО с тем, чтобы он снова имел возможность с ним встретиться и выяснить возможности согласования единой тактики правых с зиновьевцами и троц­кистами.

ВОПРОС: Известно ли Вам что-либо о дальнейших ре­зультатах переговоров ЗАКСА-ГЛАДНЕВА с представителями правых, в частности с ТОМСКИМ или СЫРЦОВЫМ?

ОТВЕТ: Несколько позднее ЗАКС-ГЛАДНЕВ передавал мне о том, что переговоры с центром правых закончи­лись полной договоренностью по всем основным тактичес­ким вопросам и координацией боевой работы.

ВОПРОС: Известны ли Вам какие-либо подробности по вопросу об установлении блока между троцкистско-зиновьевским центром и центром правых?

ОТВЕТ: Помимо того, что я сообщил следствию, другими данными я не располагаю.

ВОПРОС: Имели ли Вы лично встречи с ФАЙНОМ, ЛЯКСУТКИНЫМ, ВОСТРОВЫМ и МИЛЮТИНЫМ после посещения ими Вашей квартиры в марте 1936 года?

ОТВИТ: В середине апреля я виделся с ВОСТРОВЫМ, который зашел ко мне в Институт. В разговоре со мной ВО­СТРОВ сообщил, что вопрос о присоединении правых к троцкистско-зиновьевскому блоку решен положительно. По словам ВОСТРОВА, ЗАКС-ГЛАДНЕВ имел личную встречу с СЫРЦОВЫМ дли уточнения организацион­но-тактических моментов, вытекающих из этого решения.

В начале июня я встретился с МИЛЮТИНЫМ во Дворце Труда, куда я ходил по вопросам, связанным с работой нашего Института (разработка единой эмблемы профсоюзов).

При этой встрече МИЛЮТИН также подтвердил мне, что сог­лашение о блоке правых с троцкистско-зиновьевской орга­низацией состоялось. Особо активно поддерживал идею единого фронта ТОМСКИЙ, по поручению которого МИЛЮТИН организовал встречу ЗАКСА-ГЛАДНЕВА с ТОМСКИМ после принятия центром правых предложения о присоединении к троцкистско-зиновьевскому блоку.

С ФАЙНОМ и ЛЯКСУТКИНЫМ встреч в этот период больше не было, несмотря на мои попытки связаться о ними. 

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано и соответствует действительности. – 

 

АНТОНОВ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

ЗАМ НАЧАЛЬНИКА УНКВД по Московской области

Старший Майор Государственной Безопасности РАДЗИВИЛОВСКИЙ

 

НАЧАЛЬНИК СПО УГБ УНКВД по Московской области

Капитан Государственной Безопасности – ЯКУБОВИЧ

 

ПОМ. НАЧАЛЬНИКА СПО УГБ УНКВД по Московской области

Капитан Государственной Безопасности – СТОЛЯРОВ

 

С подлинным верно: [Якубович]

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 173, Л. 257-276.

Comments