ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ОЛЬБЕРГ, Бетти-Августы-Фриды Оттовны

от 12 марта 1936 г.


ОЛЬБЕРГ, 1906 г<ода> р<ождения>, ур<оженка> Германии, германская подданная, прибыла в СССР по паспорту Гондурас, находилась на иждивении мужа, б<ывший> член КПГ, исключена в связи с делом мужа-троцкиста. Ее муж ОЛЬБЕРГ Валентин – арестован по одному с ней делу.


Допрос производился на немецком языке


Вопрос: Вы заявили следствию, что МЮЛЛЕРА Вы не знаете. Это неверно. Дайте правдивые показания.

Ответ: Да, действительно, я признаю, что дала не­правильные показания. МЮЛЛЕРА я знаю.

Вопрос: Как имя МЮЛЛЕРА?

Ответ: Имя я не знаю.

Вопрос: Расскажите, что Вам известно о МЮЛЛЕРЕ?

Ответ: Я знаю, что это знакомый моего мужа В. ОЛЬБЕРГА.

Вопрос: Что Вам кроме этого известно о МЮЛЛЕРЕ?

Ответ: Мне известно, что он троцкист.

Вопрос: Кто Вам об этом говорил?

Ответ: Мне об этом говорил В. ОЛЬБЕРГ.

Вопрос: Что он Вам в этой связи говорил?

Ответ: Он говорил, что МЮЛЛЕР руководитель троцкистской организации в Берлине.

Вопрос: В связи с чем рассказал Вам об этом Ваш муж, В. ОЛЬБЕРГ?

Ответ: Он мне рассказал это в связи с нашим разго­вором о знакомом мужа Курте ЛАНДАУ. Муж сказал мне, что Курт ЛАНДАУ троцкист и что друг Курта ЛАНДАУМЮЛЛЕР, активный троцкист и руководитель берлинской троцкистской группы. Мой муж хотел через МЮЛЛЕРА узнать адрес Курта ЛАНДАУ. В этой связи и был у нас разговор о МЮЛЛЕРЕ.

Вопрос: Когда это было?

Ответ: Это было в 1935 году после возвращения мое­го мужа из второй нелегальной поездки в СССР.

Вопрос: Значит, Валентин ОЛЬБЕРГ не скрывал от Вас своих связей с активными троцкистами. Вы же все время заявляли, что ничего не знали о троцкистской деятельности Вашего мужа?

Ответ: Я думала, что он встретился с МЮЛЛЕРОМ только для того, чтобы получить адрес ЛАНДАУ.

Вопрос: Это неверно. Вы знали о троцкистской рабо­те мужа, иначе непонятно зачем Валентин ОЛЬБЕРГ искал адрес этих троцкистов?

Ответ: Я понимаю, что и эту встречу надо было мне иначе рассматривать, но в то время, к сожалению, я не придала этой встрече соответствующего значения.

Вопрос: Вы снова говорите неправду, ибо, если Ваш муж порвал с троцкистами, как Вы говорите, в 1932 году, то зачем же он, вернувшись из нелегальной поездки в СССР в 1935 г., искал связи с заведомым троцкистом? Требуем от Вас правдивого показания?

Ответ: Это правильно. Я хочу дать правдивые показания. Мой муж до дня ареста являлся троцкистом.

Вопрос: Из Ваших предыдущих показаний совершенно очевидно, что Вы, так же как и Ваш муж Валентин ОЛЬБЕРГ, были троцкисткой и как таковая приехали в Советский Союз. Требуем от Вас правдивого ответа?

Ответ: Да, я признаю, что я все время скрывала от следствия, что я троцкистка.

Вопрос: С какого времени Вы троцкистка?

Ответ: С тех пор, как я начала политически мыслить, т.е. с 1927 года.

Вопрос: С кем из троцкистов Вы были связаны в Бер­лине?

Ответ: Я была связана с троцкистом Валентином ОЛЬБЕРГОМ с июня 1932 г., с ФРИДМАНОМ – с декабря 1932 г. и Фелей СЛОМОВИЦ – тоже с 1932 г.

Вопрос: С кем еще?

Ответ: Больше ни с кем.

Вопрос: Это неправда, Вы были связаны еще с други­ми троцкистами?

Ответ: Возможно, я забыла. Я постараюсь вспомнить и скажу.

Вопрос; С кем из троцкистов организационно был связан Ваш муж Валентин ОЛЬБЕРГ в Берлине?

Ответ: Валентин ОЛЬБЕРГ был связан с ТРОЦКИМ, которому писал и от которого получал письма; был лично связан в Берлине с СЕДОВЫМ, Куртом ЛАНДАУ, МЮЛЛЕР<ОМ>, Фелей СЛОМОВИЦ, с ПФАЙФЕРТОМ [1], ФРИДМАНОМ, с Суламифь ОЛЬБЕРГ.

Вопрос: Кого Вы знаете лично из этой группы?

Ответ: Я знаю ФРИДМАНА, Фелю СЛОМОВИЦ, а осталь­ных перечисленных мною – я лично не знаю.

Вопрос: Откуда Вы знаете, что перечисленные Вами лица – троцкисты?

Ответ: Я знаю это от моего муж Валентина ОЛЬБЕРГА, который мне об этом говорил.

Вопрос: Вы показали, что Ваш муж находился в переписке с ТРОЦКИМ. Что говорил Вам Ваш муж В. ОЛЬБЕРГ о его связи с ТРОЦКИМ?

Ответ: Мой муж мне рассказал в 1932 году, что он находится в переписке с ТРОЦКИМ.

Вопрос: Что говорил Вам В. ОЛЬБЕРГ о характере этих писем?

Ответ: Он говорил мне, что эти письма директивного порядка.

Вопрос: Какие именно директивы давались в этих письмах?

Ответ: Мой муж мне говорил, что одной из основ­ных директив ТРОЦКОГО являлась в тот период времени – сохранить троцкистские кадры внутри Компартии для прове­дения троцкистской работы в партии и вербовки новых троц­кистов.

Вопрос: Встречался ли В. ОЛЬБЕРГ в Берлине с СЕДОВЫМ, и как часто?

Ответ: Да, со слов В. ОЛЬБЕРГА мне известно, что он встречался с СЕДОВЫМ вплоть до отъезда последнего из Германии. Насколько я знаю, эти встречи происходили довольно часто.

Вопрос: Что Вам известно о встречах В. ОЛЬБЕРГА с Куртом ЛАНДАУ и МЮЛЛЕРОМ? С кем из этих двух троцкистов В. ОЛЬБЕРГ был наиболее близок?

Ответ: Мне известно, что мой муж В. ОЛЬБЕРГ в Берлине встречался как с Куртом ЛАНДАУ, так и с МЮЛЛЕРОМ. Я не могу сказать, как часто происходили эти встречи, но со слов В. ОЛЬБЕРГА я знаю, что это – его троцкистские связи. Я также знаю, что когда В. ОЛЬБЕРГ вернулся из своей вто­рой нелегальной поездки в СССР, он искал в Берлине МЮЛЛЕРА, и так как последний в Берлине не оказался, то он, узнав от матери МЮЛЛЕРА, живущей в Вед<д>инге, парижский адрес МЮЛЛЕРА, написал последнему письмо. Насколько мне известно, мой муж В. ОЛЬБЕРГ был теснее связан с Куртом ЛАНДАУ.

Вопрос: Знал ли СЕДОВ о нелегальных поездках В. ОЛЬБЕРГА в Советский Союз?

Ответ: В. ОЛЬБЕРГ об этом мне не рассказывал.

Вопрос: Вы говорите неправду. Вам точно известно, что СЕДОВ к нелегальной поездке В. ОЛЬБЕРГА в Советский Союз имел прямое отношение?

Ответ: Нет, мне это не было известно.

Вопрос: Скажите, кто знал в Берлине о первой поездке В. ОЛЬБЕРГА в Советский Союз?

Ответ: Мои родители, ЧОПАНЕК, БЕДЕРМАН, ШАХ, ФРЮЗЕ, СЛОМОВИЦ, МЮЛЛЕР, Курт ЛАНДАУ и Курт РОБЕЛЬ.

Вопрос: Кто из этих лиц знал, что он едет по фальшивому паспорту?

Ответ: Я не знаю, знал ли Курт РОБЕЛЬ, но все остальные знали.

Вопрос: Когда была решена поездка В. ОЛЬБЕРГА в Советский Союз?

Ответ: Она была решена в декабре 1932 года.

Вопрос: Поездка была решена в декабре 1932 года, выехал же он в марте 1933 года. Почему так долго В. ОЛЬБЕРГ не выезжал?

Ответ: В. ОЛЬБЕРГ не мог раньше выехать потому, что все это время он потратил на поиски фальшивого пас­порта для поездки в Советский Союз.

Вопрос: К кому именно обращался В. ОЛЬБЕРГ для получения фальшивого паспорта?

Ответ: Он пробовал достать паспорт через БЕДЕРМАНА, ШАХА и ЧОПАНЕКА. Я же искала у своих знакомых, в част­ности, я пробовала достать паспорт через Анну ЛИБРАЙХ.

Вопрос: К какой политпартии принадлежит Анна ЛИБРАЙХ?

Ответ: Она принадлежит к группе БРАНДЛЕРА.

Вопрос: С кем из троцкистов были Вы и В. ОЛЬБЕРГ связаны в Праге?

Ответ: В 1934 году В. ОЛЬБЕРГ познакомил меня на улице в Праге около эмигрантской столовой с одним троц­кистом, приехавшим из Саарской области. С ним впоследствии мы довольно часто встречались. Этот троцкист рассказал нам, что он приехал из Саарской области, где вел троцкистскую работу, что ТРОЦКИЙ находится на юге Франции, и рассказал о последней директиве ТРОЦКОГО о том, что троцкистам Фран­ции и Швейцарии необходимо вступать в С<оциал->Д<емократическую> партию.

Вопрос: Назовите фамилию этого троцкиста?

Ответ: Фамилию я не знаю, фамилия мне была названа, но я забыла.

Вопрос: Опишите этого человека?

Ответ: Он был маленького роста, приблизительно 40 лет, лицо покрыто следами оспы, шатен с седыми висками, бритый.

Вопрос: Разговор происходил только на немецком языке?

Ответ: Нет, насколько я помню, В. ОЛЬБЕРГ говорил с ним также по-русски.

Вопрос: Говорил ли он Вам или В. ОЛЬБЕРГУ, где именно во Франции живет ТРОЦКИЙ?

Ответ: Да, он назвал точно маленькое местечко на юге Франции.

Вопрос: Зачем этот человек из Саарской области приехал в Прагу?

Ответ: Я этого не знаю.

Вопрос: Знал ли В. ОЛЬБЕРГ этого человека до встречи в Праге?

Ответ: Да, он знал его или из Берлина, или из Лат­вии.

Вопрос: Собирался ли этот человек куда-либо из Праги уезжать?

Ответ: Да, он говорил, что хочет ехать в Ригу.

Вопрос: Назовите еще знакомых В. ОЛЬБЕРГА в Праге?

Ответ: Через брата Павла ОЛЬБЕРГА я и В. ОЛЬБЕРГ познакомились с его товарищами по университету АВЕРБАХОМ Борисом и ОНКУРОВЫМ.

Вопрос: Что Вам известно о Борисе АВЕРБАХЕ и об ОНКУРОВЕ?

Ответ: Мне известно, что Борис АВЕРБАХ румынский подданный, а ОНКУРОВ – без подданства.

Вопрос: Что еще Вам известно о них?

Ответ: Я знаю, что Борис АВЕРБАХ хотел ехать в Советский Союз, но ему в визе было отказано. После этого он вторично хотел поехать в СССР, но уже под другой фами­лией. Это ему также не удалось.

Вопрос: По какому паспорту, фальшивому, Борис АВЕРБАХ хотел въехать в СССР и под какой фамилией?

Ответ: Он имел румынский паспорт. Так как ему от­казали первый раз во въезде, он как химик попробовал, мож­но ли будет смыть на паспорте свою фамилию и написать выдуманную в случае, если удастся получить советскую визу на эту другую фамилию. Он установил, что это можно будет сделать.

Вопрос: Откуда Вам все это известно?

Ответ: Я знаю это, так как я и В. ОЛЬБЕРГ принима­ли в этом участие.

Вопрос: В чем выразилось конкретно Ваше и В. ОЛЬБЕРГА участие?

Ответ: Когда Борису АВЕРБАХУ первый раз отказали во въезде в СССР, то мы втроем, т.е. Борис АВЕРБАХ, В. ОЛЬБЕРГ и я, у нас на квартире в Праге (Зелена 7) обсуждали вопрос, как быть дальше. Мы решили, что нужно изменить паспорт, как я показала выше, а визу попытаться получить не в Праге, где он первый раз пытался получить, а в Берлине. С этой целью Борис АВЕРБАХ взял в Интуристе анкету, заполнил ее с новыми данными фальшивого паспорта, приложил новые свои фотографии, на которых он был снят без очков, и я и В. ОЛЬБЕРГ отправили все это по почте в Берлин, в адрес ЧОПАНЕКА. К этой анкете мой муж написал ЧОПАНЕКУ письмо, в котором просил его эту анкету передать в Берлине в Интурист.

Вопрос: С какой целью Борис АВЕРБАХ так настойчиво хо­тел проникнуть в Советский Союз?

Ответ: Как я предполагаю, Борис АВЕРБАХ является троцки­стом, и его настойчивое стремление попасть в СССР объясняется желанием проникнуть сюда для контрреволюционной троцкистской работы.

Вопрос: Знал ли Б. АВЕРБАХ, что В. ОЛЬБЕРГ был в СССР нелегально?

Ответ: Да, он это знал. Ему об этом рассказывал В. ОЛЬБЕРГ.

Вопрос: Знал ли Б. АВЕРБАХ, что В. ОЛЬБЕРГ имеет намерение поехать в СССР вторично, нелегально?

Ответ: Да, он знал это, так как ему об этом говорил В. ОЛЬБЕРГ.

Вопрос: Что именно об этом намерении рассказывал В. ОЛЬБЕРГ Борису АВЕРБАХУ? Говорил ли он ему, по какому паспорту он поедет?

Ответ: Валентин ОЛЬБЕРГ рассказывал Б. АВЕРБАХУ, что мы поедем в СССР как граждане Гондурас.

Вопрос: Знал ли Б. АВЕРБАХ, как был приобретен Ваш паспорт Гонудрас?

Ответ: Да, В. ОЛЬБЕРГ ему об этом рассказывал, и Борис АВЕРБАХ также хотел приобрести себе другой фальшивый паспорт, но у него не было денег.

Вопрос: Таким образом, следствие устанавливает, что В. ОЛЬБЕРГ и Вы не только помогали Борису АВЕРБАХУ проникнуть в СССР, но и что Б. АВЕРБАХ знал о нелегальной по­ездке в СССР В. ОЛЬБЕРГА. Чем объясняется такое доверчивое отношение В. ОЛЬБЕРГА и Ваше к Борису АВЕРБАХУ? Дайте правдивые показания?

Ответ: Я объясняю это тем, что он, Борис АВЕРБАХ, как троцкист хотел проникнуть в СССР.

Вопрос: Назовите других знакомых В. ОЛЬБЕРГА и Ваших в Праге?

Ответ: В. ОЛЬБЕРГ и я знали еще д<окто>ра ОСТРАШИН, секретаря МАССАРИКА. Познакомился мой муж с ним через немецкого эмигранта д<окто>ра ГЕТЦЕ. Мой муж бывал несколько раз у ОСТРАШИНА в резиденции Массарика.

Вопрос: Какой характер носило это знакомство?

Ответ: Мой муж передал для библиотеки Массарика свои книги.

Вопрос: Знал ли ОСТРАШИН, что В. ОЛЬБЕРГ троцкист?

Ответ: Этого я не знаю, но ОСТРАШИН знал, что мой муж В. ОЛЬБЕРГ собирается ехать в Советский Союз.

Вопрос: Кто еще были Ваши знакомые в Праге?

Ответ: Заведующий русским отделением городской библиотеки в Праге. Он русский эмигрант. Мы были один раз у него в гостях. Он живет со своей матерью. Мой муж встречал его чаще, главным образом в библиотеке.

Вопрос: Было ли известно в среде эмиграции в Праге, что В. ОЛЬБЕРГ троцкист?

Ответ: Да, это было известно, и многие коммунисты с моим мужем, В. ОЛЬБЕРГОМ, не здоровались. Однажды в эми­грантских столовых один коммунист заявил В. ОЛЬБЕРГУ, что последний – с<оциал>-д<емократический> провокатор и изнасиловал одну женщину. Этот разговор был вскоре после того, как мы подали заяв­ление о приеме нас в Компартию.

Вопрос: Из Ваших показаний получается, что о по­ездке Вашего мужа в СССР знали многие. Только один СЕДОВ точно не знал, хотя Ваш муж был организационно связан с СЕДОВЫМ как троцкист. Почему же В. ОЛЬБЕРГ скрывал именно от СЕДОВА эту поездку? Говорите правду?

Ответ: Я полагаю, что СЕДОВ об этой поездке знал.

Вопрос: Вы опять говорите неправду, ибо по этому вопросу Вы можете говорить не предположительно, а точно, как Вы это знаете?

Ответ: Действительно, я должна признать, что СЕДОВ об этой поездке знал.

Вопрос: Почему Вы хотели от следствия это скрыть?

Ответ: Потому что В. ОЛЬБЕРГ поехал в СССР по прямому поручению СЕДОВА для ведения контрреволюционной троцкистской работы.

Вопрос: Какие именно директивы получал В. ОЛЬБЕРГ от СЕДОВА?

Ответ: Директиву вести в СССР троцкистскую работу.

Вопрос: Говорите точнее, какую троцкистскую работу?

Ответ: Сейчас я хочу рассказать следствию всю правду. Я хочу также рассказать следствию, почему я до сих пор давала ложные показания. Я держалась на следствии таким образом потому, что по вопросу возможности нашего ареста в Советском Союзе со мною имел неоднократные беседы мой муж В. ОЛЬБЕРГ. Он говорил мне, что мы едем в СССР с очень опас­ным поручением ТРОЦКОГО и СЕДОВА, и спрашивал меня, готова ли я подвергать себя такой опасности. Я ответила своим со­гласием, хотя я должна следствию заявить, что не считаю се­бя хорошо грамотным политически человеком. В Берлине, Праге, Сталинабаде и Горьком В. ОЛЬБЕРГ мне говорил, что в случае нашего ареста я должна утверждать, что мы приехали в СССР с целью честно работать, и какие бы то ни было антисоветские намерения категорически отрицать. Этого я все время и придерживалась.

Вопрос: О каком опасном поручении ТРОЦКОГО и СЕДО­ВА шла речь?

Ответ: Речь шла о террористическом акте над СТАЛИНЫМ. ОЛЬБЕРГ говорил мне о СТАЛИНЕ с большой ненавистью и злобой. Он считал, что ТРОЦКИЙ прав, требуя "убрать СТАЛИНА". В. ОЛЬБЕРГ разъяснял мне, что убрать СТАЛИНА можно только насильственным путем, т.е. совершить над ним терро­ристическим акт. Поэтому, когда СЕДОВ предложил В. ОЛЬБЕРГУ поехать с этом целью в СССР, – он дал на это свое согласие.

Вопрос: Какую позицию Вы занимали в этом вопросе?

Ответ: Я разделяла эти взгляды В. ОЛЬБЕРГА и была согласна с тем, что террористический акт над СТАЛИНЫМ должен быть совершен.

Вопрос: В чем конкретно выразилось Ваше участие в подготовке террористического акта над СТАЛИНЫМ?

Ответ: До ареста я считала себя лично способной совершить террористическим акт, но такой роли мне не отводилось. Наоборот, В. ОЛЬБЕРГ мне говорил, что я не знаю обстановки в Союзе, не знаю языка и поэтому могу наделать глупостей. Он говорил мне, что я должна изучать язык, а после видно будет.

Вопрос: Что известно Вам о конкретной подготовке к террористическому акту?

Ответ: Будучи в Горьком, я спрашивала об этом ОЛЬБЕРГА. Он мне отвечал, что подготовка к тер<рористическому> акту хотя медленно, но идет вперед. Что касается деталей, то он мне говорил: "Тебе незачем детали знать, так как это для тебя лишний груз".

Вопрос: Разве разговор об этом у Вас был только в Горьком?

Ответ: Первый раз разговор был по дороге из Москвы в Горький в вагоне. Я приехала в Москву 24/XI-35 г. Из Горького меня встречать приехал В. ОЛЬБЕРГ. Он встретил меня на вокзале, и мы поехали с ним в город кое-что купить. Была я в Москве в этот раз один день. В этот день мы были только у ЛАЙЦЕНА. О делах В. ОЛЬБЕРГА в Москве мы говорили очень немного и поверхностно. В вагоне, в купе, где мы были вдвоем, В. ОЛЬБЕРГ рассказал мне подробнее. Он сказал, что доволен результатами подготовки террористического акта, что дело хорошо подвигается вперед, что он организовал террористическую группу в Москве и в Горьком и что никакого наблюдении за ним нет. Он также рассказал мне, что в фев­рале месяце он вновь поедет в Москву, чтобы проверить еще раз, как подвинулась подготовка к террористическому акту над СТАЛИНЫМ. Он рассказал мне, что его доверенным человеком в Москве является БОШТЕДТ, который в курсе подготовки террористического акта. Сказав мне, что он БОШТЕДТУ верит, В. ОЛЬБЕРГ поинтересовался моим мнением о нем. Я ему отве­тила, что считаю БОШТЕДТА человеком, которому доверять можно.


Мне прочитано в переводе на немецком языке и за­писано с моих слов верно. –


ОЛЬБЕРГ.


ДОПРОСИЛИ:


ЗАМ. НАЧ. ИНО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ (Берман)


НАЧ. 1 ОТДЕЛЕНИЯ ИНО –

КАПИТАН ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ (Самсонов)


Верно:


ОПЕРУПОЛ. 3 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

МЛАД. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: (Ефремов)



РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 218, Л. 120-133.    


[1] Возможно, речь идет о Франце Пфемферте.

Comments