ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ.

 

Направляю протокол допроса БАБАХАН С.Я. от 23-го июля 1936 года.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

(Г. ЯГОДА)

 

27 июля 1936 г.

№ 57111


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БАБАХАН, Сергея Яковлевича, от 23 июля 1936 г.

 

БАБАХАН С.Я., 1892 г<ода> рожд<ения>, армянин, гр<ажданин> СССР, нач<альник> с<ельско>х<озяйственного> Управления Главного Управления Северного Морского Пути, об­разование высшее – экономист. Член ВКП(б) с 1917 г., в ноябре 1927 года исключался за активное участие в зиновьевской груп­пе. В июне 1928 г. ЦКК восстановлен.

 

Вопрос: На допросе 6 июля Вы показали, что РЕЙНГОЛЬД в период 1930-31 г.г. в г. Ташкенте являлся руководителем троцкистско-зиновьевской группы.

Что Вы можете показать об его организационных связях?

Ответ: Из организационных связей РЕЙНГОЛЬДА мне известен СОКОЛЬНИКОВ, который в свою очередь был близок к КАМЕНЕВУ. После 15-го партсъезда, несмотря на официальное заявление об отходе от троцкистско-зиновьевской группы, СОКОЛЬНИКОВ продолжал поддерживать тесную связь с КАМЕНЕВЫМ, двурушничал, разделял по-прежнему контрреволюционные троцкистские взгляды.

Вопрос: Вы лично были связаны с СОКОЛЬНИКОВЫМ?

Ответ: С СОКОЛЬНИКОВЫМ я познакомился в 1928 г. в квартире у КАМЕНЕВА, Арбат, Карманицкий переулок, но непосредственной связи с ним – СОКОЛЬНИКОВЫМ не поддер­живал.

Вопрос: Откуда же Вам известна позиция СОКОЛЬНИКОВА после 15-го партсъезда?

Ответ: Поддерживая тесную связь с КАМЕНЕВЫМ после 15 съезда, я при посещении нелегальных сборищ в 1928-29 г.г. на квартире КАМЕНЕВА лично встречал СОКОЛЬНИКОВА.

Вопрос: После высылки КАМЕНЕВА в Калугу поддерживал ли СОКОЛЬНИКОВ с ним связь?

Ответ: Эта связь продолжалась путем нелегальной пе­реписки СОКОЛЬНИКОВА с КАМЕНЕВЫМ.

Вопрос: Каким образом была установлена СОКОЛЬНИКОВЫМ нелегальная письменная связь?

Ответ: Из Калуги в Москву и обратно постоянно езди­ли быв<шие> секретари ЗИНОВЬЕВА и КАМЕНЕВА – БОГДАН [1] и ШВАЛЬ­БЕ. Из Москвы в Калугу ездил старший сын КАМЕНЕВА – Лю­тик. Они и были постоянными связными КАМЕНЕВА и ЗИНОВЬЕ­ВА с Москвой. Письма СОКОЛЬНИКОВА с КАМЕНЕВЫМ доставлялись сыном КАМЕНЕВА.

Вопрос: Откуда Вы это знаете?

Ответ: Будучи на квартире КАМЕНЕВА на Манежной ул. в моем присутствии КАМЕНЕВА О.Д. снаряжала старшего сына в Калугу, при мне же был разговор, что он везет КАМЕНЕВУ очередное письмо СОКОЛЬНИКОВА.

Вопрос: Для какой цели ездили в Москву и обратно в Калугу БОГДАН, ШВАЛЬБЕ [2] и сын КАМЕНЕВА?

Ответ: Со специальной задачей – посылали с ними информации о положении дел в Москве. Через них поддержи­валась связь с КАМЕНЕВЫМ и ЗИНОВЬЕВЫМ, <которую осуществляли> СОКОЛЬНИКОВ и другие. После возвращения КАМЕНЕВА из Калуги в Москву СОКОЛЬНИКОВ продолжал поддерживать связь с КАМЕНЕВЫМ. По инициативе СОКОЛЬНИКОВА в 1928 г. на квартире у КА­МЕНЕВА, на Манежной ул<ице>, состоялась встреча КАМЕНЕВА с БУХАРИНЫМ для обмена мнений по основным вопросам поли­тики ВКП(б). Организовал эту встречу СОКОЛЬНИКОВ, ему принадлежала и инициатива создания блока между правыми и зиновьевцами.

Вопрос: Кто информировал Вас о роли СОКОЛЬНИКОВА в этой встрече?

Ответ: При мне с КАМЕНЕВЫМ о встрече договорился по телефону БУХАРИН, при мне БУХАРИН пришел на квартиру к КАМЕНЕВУ, они уединились, уйдя в кабинет КАМЕНЕВА, я же остался в столовой. Из разговоров КАМЕНЕВА было ясно, что их свел СОКОЛЬНИКОВ.

Вопрос: Кто еще в это время был на квартире у КА­МЕНЕВА?

Ответ: Кроме семьи и меня никого посторонних в это время не было [3].

Вопрос: Продолжайте показания о СОКОЛЬНИКОВЕ?

Ответ: В конце 1933 года мне стало известно, что СОКОЛЬНИКОВ после приезда из-за границы являлся уже одним из инициаторов и сторонников блока зиновьевцев и троцкистов для борьбы с ВКП(б) и руководством партии.

Такой троцкистско-зиновьевский блок, как я уже показы­вал, был создан, и в объединенный "всесоюзный центр" его (блока) вошел и СОКОЛЬНИКОВ.

СОКОЛЬНИКОВ при создании блока в крайне озлобленной форме ставил вопрос об усилении борьбы с ВКП(б).

Совместно с СОКОЛЬНИКОВЫМ принимала активное участие в контрреволюционной деятельности его жена СЕРЕБРЯКОВА Галина (чл<ен> ВКП(б)). В период между 14-м и 15-м съездами партии она находилась в центре событий, связанных с борь­бой с ВКП(б). Она же была связана с ТРОЦКИМ, РЕЙНГОЛЬ­ДОМ и другими.

Будучи впоследствии вовлечена в организацию, содейст­вовала нелегальным сборищам троцкистов у себя на квар­тире на Арбате, Карманицкий пер<еулок>.

Вопрос: Откуда это Вам известно?

Отведи Мне об этом подробно в конце 1933 года рассказывал РЕЙНГОЛЬД, с которым я был организационно связан. О СЕРЕБРЯКОВОЙ Галине я знаю по совместному участию в борьбе с ВКП(б). О ее участии в нелегальной организации в последний период мне известно со слов РЕЙНГОЛЬДА, он был весьма близок к СЕРЕБРЯКОВОЙ.

Вопрос: В показаниях от 6/VII-36 г. Вы не указали весь состав, всесоюзного центра троцкистско-зиновьевской организации. Назовите всех известных Вам членов всесоюзного центра?

Ответ: В состав всесоюзного центра троцкистско-зиновьевского блока входили ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ, БАКАЕВ, СМИЛГА, СОКОЛЬНИКОВ, СМИРНОВ И.Н., МРАЧКОВСКИЙ и ЛОМИНАДЗЕ.

Вопрос: В чем конкретно заключалась практическая контрреволюционная деятельность "всесоюзного центра"?

Ответ: "Всесоюзный центр" троцкистско-зиновьевской организации вел работу 1) по созданию единой троцкист­ско-зиновьевской организации, объединяя существовавшие группы троцкистов и зиновьевцев как в центре, так и на периферии; 2) поддерживал нелегальную связь с периферийными группами и руководил их практической работой; 3) создавал кадры организации, привлекая к работе ста­рых троцкистов и зиновьевцев, вербуя новых лиц, не свя­занных с прошлой антипартийной деятельностью. Таким образом зиновьевцами и троцкистами строилась внутри ВКП(б) вторая нелегальная контрреволюционная троцкистская пар­тия; 4) поскольку основным и решающим средством борьбы с ВКП(б) организация считала террор, поэтому вся практическая деятельность обоих центров была главным образом направлена на организацию террористических актов над членами Политбюро и особенно над т. СТАЛИНЫМ. Все члены "всесоюзного центра" стояли на точке зрения террора и в этом направлении вели работу, т.к. считали, что единственной реальной формой борьбы против Сталина и других руководителей ВКП(б) является террор.

КАМЕНЕВ мне лично доказывал, что для прихода к вла­сти нужно организовать убийство Сталина.

Вопрос: Вы имели непосредственную связь с "Всесоюз­ным центром" троцкистско-зиновьевской организации?

Ответ: Нет. Я был связан с "московским центром" в лице РЕЙНГОЛЬДА и ФАЙВИЛОВИЧА. О деятельности "всесоюз­ного центра" мне известно непосредственно от КАМЕНЕВА, РЕЙНГОЛЬДА и ФАЙВИЛОВИЧА.

Вопрос: Дайте показания о контрреволюционной дея­тельности московского центра?

Ответ: Московский центр организации объединял ряд существовавших нелегальных групп в Москве. Непосредст­венную практическую работу вели РЕЙНГОЛЬД, БАКАЕВ, ФАЙВИЛОВИЧ и ДРЕЙЦЕР. Они же практически занимались под­готовкой террористических актов против руководства ВКП(б).

Вопрос: Назовите всех членов московского центра троцкистско-зиновьевской организации?

Ответ: В состав Московского центра входили РЕЙНГОЛЬД, ШАРОВ, ГЕРТИК, ГОРШЕНИН, ДРЕЙЦЕР, БЫК, ПИКЕЛЬ.

Вопрос: По поручению члена "Московского центра " – РЕЙНГОЛЬДА Вами в организацию были вовлечены: БЕЛОЦЕР­КОВСКИЙ Р.Д., БАРСОВ А.П. и ЗИНГЕР М.А. При каких об­стоятельствах эти лица были вовлечены в контрреволюцион­ную троцкистско-зиновьевскую организацию?

Ответ: БАРСОВ А.П., БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ Р.Д. и ЗИНГЕР являются активными троцкистами. После встречи в конце 1933 года с РЕЙНГОЛЬДОМ по указанию "московского цент­ра" о консолидации троцкистско-зиновьевских кадров я предпринял ряд практических мер к выполнению этого указания. Конкретно это выразилось в следующем:

БАРСОВА, Алексея Павловича, я знаю с 1926 г. как члена зиновьевской группы. БАРСОВ в этот период был связан непосредственно с КАМЕНЕВЫМ. После 15-го партсъезда он выехал в Ростов, продолжая поддерживать орга­низационную связь с зиновьевской группой. Проживая в Москве, БАРСОВ продолжал оставаться на прежних контрреволю­ционных троцкистских позициях; в беседе со мной по ос­новным вопросам политики ВКП(б), внутрипартийным вопро­сам, исходил из троцкистских установок, допуская клеве­ту на ВКП(б) и ее руководство.

В январе 1934 г. с БАРСОВЫМ мною была восстановлена организационная связь. При встрече с ним у меня на квар­тире на Тверской ул., дом № 26, кв. 28, я в осторожной форме передал ему основные установки организации. БАР­СОВ мои информации выслушал с интересом и заявил мне, что он целиком и полностью разделяет установки троцкистской организации и готов к активной борьбе с ВКП(б).

БЕЛОЦЕРКОВСКОГО, Рувима Давидовича, я знаю с 1920 го­да. Борьбу против партии в лагере троцкистов БЕЛОЦЕРКОВ­СКИЙ начал вести еще в 1923 г. В 1926 году БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ принимал участие в антипартийной контрреволюционной борьбе против ВКП(б). До 15-го съезда был исключен из ВКП(б), но в связи с его заявлением об отходе от троцки­стов и подчинении решениям 15 партсъезда был восстанов­лен. Несмотря на это оставался на прежних контрреволю­ционных троцкистских позициях. В начале 1934 года при­мерно в феврале был вовлечен в организацию у меня на квартире, после чего с ним была установлена систематическая организационная связь. Последний был также посвя­щен в существование организации и ее политические задачи.

В течение 1934 года БАРСОВ и БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ посещали мою квартиру на Тверской уд. дом 26, кв.38. В беседах со мной БАРСОВ и БЕЛОЦЕРКОВСКИЙ допускали злобные контр­революционные выпады по отношению к руководству ВКП(б), в частности, к т. Сталину.

После кировских событий БЕЛОЦЕРКОВСКОМУ и БАРСОВУ я рекомендовал по конспиративным соображениям от посе­щения моей квартиры воздержаться, условившись глубоко законспирировать нашу связь во избежание провала.

В начале 1935 г. я установил организационную связь с работающим в Главном Управлении Севморпути ЗИНГЕРОМ М.А., которого также знаю с 1920 года <как> примкнувшего к троцкистам в 1923 г. В 1926 г. принимал также активное участие в борьбе против ВКП(б). Исключался из партии в 1928 г., был восстановлен; до последнего времени оста­вался троцкистом. В беседах со мной дискредитировал и клеветал на руководство ВКП(б).

Вопрос: Какие конкретные поручения Вами были даны БАРСОВУ, БЕЛОЦЕРКОВСКОМУ и ЗИНГЕРУ, как членам организации?

Ответ: Поддерживая организационную связь с БАРСО­ВЫМ, БЕЛОЦЕРКОВСКИМ и ЗИНГЕРОМ на сборищах у меня на квартире в течение 1934 г., мы подвергали обсуждению основные вопросы политики ВКП(б) с троцкистских позиций ставя в качестве основной задачи сохранение и подготов­ку кадров организации. В этом направлении среди своих троцкистских связей БЕЛОЦЕРКОВСКИМ, БАРСОВЫМ и ЗИНГЕРОМ и велась работа.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

БАБАХАН.

 

Допросил:

 

НАЧ. 5 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – ГАТОВ.

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (СВЕТЛОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 230, Л. 29-38.


[1] Богдан Бронислав Викентьевич, род. 20 декабря 1897 г., член ВКП(б) с 1919 г., работал помощником заведующего секретариатом Г. Зиновьева в Коминтерне с 1 июня 1924 г. по 15 декабря 1926 г. Покончил самоубийством в октябре 1933 г.

[2] Швальбе Филипп Петрович, секретарь Каменева. «Ф. Швальбе после ссылки в Минусинске в июне 1933 года вернулся в Москву и в 1934 году был восстановлен в ВКП(б). В отличие от многих сложивших голову зиновьевцев, он в декабре 1950 года был жив и даже заведовал цехом фабрики ширпотреба… Михаил Швальбе пережил XX съезд КПСС». (Пантелеев Михаил. «Агенты Коминтерна. Солдаты мировой революции»). 

[3] «Согласно записям секретаря Л.Б. Каменева Филиппа Петровича (Пинхусовича) Швальбе, А.Я. Гуральский был на квартире у Л.Б. Каменева во время его знаменитой нелегальной встречи с Н.И. Бухариным, состоявшейся 11 июля в период работы пленума ЦК ВКП(б)» (Пантелеев Михаил. «Агенты Коминтерна. Солдаты мировой революции»). Также согласно показаниям самого Ф.П. Швальбе, данным 30 июня 1930 г. начальнику СО ОГПУ, «Разговор происходил в столовой Каменева. Я же в этот момент находился в кабинете…» (Цит. по «Как ломали НЭП», Международный Фонд Демократия, Издательство Материк, М. 2000 г., т. 4, стр. 688)

Comments