ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ

 

Направляю Вам протокол допроса участника контрреволюционной троцкистско-зиновьевской террористиче­ской организации в СССР – БАКАЕВА И.П. от 14-го августа 1936 года.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР:

 

(Г. ЯГОДА)

 

16 августа 1936 г.

№ 57376


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БАКАЕВА, Ивана Петровича, –

от 14-го августа 1936 г.

 

Вопрос: На предыдущих допросах вы показали, что в г. Ленинграде вы были в мае 1934 года.

Нам известно, что вы и после этого ездили в Ленинград. Подтверждаете ли вы это?

Ответ: Признаю, что поздней осенью 1934 года, видимо, в ноябре месяце я еще раз ездил в г. Ленинград.

Вопрос: С какой целью вы ездили в ноябре 1934 г. в Ле­нинград?

Ответ: Незадолго до этой поездки я с ЕВДОКИМОВЫМ посе­тили в Москве КАМЕНЕВА на его квартире. Во время этой встречи КАМЕНЕВ и ЕВДОКИМОВ, которые были в курсе всех мероприятиях [1] по подготовке убийства Сталина в Москве, по­ручили мне съездить в Ленинград и проверить, как Ленинградский террористический центр ведет работу по подготовке убийства Кирова.

Было решено, что эта поездка будет кратковременной, и я выехал в Ленинград на выходной день. ЕВДОКИМОВ предвари­тельно созвонился о моем выезде с Владимиром ЛЕВИНЫМ [2].

На вокзале в Ленинграде меня встретил Вл. ЛЕВИН и по­вез к себе на квартиру. У него я застал МАНДЕЛЬШТАМА [3].

Вопрос: А больше у ЛЕВИНА никого не было?

Ответ: Ко времени моего приезда больше никого не было. Однако вскоре МАНДЕЛЬШТАМ пошел собрать участников ор­ганизации – членов центра, и через короткое время к ЛЕ­ВИНУ пришли: СОСИЦКИЙ [4], Вл. РУМЯНЦЕВ [5], КОТОЛЫНОВ, МЯСНИКОВ [6].

КОТОЛЫНОВ рассказал, что Ленинградский центр установил регулярное наблюдение за Кировым у Смольного и у кварти­ры Кирова на ул. Красных зорь, возле трамвайной останов­ки.

КОТОЛЫНОВ тогда утверждал, что Киров настолько обложен, что убить его труда не представляет.

Я одобрил мероприятия ленинградцев и попросил связать меня с кем-либо из лиц, намеченных непосредственными ис­полнителями террористического акта.

По предложению КОТОЛЫНОВА на квартиру ЛЕВИНА был выз­ван НИКОЛАЕВ Леонид, об участии которого в организации мне в Москве говорил ЕВДОКИМОВ.

Вопрос: О чем вы говорили с НИКОЛАЕВЫМ?

Ответ: НИКОЛАЕВ. который произвел на меня впечатление решительного человека и убежденного террориста, мне с некоторой экзальтацией стал рассказывать, как он добивал­ся к Кирову на прием, но Киров его не принял.

После этого он мне сказал, что он выследил время поез­док Кирова из квартиры в Смольный и что он решил убить Кирова либо у Смольного, либо в самом Смольном.

Вопрос: НИКОЛАЕВ вам называл лиц, которые вместе с ним вели наблюдение за тов. Кировым?

Ответ: Он мне говорил, что наблюдение за Кировым он ведет с группой соучастников. Фамилии, насколько помню, он мне не называл.

Вопрос: Вы в тот же день вернулись в Москву?

Ответ: Я в тот же день выехал в Москву, вернувшись на второй день утром.

Вопрос: Кому вы рассказали о результатах вашей поезд­ки?

Ответ: О результатах поездки я рассказал ЕВДОКИМОВУ и КАМЕНЕВУ, которым я сообщил, что после осуществления террористического акта в Москву приедет МАНДЕЛЬШТАМ, который свяжется с ГЕРТИКОМ и сообщит как об обстоятельст­вах убийства Кирова, так и о принятых мерах к сокрытию следов преступления.

О необходимости такой поездки МАНДЕЛЬШТАМА в Москву я договорился с ним и Вл. ЛЕВИНЫМ.

Вопрос: МАНДЕЛЬШТАМ приезжал в Москву после убийства тов. Кирова?

Ответ: В декабре 1934 г. до моего ареста мне говорил ЕВДОКИМОВ, что в Москву приехал МАНДЕЛЬШТАМ и сообщил об обстоятельствах ареста НИКОЛАЕВА и его родственников.

Вопрос: Почему вы ранее скрывали, что тов. Киров был убит по вашему прямому поручению, и не давали откровен­ных показаний по этому вопросу?

Ответ: Мне было об этом тяжело показывать.

Вопрос: Кого из террористов, причастных к убийству т. Кирова и подготовке убийства т. Сталина, вы еще знае­те?

Ответ: Больше никого.

Вопрос: ЕВДОКИМОВ показывает, что с вами в Ленинград выезжал участник организации – троцкист.

Кто это лицо?

Ответ: Я в Ленинград ездил один.

Вопрос: Вы скрываете от нас этого троцкиста.

Ответ: Я повторяю, что в Ленинград я ездил один. Одна­ко в Ленинграде мне ЛЕВИН действительно говорил о своей связи с троцкистом, приехавшим из Москвы.

Вопрос: И при этом ЛЕВИН не назвал вам разве фамилии этого троцкиста?

Ответ: Насколько помню, он мне фамилии не называл.

Вопрос: Вы это утверждаете?

Ответ: Я это утверждать не могу, но не помню, чтобы он мне называл фамилии.

Возможно, что ЛЕВИН мне говорил о троцкисте ШАТСКОМ, хотя повторяю, что я твердо этого не помню.

Вопрос: А в чем заключалась роль ШАТСКОГО [7] в ленин­градском террористическом центре?

Ответ: Мне это точно неизвестно, но я себе представ­лял дело таким образом, что через ШАТСКОГО зиновьевцы в Ленинграде были связаны с троцкистами.

Вопрос: С кем именно?

Ответ: Это мне неизвестно.

Вопрос: Вы называете не всех известных вам участни­ков организации в Ленинграде: в частности, вы скрываете известных вам троцкистов, с которыми были связаны в Ленинграде РУМЯНЦЕВ, КОТОЛЫНОВ и др<угие>.

Ответ: Я утверждаю, что мне неизвестно, с кем из троц­кистов был связан ленинградский террористический центр.

Вопрос: Как же это могло быть? Вы едете в Ленинград для проверки работы террористического центра и не знае­те, с кем связаны его участники.

Разве от вас это могли скрыть?

Ответ: Я ехал в Ленинград со специальным поручением КАМЕНЕВА и ЕВДОКИМОВА и это поручение выполнил.

Кроме того, что я показал, мне больше ничего известно не было.

Вопрос: Были ли у вас единомышленники среди чекистов?

Ответ: В 1925-26 году в ГПУ в Ленинграде работал не­кий КОРШУНОВ. Если не ошибаюсь, он был секретарем ячей­ки ПП ОГПУ. КОРШУНОВ был участником зиновьевской органи­зации и, насколько мне известно, был впоследствии иск­лючен из партии и осужден. Где он сейчас – не знаю.

Вопрос: А вы лично не были связаны с двурушниками, работавшими в чекистском аппарате?

Ответ: Нет. Я вообще ни с какими чекистами связи не поддерживал.

Вопрос: Разве вы не сохранили никаких связей среди чекистов, работавших в свое время с вами в Петроградской ЧК?

Ответ: Нет. Никаких связей среди чекистов я не сохра­нил.

Вопрос: А кто из других участников организации был связан с двурушниками среди чекистов?

Ответ: Мне об этом ничего не известно.

Вопрос: Разве в организации не обсуждался вопрос о необходимости разведки в органах ЧК?

Ответ: Специально этот вопрос не обсуждался.

Вопрос: Вы скрываете известные вам связи организации в чекистском аппарате.

Ответ: Я повторяю, что мне об этих связях неизвест­но.

Вопрос: В плане заговора, разработанном объединенным центром, была предусмотрена необходимость скрыть участие центра в подготовке террористических актов. Разве в этой свя­зи не обсуждался вопрос о приобретении связей среди чекистов?

Ответ: Мне об этом неизвестно.

Вопрос: А среди чекистов, непосредственно охраняющих руководителей партии, вы пытались вербовать кого-либо?

Ответ: Я лично не пытался вербовать, о попытках в этом направлении других участников организации мне ничего не известно.

Вопрос: При подготовке террористических актов вы выясняли, как и кем охраняются руководители партии и правительст­ва?

Ответ: Нет, я себе такой задачи не ставил, а от тер­рористов, с которыми я соприкасался, ничего <об> этом не слышал.

Вопрос: Вы не могли пройти мимо вопроса об охране, так как состояние охраны было теснейшим образом связано с успешным осуществлением тер<рористических> актов?

Ответ: Мы недооценивали значения охраны, именно поэтому провалилась наша попытка совершить террористический акт в Москве в 1934 г., о чем я показывал на допросе 17-19 июля с<его> г<ода>.

Вопрос: Поскольку, как вы показываете, охрана яви­лась помехой к совершению террористического акта летом 1934 года, тем более она должна была привлечь к себе внимание ор­ганизации. Что конкретно предпринималось организацией в этом направлении?

Ответ: Выяснением обстановки, наиболее благоприят­ной для совершения террористического акта, т.е. фактически разведкой занимались непосредственно РЕЙНГОЛЬД и ДРЕЙЦЕР, поэтому я считаю, что к их компетенции относился и вопрос об охране.

Тем более, что и тот, и другой обладали подходящими для этого связями, особенно РЕЙНГОЛЬД, являвшийся членом правительства.

Каких-либо конкретных фактов, связанных с охраной руководителей партии, они мне не сообщали.

Вопрос: Ваши показания совершенно неясны. РЕЙНГОЛЬД и ДРЕЙЦЕР имели какие-либо связи среди чекистов, состоявших в охране?

Ответ: О каких-либо связях РЕЙНГОЛЬДА и ДРЕЙЦЕРА среди охраны мне ничего не известно.

Вопрос: А во время ваших поездок в Ленинград вы не выясняли, как и кем охраняется тов. Киров, как обезвредить или устранить охрану?

Ответ: Я не помню, чтобы я специально занимался этим вопросом.

Вопрос: Когда вы с членами ленинградского террористи­ческого центра в ноябре 1934 г. обсуждали вопрос об их подго­товленности к совершению убийства тов. КИРОВА, разве не затрагивалось состояние охраны тов. Кирова?

Ответ: Как будто не затрагивалось.

Вопрос: Предъявляем вам фотокарточку. Известно ли Вам изображенное на снимке лицо?

Ответ: Я опознаю на этой фотокарточке террориста Леонида НИКОЛАЕВА, с которым я виделся на квартире Вл. ЛЕВИ­НА в ноябре 1934 г. в г. Ленинграде и который по заданию троцкистско-зиновьевского центра убил 1 декабря 1934г. в г. Ленинграде С.М. КИРОВА.

В подтверждение этого учиняю на фотокарточке свою подпись.

 

Записано с моих слов верно. Мною прочитано.

 

И. БАКАЕВ.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

ЗАМ НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА – ЛЮШКОВ 

 

НАЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – КАГАН

 

ОПЕР. УПОЛНОМ. 3 ОТД. СПО ГУГБ

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – ЯХОНТОВ 

 

Верно:

 

ОПЕР. УПОЛНОМОЧ. СПО ГУГБ

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ

 

(СВЕТЛОВ)

 

 

Ф. 17, Оп. 171, Д. 234, Л. 1-10.


[1] Так в тексте.

[2] Левин Владимир Соломонович (1897-1934), образование среднее, член ВКП(б) с марта 1917 г. В 1926 г. исключался из ВКП(б) за фракционную деятельность, восстановлен в 1927 г., однако вновь исключен XV-м съездом ВКП(б). Вновь восстановлен в 1928 г. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[3] Мандельштам Сергей Осипович, 1895 г. рождения, в 1916 году он примыкал к межрайонцам, член КПСС с 1917 года, п.б. № 0301715, служащий, образование среднетехническое, в Красной Армии был с 1918 по 1921 год, в 1922—1923 гг. работал организатором коллектива Путиловского завода, с 1923 по 1926 год — начальник политотдела дивизии и военный прокурор, 1927—1928 гг. работал в г. Архангельске зам. зав. гублесотделом. 13.XI.1927 г. ячейкой ВКП(б) бюро горрайкома и Архангельской ГКК исключен из партии за принадлежность к оппозиции и неискренность перед ГорКК. 8 апреля 1929 г. постановлением Ленинградской областной партколлегии Мандельштам был восстановлен в правах члена РКП(б), отметив в партийных документах о пребывании его вне рядов партии с января 1928 года по апрель 1929 года. 1926 по 1928 г. работал зам. зав. Архангельским губернским лесным отделом. С 1928 по 1929 г. — экономист в тресте «Севзаплес», с 1930 по 1932 г. работал в Магнитогорске — помощником управляющего строительством, с 1932 г. — в Ленинграде и к моменту ареста в декабре 1934 г. заведовал сектором оргпроектирования «Гипромеза». Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[4] Сосицкий Лев Ильич, 1899 г.р., член ВКП(б) с 1919 года, к моменту ареста директор авторемонтного завода Ленсовета. В Красной Армии служил на различных политических должностях с 1919 по 1926 год. Подписывал платформу «83». В 1927 г. исключен из ВКП(б), в 1928 г. восстановлен. Арестован в декабре 1934 г. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[5] Румянцев Владимир Васильевич, 1902 года рождения, член ВКП(б) с 1920 г., был секретарем Ленинградского губкома комсомола, секретарем ЦК ВЛКСМ. Исключался из ВКП(б) за фракционную деятельность в 1927 г., восстановлен в 1928 г. После исключения работал в вологодском губфинотделе в должности губернского ревизора. В 1930 г. по партмобилизации работал ответственным исполнителем по учету и распределению кадров на Магнитострое. С 1 апреля 1931 г. по 21 апреля 1934 года работал счетоводом на фабрике им. Слуцкой в Ленинграде. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[6] Мясников Николай Петрович, 1900 г. рождения, член ВКП(б) с мая 1917 года, служил в Красной Армии с 1918 по 1926 год в должностях комиссара полка и штаба дивизии, зам. нач. политотдела ЛВО, в 1927 году работал консультантом в Новосибирском крайплане, в 1928 г. в Ленинграде в поверочной палате — поверитель, в 1928—1930 г.г. — заведовал орготделом Московско-Нарвского райсовета г. Ленинграда и с 1930 по 1934 г. в Ленинградском горсовете. Перед арестом был зам. зав. орготделом Ленгорсовета. Исключался из ВКП(б) в мае 1927 г. и в ноябре 1927 г. Оба раза восстановлен. Арестован в декабре 1934 г. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[7] Шатский Николай Николаевич, род. в 1899 г. Инженер по нормированию и планированию в Электротехническом институте г. Ленинграда. Уроженец Тульской губернии, из семьи железнодорожного рабочего. Окончил Лениградский механический институт. В 1917-1927 г. член ВЛКСМ. С 1917 г. занимал выборные должности в партийных и комсомольских, а также профсоюзных организациях. В 1919-1920 годах в РККА. В 1923-1927 гг. член ВКП(б). Исключен в 1927 г. за участие в оппозиции. С августа 1933 г. до февраля 1934 г. проживал в Челябинске, работал на ЧТЗ. Арестован 5 декабря 1934 г. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

Comments