ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ОЛЬБЕРГ, Бетти-Августы-Фриды Оттовны.

от 16/V-1936 г.

 

ОЛЬБЕРГ, 1906 г. рождения, уроженка Германии, германская подданная, прибы­ла в СССР по паспорту Гондурас, находилась на иждивении мужа, бывш. член КПГ, исключена в связи с делом мужа-троцкиста. Ее муж ОЛЬБЕРГ Валентин арестован по одному с ней делу.

 

Вопрос: Ваш отец и муж вашей сестры, как Вы это показали, члены национал-социал<истической> партии. Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: Да, это соответствует действительности.

Вопрос: Ваш отец и муж Вашей сестры знали, что Валентин ОЛЬБЕРГ выслан из Германии?

Ответ: Да, они это знали.

Вопрос: Знали ли они, что он еврей по национальности?

Ответ: Да, знали.

Вопрос: Валентин ОЛЬБЕРГ, приезжая в Германию после высылки, где проживал?

Ответ: Он жил всегда в квартире моего отца, где жила и я.

Вопрос: До прихода национал-социалистов к власти Ваши соседи по дому знали, что В. ОЛЬБЕРГ Ваш муж?

Ответ: Да, знали.

Вопрос: Знали они, что он имеет отношение к компартии?

Ответ: Я не знаю, знали ли все жившие в доме, но многие несомненно знали, ибо компартия Германии до прихода фашистов существовала легально.

Вопрос: Знали они, что он по национальности еврей?

Ответ: Да, знали.

Вопрос: После прихода национал-социалистов Вы или Ваши род­ные привлекались за что-либо к ответственности?

Ответ: Нет, не привлекались.

Вопрос: Общеизвестно, что в Германии женщины не еврейки, состоящие в браке с евреями, как сами, так и их родители, под­вергаются жестоким преследованиям и во всяком случае не могут быть членами национал-социал<истической> партии. Однако, Ваш муж, будучи известен как состоявший в компартии, будучи высланным из Гер­мании, въезжал обратно в Германию по фальшивым паспортам, оста­навливался у Вашего отца – члена нац<ионал->соц<иалистической> партии, и ни он, ни Вы и ни Ваш отец не подвергались преследованиям. Чем Вы это объясняете?

Ответ: Я должна заявить, что мой муж В. ОЛЬБЕРГ не подвер­гался преследованиям потому, что он был в Германии в данном случае на особом положении.

Вопрос: Что Вы называете особый положением?

Ответ: Потому, что ему помогал мой отец и муж моей сестры – оба фашисты.

Вопрос: В чем выражалась эта помощь?

Ответ: Помощь выражалась в том, что мой отец, зная о нелегальных поездках В. Ольберга в СССР, зная, что он троцкист и зная его террористические планы в СССР, ‒ связал В. Ольберга с Гестапо, которое, естественно, В. Ольберга не только не преследовало, но и помогало ему.

Вопрос: Когда В. ОЛЬБЕРГ установил связь с Гестапо?

Ответ: Это было примерно в декабре м<еся>це 1934 г.

Вопрос: Назовите фамилию чиновника Гестапо.

Ответ: Этого я не знаю, и меня это в такой мере не интересовало, чтобы знать это.

Вопрос: Вы говорите, что Гестапо помогало В. ОЛЬБЕРГУ. В чем выражалась эта помощь?

Ответ: Эта помощь выражалась в том, что В. ОЛЬБЕРГ мог сво­бодно въезжать и жить беспрепятственно в Германии.

Вопрос: А кроме этого?

Ответ: Больше я не знаю.

Вопрос: Гестапо знало, с какими поручениями Троцкого и Се­дова В. ОЛЬБЕРГ ездит в СССР?

Ответ: Да, знало и именно поэтому ему помогало.

Вопрос: Какие инструкции, указания В. ОЛЬБЕРГ получал от Гестапо?

Ответ: В. ОЛЬБЕРГУ было предложено принять все зависящие от него меры к тому, чтобы террористический акт непременно был совершен. Для Гестапо это было основное.

Вопрос: Откуда Вы все это знаете?

Ответ: Я знаю это лично от моего отца и лично <от> В. ОЛЬБЕРГА.

Вопрос: 26-го апреля Вы дали показания о поездке Курт<а> Робеля в СССР и о той информации, которую Вы от него получили в Берлине. Передали ли Вы эту информацию Гестапо?

Ответ: Да, все, что я узнала от Курта Робеля, я передала моему отцу, а он в свою очередь это передал в Гестапо.

Вопрос: Вы выехали из Германии в СССР после возвращения Курта Робеля в Германию из СССР?

Ответ: Да, я выехала из Берлина спустя месяц после возвращения Курта Робеля из СССР.

Вопрос: Гестапо знало о Вашем отъезде?

Ответ: Да, знало об этом от моего отца.

Вопрос: Какие указания Вы должны были передать от Гестапо В. ОЛЬБЕРГУ?

Ответ: Я должна была сообщить ему, что Гестапо в курсе последней информации, полученной от Курта Робеля, передать эту информацию Валентину Ольбергу, а также, что Гестапо пред­лагает закончить подготовку террористического акта с расчетом на 1-е мая 1936 г.

Вопрос: Еще какие поручения Вы имели от Гестапо для В. ОЛЬБЕРГА?

Ответ: Я привезла для В. ОЛЬБЕРГА химическую жидкость в небольшой бутылочке.

Вопрос: Какая это была жидкость, для каких целей?

Ответ: Как мне передал мой отец – это была химическая жидкость особого состава, дающая возможность смывать чернила с различных бумаг. Передавая эту бутылочку, отец сказал мне, что это Валентину ОЛЬБЕРГУ может понадобиться.

Вопрос: В ранее данных показаниях Вы говорили о библиотеке Масарик<а> в Праге, которую посещал В. Ольберг. С кем лично из служащих этой библиотеки был знаком В. ОЛЬБЕРГ?

Ответ: Он был знаком с Тукалевским.

Возрос: Вы лично с Тукалевским знакомы?

Ответ: Да, я с ним также знакома.

Вопрос: Кто Вас познакомил с Тукалевским?

Ответ: Меня с ним познакомил В. ОЛЬБЕРГ.

Вопрос: А кто познакомил В. ОЛЬБЕРГА с ТУКАЛЕВСКИМ?

Ответ: Мне известно, что его познакомил Павел ОЛЬБЕРГ.

Вопрос: С какой целью Павел ОЛЬБЕРГ познакомил Валентина ОЛЬБЕРГА с ТУКАЛЕВСКИМ?

Ответ: Это знакомство состоялось случайно.

Вопрос: Это неверно. Вы скрываете от нас действительный характер этой связи.

Ответ: Нет, я говорю правду.

Вопрос: Вы говорите неправду, ибо следствию это точно известно из показаний как Валентина, так и Павла ОЛЬБЕРГА.

Ответ: Вы правы. Я действительно ответила на Ваш вопрос неверно. В действительности Павел ОЛЬБЕРГ связал Валентина с ТУКАЛЕВСКИМ потому, что ТУКАЛЕВСКИЙ является агентом Геста­по в Праге.

Вопрос: Почему Вы это хотели скрыть от следствия, ведь о связи Валентина с Гестапо Вы дали показания?

Ответ: Я не хотела говорить об этом потому, что Павел ОЛЬБЕРГ также является агентом Гестапо, а его я не хотела выдавать, полагая, что следствию это неизвестно.

Вопрос: Когда и где Павел ОЛЬБЕРГ связал ТУКАЛЕВСКОГО с В. ОЛЬБЕРГОМ?

Ответ: Это было в Праге. После возвращения В. ОЛЬБЕРГА из его первой, нелегальной поездки в СССР в 1933 г.

Вопрос: Зачем понадобилось В. ОЛЬБЕРГУ связаться с агентом Гестапо Тукалевским в Праге, когда по Вашим же показаниям он был связан с Гестапо через Вашего отца национал-социалиста?

Ответ: Дело в том, что фактическая связь с Гестапо через моего отца В. ОЛЬБЕРГОМ была установлена только в декабре м<еся>це 1934 г., когда В. ОЛЬБЕРГ и я приехали из Праги в Берлин. До этого связь была с Гестапо через ТУКАЛЕВСКОГО и в Германию из Праги ездила я одна. Валентин ОЛЬБЕРГ поехал в Германию только после того, как он убедился, что Гестапо в лице ТУКА­ЛЕВСКОГО имеет по отношению к нему честные намерения, что Гестапо заинтересовано в убийстве Сталина, что моя семья действительно репрессиям со стороны Гестапо не подвергается. Заверения моего отца, которые он через меня передал В. ОЛЬБЕРГУ о том, что В. ОЛЬБЕРГ может, не опасаясь преследования, приехать в Германию, ‒ также способствовали его поездке в декабре м<еся>це 1934 года в Берлин и установлению через моего отца личной связи с чиновником Гестапо.

 

Записано с моих слов верно и мною прочитано.

 

(Бетти ОЛЬБЕРГ).

 

ДОПРОСИЛИ:

 

ЗАМ. НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД СССР –

СТАР. МАЙОР ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: ‒ БЕРМАН.

 

ПОМ. НАЧ. ИНО ГУГБ НКВД СССР – 

КАПИТАН ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: – САМСОНОВ  

 

ВЕРНО: 

 

ОПЕР. УПОЛ. 3 ОТДЕЛЕНИЯ СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 224, Л. 124-129.

Comments