ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ЗАПИСКА Н. ЕЖОВА Г. МОЛЧАНОВУ О ДОПРОСЕ БИРКЕНГОФА от 4 июня 1936 г.

 

Т. Молчанов.

Допросите сегодня Биркенгофа о некоем англичанине, который жил у него на квартире, когда Биркенгоф работал в Лондоне.

Этот англичанин нигде не работал. На какие средства проживал, никому не известно.

Есть все основания предполагать, что он был связан с разведкой или с троцкистами. Возможно, что и то, и другое.

Мне кажется это очень важным.

 

Ежов

 

4/VI-36 г.

 

Автограф. РГАСПИ Ф. 671, оп. 1, д. 167 л. 212

 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БИРЕКНГОФА, Александра Ильича, 

от 5 июня 1936 года.

 

БИРКЕНГОФ, А.И., 1891 г. рождения, член ВКП(б) с 1917 года, до ареста – Торгпред СССР в Монголии.

 

Вопрос: На допросе 25 мая Вы показали, что ГАВЕН, вернувшись в конце 1932 года из Германии в Москву, знал о Вашей связи с заграничным троцкистским центром, о том, что Вы корреспондируете в бюллетень Троцкого под кличкой "Темзов".

Вы не дали следствию ясного ответа на вопрос, откуда все это ГАВЕНУ было известно.

Мы возвращаемся к этому вопросу и требуем правдивого ответа.

Ответ: ГАВЕН узнал о моей связи с заграничным троцкистским центром и о моей подпольной кличке от меня лично еще в 1930 году, когда я установил с ним организационную связь и посвятил его в свою троцкистскую деятельность. Это было приблизительно в августе месяца 1930 года. ГАВЕН в это время находился в санатории "Талас" недалеко от Евпатории. Я узнал об этом от ОВВЯН, с которой встретился проездом через Москву. Я несколько раз был у ГАВЕНА в санатории.

Вопрос: Что именно Вы говорили тогда ГАВЕНУ о Вашей нелегальной работе?

Ответ: Я ГАВЕНУ рассказал о своей нелегальной троцкистской деятельности, о связи с заграничным троцкистским центром и о том, что получаю бюллетени Троцкого. В одну из своих бесед с ГАВЕНОМ я также назвал ему свою кличку – "Темзов".

Вопрос: Почему Вы скрыли от следствия факт установления организационной связи с ГАВЕНОМ еще в 1930 г.?

Ответ: Я об этом забыл.

Вопрос: Неправда. Вы скрыли эти встречи с ГАВЕНОМ, потому что в этот же период времени Вы, будучи в Крыму, установили связи с рядом других участников троцкистской организации.

Ответ: Да, действительно, в Крыму я тогда же связал­ся с членом троцкистской организации КАСПАРОВОЙ В.

Вопрос: Где и как Вы с ней связались?

Ответ: Я встретил ее у ГАВЕНА в санатории "Талас".

КАСПАРОВА была резко контрреволюционно настроена. Она говорила, что мы, троцкисты, во всем оказались правы, что троцкисты представляют собой в стране большую силу, без которой ВКП(б), если наступит острый момент, не выйдет из положения.

Я помню, что КАСПАРОВА, говоря о скрытых силах троцкистской организации, употребила такое выражение: "Мы представляем собой лате<н>тную силу".

Вопрос: КАСПАРОВА знала о Вашей связи с заграничным троцкистским центром?

Ответ: Я ей об этом ничего не говорил.

Вопрос: Поддерживали ли Вы связь с КАСПАРОВОЙ в дальнейшем?

Ответ: После этой встречи в 1930 г. я больше КАСПАРОВУ не видел, так как в ближайшее время выехал обратно в Лондон.

Вопрос: Вернувшись в Лондон, Вы продолжали свою контрреволюционную деятельность?

Ответ: Да, по приезде в Лондон я вновь установил связь с заграничным троцкистским центром.

Вопрос: В чем конкретно выражалась Ваша связь с заграничным троцкистским центром?

Ответ: Я направлял в заграничный троцкистский центр через редакцию "бюллетеня" контрреволюционные доклады.

Вопрос: И только?

Ответ: Больше никакой к.-р. работы я не вел.

Вопрос: Вы опять говорите неправду. В распоряжении следствия имеются документы, которые изобличают Вас в том, что Вы выполняли ряд поручений заграничного троцкистского центра.

Ответ: Я не помню этого.

Вопрос: Я предъявляю Вам номер 12-13 бюллетеня Троцкого, на 56 странице которого имеется следующая заметка: "Тов. Те-зову. Ваше письмо, напечатанное на машинке, получено. Ваши предложения выполнены"…

Это Вам адресовано?

Ответ: Да, это относится ко мне.

Вопрос: О каком письме и каких Ваших предложениях идет здесь речь?

Ответ: Письмо являлось очередным моим докладом в заграничный троцкистский центр.

Предложения мои связаны с одним поручением, которое я выполнял в Лондоне.

Вопрос: Какого характера поручение?

Ответ: Из редакции бюллетеня Троцкого я получил письмо, в котором мне было поручено найти пути и спосо­бы распространения троцкистских бюллетеней в Лондоне.

В этих целях я подыскал в Лондоне два книжных магазина, которые распространяют за комиссионное вознаграждение любую литературу.

Я написал об этом в редакцию бюллетеня, указав адреса этих магазинов, и порекомендовал им войти в деловую переписку с владельцами их.

Предложение мое было выполнено, так как вскоре в этих магазинах появились в продаже бюллетени Троцкого.

Вопрос: Укажите адреса этих магазинов?

Ответ: Оба они помещаются на улице _______________________ [1]. Я помню, что название одного из магазинов "Бомбшоп" [2]

Вопрос: В каких взаимоотношениях Вы были с владельцами этих магазинов и какие Ваши поручения они выполняли? 

Ответ: Я лично в конспиративных целях не входил в переговоры с владельцами магазинов. Все это делаюсь редакцией "бюллетеня" самостоятельно. 

Я лишь указал адреса этих магазинов.

Вопрос: На допросе от 25 мая с<его> г<ода> Вы показали, что направляемые Вами доклады в заграничный троцкистский центр не предназначались Вами для бюллетеня.

Вы показали неправду. Нам точно известно, что ряд Ваших материалов печатались в троцкистском бюллетене.

Ответ: Мне об этом неизвестно, я не помню, чтобы ма­териалы моих докладов печатались в бюллетене Троцкого.

Вопрос: Предъявляю Вам бюллетень Троцкого № 11, в котором на стр. 41 имеется заметка под заголовком "Голос из рядов "аппарата"", подписанная Т-ов [3].

Эта статья принадлежит Вам?

Ответ: Да, эта заметка является выдержкой из направленного мною доклада в троцкистский заграничный центр.

Аналогичные выдержи из моих докладов может быть печатались и в других номерах "бюллетеня" без моей подписи.

Возможно, что несколько таких выдержек я в свое время читал, но в каких именно номерах и что именно, я сейчас сказать не могу.

Вопрос: В этом же номере бюллетеня на 44-й странице в разделе почтовый ящик имеется заметка "Товарищу Тен-ову" [4]. Это адресовано Вам?

Ответ: Да, предъявленная заметка адресована мне.

Вопрос: Вы на предыдущих допросах показали, что Ваша подпольная кличка в троцкистской организации, которой Вы подписывали Ваши доклады в заграничный троцкистский центр, ‒ "Темзов".

Чем объяснить, что данная заметка адресована Вам на кличку "Те<->нов", а не "Темзов"?

Ответ: Я забыл сообщить следствию, что после того, как я направил свои первые доклады в заграничный троц­кистский центр, я получил письмо от редакции "бюллете­ня", в котором наряду с подтверждением получения моего доклада мне предложено было изменить мою кличку "Темзов" на "Тензов".

Вопрос: Чем было вызвано такое изменение Вашей клич­ки?

Ответ: Я жил тогда в Лондоне и кличку свою "Темзов" выбрал по названию реки – Темза. Редакция бюллетеня указала мне, что такая моя кличка может послужить ключом для моей расконспирации и поэтому рекомендовала изменить свою кличку на "Тензов".

С тех пор я стал подписывать мои доклады кличкой "Тензов".

Вопрос: В № 14 бюллетеня Троцкого на странице 47 имеется такая заметка: "Товарищу Тен-ову. Все получили, большое спасибо".

Это также относится к Вам?

Вопрос: А о чем здесь речь идет? Что именно было получено?

Ответ: Речь, должно быть, идет об очередном получении от меня доклада.

Вопрос: В № 15-16 "бюллетеня" Троцкого на стр. 66, в разделе почтовый ящик имеется следующая заметка: "Товарищу Тен-ову. Твердо рассчитываем на Ваше сотрудничест­во и содействие" [5].

Расшифруйте смысл этой заметки?

Ответ: Точно не помню, должно быть, это являлось на­поминанием мне в связи с неполучением очередного докла­да.

Вопрос: На допросе 25 мая с<его> г<ода> Вы показали, что по вопросу о Ваших настроениях невозвращенчества – Вы про­сили от заграничного троцкистского центра принципиальных установок.

Вы показали также, что ответа на Ваш запрос не получили.

Вы и сейчас утверждаете, что не получили ответа?

Ответ: Да, утверждаю, что ответа на мой запрос в заграничный троцкистский центр по поводу моих невозвращенческих настроений – я не получил.

Вопрос: Вы опять показываете неправду.

Мы располагаем документами, уличающими Вас в том, что ответ был Вами получен.

Ответ: Я не получал никакого ответа.

Вопрос: Вы ставите себя в положение, при котором следствие вынуждено буквально по каждому вопросу уличать Вас документами во лжи.

Ответ: Не помню, чтобы я получил какой-либо ответ.

Вопрос: Предъявляем Вам бюллетень Троцкого № 17-18, в котором на 64 стр. имеется следующая заметка:

"Т. Тен. ‒ вы спрашиваете, как быть в случае и пр. "Ну­жно иметь установку". Совершенно правильно. Вопрос, поднятый Вами, очень важен и может получить крупное зна­чение. Но для этого нужно списаться".

Это Вам адресовано? 

Ответ: Мне.

Вопрос: Ответом на какой Ваш запрос является эта заметка в бюллетене?

Ответ: Я должен признать, что эта заметка является ответом на мой вопрос в заграничный троцкистский центр о невозвращенчестве.

Вопрос: По существу Вашего запроса в заметке ответа нет. Вам предлагалось по этому вопросу списаться.

Что Вы писали и что Вам ответили?

Ответ: Я больше по этому вопросу не писал и никаких других ответов не получал.

Вопрос: Вы ведь имели этот номер "бюллетеня" и чи­тали эту заметку раньше?

Ответ: Да, этот номер "бюллетеня" я имел и заметку эту также читал. 

Вопрос: Почему Вы скрыли от следствия, что имели от­вет на Ваш запрос в заграничный троцкистский центр о невозвращенческих Ваших настроениях?

Ответ: Я забыл об этой заметке в бюллетене.

Вопрос: Вы скрыли это, потому что наряду с ответом черев бюллетень Вы имели и другой ответ?

Ответ: Повторяю, что по этому вопросу я больше не пи­сал и никаких дополнительных указаний от заграничного троцкистского центра не получал.

Вопрос: На допросе 25 мая с<его> г<ода> Вы показали, что, уез­жая в ноябре 1932 года из Москвы, Вы получили от ГАВЕНА поручение установить в Берлине связь с Л. СЕДОВЫМ.

Вы показали, что это поручение не было Вами выполнено, и связь с Л. СЕДОВЫМ <Вы> не установили.

Вы и сейчас настаиваете на этом?

Ответ: Я подтверждаю, что в ноябре 1932 г. ГАВЕН дал мне задание установить в Берлине связь с Л. СЕДОВЫМ. Я заявляю, что в эту свою поездку я связь с Л. СЕДОВЫМ не установил.

Вопрос: И не пытались этого сделать?

Ответ: И не пытался.

Вопрос: Вы скрываете свою связь с Л. СЕДОВЫМ в 1932 г.

Мы и на сей раз можем уличить Вас документами.

Ответ: Этого не может быть. Я категорически отрицаю связь или какую-либо попытку к связи с Л. СЕДОВЫМ в ноябре 1932 г. Это я говорю совершенно искренне.

Вопрос: Ваше заявление, даже категорическое и искрен­нее, как Вы говорите, ‒ лживо, как и все ваше поведение на следствии.

Предъявляем Вам № 32 бюллетеня Троцкого от декабря 1932 г., где на 44 странице напечатана следующая замет­ка:

"Тов. Т., приславшему привел от Вет-а. Твердо рассчитываем, что Вы с нами свяжетесь. Ждем вестей".

Замените в этой заметке клички фамилиями?

Ответ: "Т" – Темзов – это я. ВЕТТЕР – это ГАВЕН.

Вопрос: Значит, Вы связались с заграничным троцкистским центром не в 1933 г., а значительно раньше?

Ответ: Да, действительно, я вспомнил, что, будучи в Берлине в ноябре 1932 г., я написал открытку в редакцию "бюллетеня".

Вопрос: Что Вы писали?

Ответ: Я сообщил, что ВЕТТТЕР – (ГАВЕН) благополучно приехал в СССР и все с собой привез. Это надо было по­нимать, что директиву Троцкого удалось провезти через границу СССР.

Вопрос: В вышеприведенной заметке из бюллетеня Вам предлагается связаться с редакцией.

Как и с кем Вы связались?

Ответ: Я больше ни с кем в этот период не связывался.

Вопрос: Почему?

Ответ: Поручение ГАВЕНА состоялось только в том, что я должен сообщить о его благополучном приезде. Я это выполнил, написав письмо. Когда я прочел заметку в "бюллетене", ‒ я убедился, что мое письмо получено, и считал этим свою миссию выполненной.            

Вопрос: Но ведь Вам предлагалось установить личную связь?

Ответ: Личную связь с представителем троцкистского заграничного центра я установил только в феврале 1933 г. Об этом я уже дал исчерпывавшие показания.

Возрос: Вы напрасно торопитесь с заявлением, что Ваши показания о связи с заграничным троцкистским центром – с Л. СЕДОВЫМ исчерпывающие.

Ответ: По этому вопросу я показал вое.

Вопрос: Вы не выдали следствию представителя заграничного троцкистского центра, который был направ­лен на нелегальную работу в СССР и которого Вы должны были связать с ГАВЕНОМ.

Ответ: Я сказал о нем все.

Вопрос: Не все. Вы даже не назвали его настоя­щей фамилии.

Ответ: Я еще на допросе 25 мая с<его> г<ода> заявил, что не ручаюсь за точность названной мною фамилии – КЛЯУС. Я действительно ее не помню.

Вопрос: Вы виделись с этим представителем заграничного центра?

Ответ: Я видел только его фотографию, которую показал мне СЕДОВ перед отъездом в СССР.

Вопрос: Вы могли бы узнать его по фотографии? 

Ответ: Да, мог бы.

Вопрос: Опишите его наружность по фотографии. 

Ответ: Насколько я помню, он был широколицый, кажется, даже скуластый человек, и волосы зачесаны на пробор.

Вопрос: Еще что Вы можете показать о нем?

Ответ: К тому, что я уже показал на предыдущем допросе, я вспомнил такую деталь: СЕДОВ мне говорил, что если я по каким-либо причинам не сумею встретиться с ним у памятника Пушкина, как между нами было условлено, я должен буду разыскивать его в ЦК МОПР в Москве, так как официальным мотивом его поездки в СССР являлась командировка по мопровским делам.

Но я не пошел ни к памятнику Пушкина, ни в ЦК МОПР.

Вопрос: Мы предъявляем Вам 15 Фотокарточек разных лиц.

Укажите среди них Вам знакомых.

Ответ: Из 15-ти предъявленных мне фотокарточек в одной из них я узнаю человека, о котором СЕДОВ мне го­ворил, что он является представителем заграничного троцкистского центра и выезжает на нелегальную работу в СССР.

Именно такую фотокарточку этого человека показывал мне и СЕДОВ.

Вопрос: Вы это твердо помните?

Ответ: Да, я это твердо помню.

На фотокарточке представителя заграничного троцкистского центре я делаю следующую надпись: "Из предъявленных мне 15-ти фотокарточек на этой фотокарточке заснято лицо, которое является представителем заграничного троцкистского центра, с которым я должен был встретиться в Москве и связать его с ГАВЕНОМ. 28/V-36 г. А. БИРКЕНГОФ".

Вопрос: Вы может быть сейчас вспомните более точно фамилию этого представителя?

Ответ: Нет, фамилии я вспомнить не могу.

Вопрос: Может быть его Фамилия ГРЕЛЬ?

Ответ: Может быть, я не помню.

Вопрос? Вы продолжаете утверждать, что с этим человеком Вы не виделись?

Ответ: Да, я это категорически утверждаю.

Вопрос: Лицо, заснятое на фотографии, в которой Вы опознали представителя заграничного троцкистского центра, о встрече с которым в Москве Вы условились с СЕДОВЫМ, ‒ выехало вместе с Вами из Берлина в одном поезде и вагоне и одновременно с Вами приехало в Москву.

Вы не могли его не видеть.

Ответ: Вспоминаю, что вместе со мной в вагоне действительно ехал немец, который и тогда мне казался похожим на показанную мне СЕДОВЫМ фотографию, но он был с перевязанной головой, и я не был убежден, он ли это, поэтому я тогда с ним связи не установил.

Вопрос: А по приезде в Москву Вы с ним устано­вили связи?

Ответ: Нет, я это категорически отрицаю.

Вопрос: А с ГАВЕНОМ Вы его связали?

Ответ: Тоже нет, но я ГАВЕНУ говорил о нем.

Вопрос: А фамилию этого представителя заграничного троцкистского центра Вы назвали ГАВЕНУ?

Ответ: Да, назвал.

Вопрос: ГАВЕН в своих показаниях называет фамилию человека, о котором Вы ему говорили как о представи­теле троцкистского центра.

Он заявляет, что фамилия его оканчивается на "БЕРГ".

Монет быть Вы сейчас назовете фамилию точно?

Ответ: Я повторяю, что фамилия представителя заграничного троцкистского центра, фотокарточку которого я опознал здесь на следствии, не оканчивается на "БЕРГ". Это я хорошо помню.

Но я в связи с этим вспоминаю фамилию ОЛЬБЕРГ.

Вопрос: Что Вы вспоминаете в связи с фамилией ОЛЬБЕРГ?

Ответ: Я помню, что в последнюю мою встречу с СЕДОВЫМ он рассказывал мне, что в СССР или уже выехал, или должен выехать другой представитель заграничного центра с особыми заданиями, и назвал мне его фамилию – ОЛЬБЕРГ. 

Вопрос: Покажите подробно, что Вам СЕДОВ говорил об ОЛЬБЕРГЕ?

Ответ: Он мне об ОЛЬБЕРГЕ ничего не сказал креме того, что я показал выше.

Вопрос: СЕДОВ поручал Вам связаться с ним?

Ответ: Нет, не поручал, об этом разговора не было.

Вопрос: А кто с ним должен был связаться в Мо­скве?

Ответ: Я не утверждаю, что он должен был быть в Москве. Речь шла вообще об СССР. Кто с ним связан или кто должен был связаться, мне СЕДОВ не говорил, и я его об этом не спрашивал.

Вопрос: Вы показали выше, что СЕДОВ говорил Вам о каких-то особых заданиях, которые ОЛЬБЕРГ выполнял в СССР.

Что это за особые задания?

Ответ: Я его об этом не спрашивал, и он мне не говорил.

Вопрос: Вы скрываете известный Вам истинный характер заданий, которые ОЛЬБЕРГ по поручению загранич­ного троцкистского центра выполнял в СССР.

Ответ: Нет, я этого не скрываю. Я действительно об этом ничего не знаю.

Вопрос: А почему Вы ГАВЕНУ рассказывали об ОЛЬБЕРГЕ?

Ответ: Возможно, что в общей информации, которую я делал ГАВЕНУ о моей связи с СЕДОВЫМ, я рассказал ему об ОЛЬБЕРГЕ.

Вопрос: А ГАВЕН встречался с ОЛЬБЕРГОМ?

Ответ: Не знаю, думаю, что нет. 

Вопрос: Почему Вы так думаете?

Ответ: Потому что с ГАВЕНОМ я неоднократно виделся после моего приезда в марте 1933 года из Германии, и он мне о своих связях с ОЛЬБЕРГОМ ничего не говорил.

Вопрос: Значит, ОЛЬБЕРГ это не тот представитель заграничного троцкистского центра, которого вы по заданию СЕДОВА должны были связать с ГАВЕНОМ?

Ответ: Нет, представитель заграничного троцкистского центра, которого я должен был связать с ГАВЕНОМ, не ОЛЬБЕРГ, его фамилия другая – ее я не помню.

Вопрос: Значит, СЕДОВ Вам назвал двух представителей заграничного троцкистского центра?

Ответ: Да, двух: одного, с которым я должен был встретиться в Москве и связать его с ГАВЕНОМ, фотокарточку которого я опознал здесь на следствии. Второго – по фамилии ОЛЬБЕРГ, которого мне назвал СЕДОВ.

Вопрос: Кого еще Вам СЕДОВ называл?

Ответ: Мне известен еще один человек, ведущий нелегальную троцкистскую деятельность. Возможно, что он также связан с заграничным троцкистским центром.

Вопрос: Кто это? 

Ответ: Это инженер интуриста, американец по фамилии БРАУН.

Вопрос: Откуда Вам известно, что он ведет нелегальную троцкистскую работу?

Ответ: Мне об этом говорил СЕДОВ или ГАВЕН, точно не помню, это было в 1933 году.

Вопрос: Что они Вам говорили?

Ответ: Что в Интуристе работает инженер БРАУН, троцкист, ведет нелегальную троцкистскую работу и свя­зан с СЕДОВЫМ или с ГАВЕНОМ.

Вопрос: А Вы лично с ним не связаны?

Ответ: Нет, никогда его не видел и ничего о нем больше не знаю.

Вопрос: А ГАВЕН с ним связан?

Ответ: Может быть. Я не могу вспомнить, кто именно, ГАВЕН или СЕДОВ, мне говорил о БРАУНЕ.

Вопрос: Вам известны и другие нелегальные связи СЕДОВА в СССР. Назовите их?

Ответ: Кроме тех, о которых я давал показания, никого больше не знаю.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано. –

 

БИРКЕНГОФ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. 1 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

МАЙОР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ ‒ ШТЕЙН

 

ПОМ. НАЧ. 7 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

КАПИТАН ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ ‒ КОГАН

 

Верно:

 

СОТРУДНИК СПО ГУГБ – (Паньшина)

 

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 167, Л. 212-229.


АКТ

Показаниями БИРКЕНГОФА А.И. от 23-25 мая 1936 года установлено, что 23 февраля 1933 года при встрече БИРКЕНГОФА А.И. с Л. СЕДОВЫМ в Берлине последний предложил БИРКЕНГОФУ, в тот же день уезжавшему в СССР, установить в Москве связь с выезжающим тужа же представителем заграничного троцкистского центра. СЕДОВ показал БИРКЕНГОФУ А.И. фотокарточку этого представителя и сообщил о нем следующее: он работник германского МОПРа, член Германском Компартии, боевой товарищ, глухой, ранее бывавший в СССР. Его поездка в феврале 1933 года в Москву связана с дела­ми МОПРа.

БИРКЕНГОФ договорился с СЕДОВЫМ, что с этим представителем троцкистского центра он встретился в Москве в условленное время у памятника ПУШКИНА.

Теми же показаниями БИРКЕНГОФА устанавливается, что он должен был в Москве связать этого представителя с ГАВЕ­НОМ.

БИРКЕНГОФ заявляет, что в Москве он с представителем заграничного троцкистского центра не встретился и его ни­когда не видел.

5-го июня 1936 года БИРКЕНГОФУ предъявлено 15 фото­карточек разных лиц, среди которых ему предложено ука­зать знакомые ему лица.

Из предъявленных 15-ти фотокарточек БИРКЕНГОФ указал на одну, в которой узнал представителя заграничного троцкистского центра, направлявшегося СЕДОВЫМ в СССР для нелегальной работы, которого БИРКЕНГОФ должен был связать с ГАВЕНОМ.

Изображенное на этой карточке лицо является ГРЕЛЬ Карлом (немец, германский подданный).

Неоднократно предупрежденный о необходимости точно и тщательно проверить свое утверждение, что именно ГРЕЛЬ является представителем троцкистского центра, – БИРКЕНГОФ заявил, что такую точно по размеру фотокарточку показал ему СЕДОВ, приметы лица (скуластое, прическа) изображенного на фотокарточке, показанное ему СЕДОВЫМ, полностью совпадают с фотокарточкой ГРЕЛЯ.

БИРКЕНГОФ категорически утверждает, что ГРЕЛЬ являет­ся представителем заграничного троцкистского центра, с которым он должен был встретиться в Москве.

БИРКЕНГОФ сделал на предъявленной ему следствием фотокарточке надпись: "Из предъявленных мне 15-ти фотокар­точек на этой фотокарточке заснято лицо, которое являет­ся представителем заграничного троцкистского центра, с ко­торым я должен был встретиться в Москве и связать его с ГАВЕНОМ". БИРКЕНГОФ.


Настоящий акт составлен 5 июня 1936 года. 

 

Изложенное в акте верно, мною прочитано.

 

БИРКЕНГОФ.

 

Подписали: 

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ШТЕЙН)

 

ПОМ. НАЧ. 7 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КОГАН)


СПРАВКА: Подтверждением того, что лицо, опознанное БИРКЕНГОФОМ на предъявленной ему фотокарточке действительно есть то лицо, с которым он должен был по поручению СЕДОВА связаться в СССР, ‒ является следующее: 

1. БИРКЕНГОФ показал, что представитель заграничного троцкистского центра – работает в германском МОПРе и должен был ехать в СССР по делан МОПРа.

Из въездного дела ИНО ГУГБ № 222941 видно, что ГРЕЛЬ является сотрудником германского Межрабпома и действительно приезжал в СССР по делам Межрабпома.

2. БИРКЕНГОФ показал, что представителем [6] заграничного троцкистского центра должен был выехать из Берлина в СССР 23 или 24 февраля 1933 года.

Проверкой по материалам ИНО ГУГБ установлено, что ГРЕЛЬ выехал из Берлина в СССР 23 февраля 1933 года.

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ШТЕЙН)

 

ПОМ. НАЧ. 7 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КОГАН)

 

ВЕРНО:

 

СОТРУДНИК СПО ГУГБ: (ПОТОЦКИЙ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 167, Л. 230-232.


[1] Пропуск в тексте. Вероятно, Чаринг Кросс Роуд.

[2] Bomb Shop или Henderson's (по имени владельцев) – книжный магазин в Лондоне, который находился по адресу 66 Charing Cross Road. Магазин был открыт в 1909 г., осуществлял продажу (и издание) леворадикальной, анархистской и модернистской литературы.  

[3] Вот полный текст этой заметки: "Голос из рядов «аппарата» 3 апреля 1930 г. Будучи в Х, получил возможность закупить для себя и для других товарищей Бюллетень. Статья «Экономический авантюризм и его опасности» (№ 9) имеет большой успех, тем более, что дата статьи «13 февраля», а затем наступившие события в СССР в колхозном движении, в частности статья «Головокружение от успехов», полностью подтвердили прогноз статьи т. Троцкого. Именно: «Стихийное отступление, паническое внизу, якобы маневренное наверху». …Мерзопакостные стихи Демьяна (Ефим Лакеича Придворова) ничего, кроме отвращения, не вызывают. В разговорах между собою т.т., читавшие оба тома «Моя жизнь», обращают внимание на то, что Демьяну по 2-му тому, наиболее важному, при всей его демьяновской подлости и наглости не хватило духу что либо сказать… С товарищеским приветом. Т-ов."

[4] Вот полный текст этой заметки: "Т. Тен-ову. ‒ Получили ваше письмо. Часть его печатаем в настоящем номере. Мы очень надеемся, что завязавшаяся связь будет длительной. Прежде всего настойчиво просим вас извещать нас обо всем политически значительном, что доходит до вас. Надеемся, что вы используете ваши связи для всестороннего содействия Бюллетеню. Сердечный привет".

[5] Вот полный текст этой заметки: "Тен-ов. Твердо рассчитываем на ваше сотрудничество и содействие. «Бюллетень» нуждается сейчас и в том и в другом больше, чем когда бы то ни было".

[6] Так в тексте.

Comments