ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

Тов. ЕЖОВУ.

 

В дополнение наших сообщений по делу троцкистской орга­низации в СССР направляю протоколы допросов:

1 . БИРКЕНГОФА А.И., от 22 июня 1936 г.

2. ГАЛЬПЕРИНА Я.П., от 11 июня 1936 г.

Допрошенный БИРКЕНГОФ А.И. показал, что ему было извест­но от ГАВЕНА Ю.П. о прямой директиве Троцкого организовать террористический акт над тов. СТАЛИНЫМ.

По показаниям БИРКЕНГОФА, он сам получил аналогичную ди­рективу от Троцкого через Седова.

БИРКЕНГОФ показал также, что Седов при своих встречах с ним в Берлине сообщил ему, что заграничный троцкистский центр направил в СССР своего эмиссара ОЛЬБЕРГА для организации террористических актов над руководителями ВКП(б).

Седов предложил БИРКЕНГОФУ передать ГАВЕНУ, что директива Троцкого о необходимости совершения террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ – остается в силе и является для троцкистской организации основной задачей.

ГАЛЬПЕРИН Я.П. показал, что БИРКЕНГОФ, работая в "Аркосе" в Лондоне, создал там троцкистскую группу среди сотрудников "Аркоса" – англичан. Через завербованных им англичан БИЧА и БРАЙНДТА БИРКЕНГОФ вел троцкистскую работу среди работников профсоюзов Англии.

ГАЛЬПЕРИН показал, что БИРКЕНГОФ информировал его о своей связи с заграничным троцкистским центром и о том, что СЕДОВ дал ему – БИРКЕНГОФУ директиву о переходе троцкистской организации в СССР к методам террора над руководством ВКП(б).

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (Г. ЯГОДА)

 

26 июня 1936 г.

№ 56712 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БИРЕКНГОФА, Александра Ильича, 

от 22 июня 1936 года.

 

БИРКЕНГОФ, А.И., 1891 года рождения, член ВКП(б) с 1917 года, до ареста торгпред СССР в Монголии.

 

Вопрос: На допросе 25 мая 1936 года вы показали, что ГАВЕН высказывал вам свои озлобленные настроения против руководства ВКП(б) и считал необходимым "устранение Сталина".

Мы возвращаемся к этому вопросу, потому что вы не дали исчерпывающих показаний о террористических намерениях ГАВЕНА.

Ответ: Я могу привести следствию еще один факт, характеризующий озлобленное настроение ГАВЕНА против руководства ВКП(б).

Вопрос: Какой факт вы можете привести?

Ответ: В мае 1933 года ГАВЕН ходил в ЦК ВКП(б). Вер­нулся он оттуда страшно озлобленный и в разговоре со мной клеветал на руководство ВКП(б) и говорил, что бонапартизм уже совершившийся факт. Тогда же ГАВЕН сказал: "Мы еще с ними посчитаемся".

Мне и ранее были известны террористические настроения ГАВЕНА.

Вопрос: Как конкретно ГАВЕН мыслил осуществление своих террористических намерений?

Ответ: Это мне неизвестно.

Вопрос: Вы даете неверные показания. Вы сами являетесь сторонником террора, разделяли террористические намерения ГАВЕНА и поэтому скрываете от следствия практические действия, направленные к осуществлению ваших террористических замыслов.

Ответ: Я это отрицаю. Я не являюсь сторонником террора. ГАВЕН же мне доказывал, что руководство ВКП(б) полностью обанкротилось во всех вопросах, что на крутых поворотах, в особенности во время войны – это банкротство станет явным для всех и тогда, устранив руководство ВКП(б), к власти придем мы – троцкисты.

Вопрос: Вы говорите неправду, вы являлись сторонником террора и приверженцем поражения СССР в будущей войне.

Ответ: Сторонником террора я не являюсь, но признаю, что я являлся сторонником поражения СССР в будущей войне, так как оно (поражение) являлось последней ставкой на осуществление наших целей. Именно в свете этой задачи ГАВЕН говорил, что нам, троцкистам, необходимо влезать в ВКП(б), оставаться внутри партии, внутри ее вести подрывную работу. Эту точку зрения ГАВЕН излагал мне неоднократно, причем последняя наша беседа по этому вопросу имела место в 1936 году.

ГАВЕН говорил мне, что такой тактики борьбы с ВКП(б) придерживается и заграничный троцкистский центр.

Вопрос: Что именно ГАВЕН говорил вам о директивах заграничного троцкистского центра <и> о тактике борьбы против ВКП(б)?

Ответ: ГАВЕН говорил мне, что, уезжая из Германии в СССР в 1932 году, он получил от Л. СЕДОВА директиву для троцкистской организации в СССР о переходе к террористическим методам борьбы против руководства ВКП(б).

ГАВЕН говорил мне, что СЕДОВ предложил ему передать И.Н. СМИРНОВУ директиву Троцкого, что основная задачи троцкистской организации в настоящее время – это убить Сталина.

Вопрос: Когда он это вам говорил?

Ответ: Это было после приезда ГАВЕНА из-за границы в конце 1932 года, когда он привез письменную директиву Троцкого для И.Н. СМИРНОВА. 

В общей информации, которую ГАВЕН делал мне о своих связях с заграничным троцкистским центром через Л. СЕДОBA, он передал мне установку Троцкого о необходимости убить Сталина.

Вопрос: Это была директива, требующая немедленного перехода к конкретному ее осуществлению?

Ответ: Да.

Вопрос: И что было сделано в осуществление директивы Троцкого о переходе к террористическим методам борьбы против руководства ВКП(б)?

Ответ: ГАВЕН говорил мне, что директиву эту он передал И.Н. СМИРНОВУ, что СМИРНОВ знал о такой установке загра­ничного троцкистского центра лично от Троцкого, с которым он имел связь.

Какие практические меры к организации террористических актов против руководства ВКП(б) были приняты – мне неиз­вестно.

ГАВЕН меня по этому вопросу не информировал, т.к. знал о моем отрицательном отношении к террору.

Вопрос: Вы скрываете известные вам факты подготовки террористических актов против руководства ВКП(б), вы скрываете людей, которые организовывают эти акты. Мы предлагаем вам выдать их?

Ответ: Я ничего от вас не скрываю.

Вопрос: Вы на допросе 5 июня 1936 года показали, что СЕДОВ в свою последнюю встречу с вами сказал вам, что в СССР должен был выехать представитель заграничного троцкистского центра с особыми заданиями – ОЛЬБЕРГ.

Вы не сообщили следствию об истинном характере особых заданий ОЛЬБЕРГА.

Ответ: Я не намерен ничего скрывать от следствия и поэтому хочу дать исчерпывающие и правдивые показания о моем последнем свидании с СЕДОВЫМ в феврале 1933 года. В эту нашу беседу СЕДОВ спросил меня, известно ли мне, что предпринято троцкистской организацией в СССР к выполнению директивы Троцкого о необходимости убить Сталина.

Я сообщил СЕДОВУ, что мне неизвестно, что предпринято для осуществления террористических директив Троцкого, и высказал ему свое сомнение в возможности осуществления их.

Тогда же СЕДОВ сообщил мне об ОЛЬБЕРГЕ, что он вые<з>жает или уже уехал в СССР для организации террористичес­ких актов против руководства ВКП(б).

Вопрос: СЕДОВ вам сообщил, с кем ОЛЬБЕРГ должен был установить связь в СССР?

Ответ: Нет, СЕДОВ говорил мне, что ОЛЬБЕРГ не имеет явок на троцкистскую организацию в СССР, что линия связей ОЛЬБЕРГА особо законспирирована.

Вопрос: А вы лично должны были установить связь с ОЛЬБЕРГОМ?

Ответ: Нет, об этом разговора не было.

Вопрос: Что вам еще сообщил СЕДОВ об ОЛЬБЕРГЕ и его сообщниках?

Ответ: СЕДОВ мне ничего больше не сказал.

Вопрос: А вы лично получали от СЕДОВА директивы о переходе на террористические методы борьбы с руководством ВКП(б)?

Ответ: Специальных указаний по этому вопросу я от СЕДОВА не имел. Он просил только передать ГАВЕНУ, что директива о необходимости убить Сталина остается в силе и что ОЛЬБЕРГ выезжает (или уже выехал) в СССР для выполнения этой директивы.

Вопрос: Непонятно, зачем ГАВЕНУ нужно было знать об ОЛЬБЕРГЕ, коль скоро, как вы выше показали, СЕДОВ направлял ОЛЬБЕРГА в СССР без явок на троцкистскую организацию. 

Ответ: Мне это неизвестно. Я передаю то, что говорил мне СЕДОВ.

Вопрос: ГАВЕНУ вы сообщили об ОЛЬБЕРГЕ и о том, что он имеет директиву от заграничного троцкистского центра на организацию террористических актов против руководства ВКП(б)?

Ответ: Да, я ему об этом сообщил.

Вопрос: Как он к вашему сообщению об ОЛЬБЕРГЕ отнесся?

Ответ: ГАВЕН ничего мне не сказал. У меня создалось впечатление, что ГАВЕН уже знал о предстоящем приезде в СССР представителей заграничного троцкистского центра в целях организации террористической деятельности.

Вопрос: Откуда он мог знать? 

Ответ: Не знаю.

Вопрос: ГАВЕН установил связь в Москве с ОЛЬБЕРГОМ? 

Ответ: Не знаю.

Вопрос: Кто кроме вас и ГАВЕНА знал о директиве заграничного троцкистского центра о переходе к террорис­тическим методам борьбы против руководства ВКП(б)?

Ответ: Об этой директиве Троцкого кроме меня и ГА­ВЕНА знал еще И.Н. СМИРНОВ. Ему было это известно как непосредственно от Троцкого (о чем я показал выше), так и от ГАВЕНА.

Вопрос: А кроме СМИРНОВА И.Н.?

Ответ: Я лично об этой директиве никому не говорил. Кому же сообщили о ней СМИРНОВ или ГАВЕН, я не знаю.

Вопрос: Это неверно. Из показаний участника вашей ор­ганизации ГАЛЬПЕРИНА Я.П. видно, что о директиве заграничного троцкистского центра о переходе на путь террора против руководства ВКП(б) он, ГАЛЬПЕРИН, узнал от вас.

Ответ: Я не помню, чтобы я об этом говорил ГАЛЬПЕРИНУ.

Вопрос: ГАЛЬПЕРИН показывает, что об этой директиве вы сообщили ему по возвращении вашем из-за границы после установления связи с Л. СЕДОВЫМ.

Ответ: О своей связи с Л. СЕДОВЫМ я действительно говорил ГАЛЬПЕРИНУ. Тогда же, возможно, я и сообщил ему о директиве заграничного троцкистского центра о необходимости убить Сталина.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

БИРКЕНГОФ

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА ГУГБ –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: (Г. МОЛЧАНОВ)

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ШТЕЙН)

 

ПОМ. НАЧ. 7 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КОГАН)

 

ВЕРНО:

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 168, Л. 134-143.

Comments