ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БОЧАРОВА, Юрия Михайловича, от 13-го апреля 1936 г.

 

БОЧАРОВ Ю.М., 1887 г. рождения, сын чиновника, профессор по истории СССР Педагогического института имени Бубнова, член ВКП(б) с 1905 по 1910 г., с 1917 г. по 1919 г. – меньшевик; с 1919 г. по 1936 г. – член ВКП(б). Исключен при проверке партдокументов.

 

Вопрос: В протоколе допроса от 7-го апреля Вы дали показания, что Вы являетесь руководителем контрреволюцион­ной троцкистской организации, в которую входили кроме Вас ЛАПИН, ЕГОРОВ И РОЗЕНТРЕТЕР.

Подтверждаете ли Вы это?

Ответ: Да, подтверждаю.

Вопрос: На допросе от 7-го апреля Вы не дали правдивых показаний о характере деятельности Вашей троцкистской организации.

Ответ:  Я сказал все, что мне известно о деятельности организации. Мы, повторяю, занимались клеветнической крити­кой ЦК и Сталина, оценивая с троцкистских позиций политику партии.

Вопрос: Это не все. Вы не ограничивались только крити­кой политики партии.

Следствие требует от вас ответа: какие конкретные мероприятия намечала Ваша контрреволюционная организация?

Ответ: Никаких мероприятий мы не намечали и вообще дальше клеветы и критики мы не шли.

Вопрос: Это ложь. Вспомните неоднократные Ваши разго­воры с ЕГОРОВЫМ.

Следствие предлагает Вам дать правдивые показания.

Ответ: Из нашей группы наибольшей озлобленностью про­тив ЦК и СТАЛИНА выделялись ЕГОРОВ и я.

ЕГОРОВ на всем протяжении пребывания в партии несколько раз исключался из партии, снимался с педагогической работы за протаскивание троцкистских установок и троцкистскую про­паганду, при партийной проверке был исключен из партии.

Все эти непрестанные проработки и удары, сыпавшиеся на него, очень сильно его озлобили, и он в своих выступлениях и разговорах высказывался очень резко о СТАЛИНЕ.

Вопрос: Что значит резко?

Ответ; Вплоть до того, что он желал смерти СТАЛИНА.

Вопрос: Выражайтесь яснее.

Ответ: ЕГОРОВ проявлял исключительною озлобленность и, если можно так выразиться, звериную ненависть к СТАЛИНУ.

Исходя из троцкистских установок, ЕГОРОВ развивал мысль о необходимости переворота и изменения политики партии и что все это может произойти только при изменении руководства партии.

Вопрос: Говорил ли Вам ЕГОРОВ, каким путем должен быть совершен переворот?

Ответ: Каким путем этот переворот должен произойти, ЕГОРОВ мне не говорил, но в разговорах со мной в течение 1935 г. неоднократно высказывал террористические настроения в отношении руководства партии.

Вопрос: В чем выражались эти террористические настроения?

Ответ: Как я уже показал, террористические настроения ЕГОРОВА выражались в том, что желательное для нас измене­ние линии партии возможно только с изменением руководства. В последующем он говорил о желательности смерти СТАЛИНА, причем речь шла о насильственной смерти. 

Вопрос: Вы говорите неправду. ЕГОРОВ ставил вопрос о терроре конкретно.

Ответ: Конкретно этот вопрос им не ставился.

Вопрос: Ваши показания неправдивы. Вы скрываете от следствия действительное содержание разговоров ЕГОРОВА с Вами по вопросу о терроре. 

Ответ: Неоднократно обсуждая вопрос о необходимости изменения линии партии, особенно по внутрипартийным вопросам, и необходимости в соответствии с этим смены руководства партии, ЕГОРОВ высказывался в духе сначала возможности, а затем необходимости перехода на террористические методы борьбы с руководством ВКП(б).

Вопрос: А как Вы относились к разговорам ЕГОРОВА о терроре?

Ответ: Я их нe поддерживал.

Вопрос: Но вы разделяли террористические настроения ЕГОРОВА?

Ответ: Нет, не разделял.

Вопрос: Ваши показания ложны. Следствие предлагает Вам говорить правду.

Ответ: Я говорю правду. Я террористических разговоров и настроений ЕГОРОВА не поддерживал. Я являюсь принци­пиальным противником террора.

Вопрос: Ваш ответ не выдерживает никакой критики. Вы показали, что являетесь принципиальным противником террора, однако выслушивали террористические высказывания ЕГОРОВА и не возражали ему. Вы не даете правдивых показаний, потому что Вы хотите скрыть от следствия истинный характер дея­тельности Вашей контрреволюционной организации. Следствие еще раз предлагает Вам говорить правду.

Ответ: Да, признаю, что неоднократные разговоры с ЕГОРОВЫМ о внутрипартийном положении, о политике партии и желательности изменения руководства партии сочетались у нас с вопросом террора и сводилась к террору. Я рассматривал смерть СТАЛИНА как один из способов изменения линии партии и потому считал ее желательной. Я признаю, что я разделял террористические настроения ЕГОРОВА, и мое отношение к смерти СТАЛИНА вытекало из моих террористических настроений.

Вопрос: Каково было отношение ЛАПИНА и РОЗЕНТРЕТЕРА к разговорам о терроре?

Ответ: Они в этих разговорах не участвовали и терро­ристических настроений не высказывали, ограничивались только контрреволюционной клеветой.

Вопрос: Вы говорите неправду.

Ответ: Повторяю, ЛАПИН и РОЗЕНТРЕТЕР в этих разговорах не участвовали.

Вопрос: Следствие Вам не верит. По каждому вопросу о деятельности контрреволюционной организации, который Вам задают, Вы даете ответы после длительного запирательства. Предлагаю Вам рассказать правду о террористической деятельности Вашей к.-р. троцкистской организации.

Ответ: Я все показал, что знал. Больше по этому во­просу я ничего не имею показать.

 

Ответы записаны с моих слов верно, мною прочитаны, в чем и расписываюсь.

 

Ю. БОЧАРОВ

 

ДОПРОСИЛ: 

 

НАЧ. 9 ОТДЕЛЕНИЯ ЭКО –

КАПИТАН ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: – ИЛЬИЦКИЙ

 

ВЕРНО:

 

ОПЕР. УПОЛ. 3 ОТДЕЛЕНИЯ СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 123-127. 

Comments