ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВ. СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ

 

В дополнение к ранее посланным сообщениям по делу троцкистской террористической организации, направляю Вам протоколы допросов:

БУСЫГИНА A.A. от 20/V и 22/V-1936 г.

ЯКОВЛЕВА М.Н. [1] от 22/V-1936 г.

БУСЫГИН А.А. признал, что в 1931 г. был вовлечен в троцкистско-зиновьевскую организацию в Ленинграде КАРЕВЫМ, б<ывшим> зам<естителем> председателя плановой комиссии Академии Наук СССР, игравшим в организации руководящую роль.

По показаниям БУСЫГИНА на квартире ШИРВИНДТА в 1934 г. участниками организации ЯКОВЛЕВЫМ, ШИРВИНДТОМ, УРАНОВСКИМ и БУСЫГИНЫМ обсуждался план террористичес­кого акта над т. Кировым. ЯКОВЛЕВ сообщил присутствовавшим на совещании, что указания о подготовке террора над руководителями партии и правительства он получил непосредственно от члена центра организации БАКАЕВА.

Участники террористической группы БУСЫГИН и УРАНОВСКИЙ вели наблюдение за тов. Кировым в районе Смольного и его квартиры.

В середине 1935 года на квартире у участников организации СЕДЫХ и БУСЫГИНА, где присутствовали также БУСЫГИН, УРАНОВСКИЙ и КОШЕЛЕВ, обсуждался план убийства т. Жданова и результаты наблюдения за ним по ул. Воинова, Слуцкого и Тверской ул. На совещании на квартире у СЕДЫХ было решено совершить террористический акт над т. ЖДАНОВЫМ в первой половине 1936 г. на повороте с ул. Воинова на ул. Слуцкого, затем Тверскую.

По показаниям БУСЫГИНА, он лично поддерживал связь с участниками организации: КАРТАШЕВЫМ, ТЫМЯНСКИМ, ГАРБЕ­РОМ и ГРУЗДЕВЫМ.

ЯКОВЛЕВ М.Н. признал свое участие в троцкистско-зиновьевской организации, свою связь в прошлом с рас­стрелянными членами Ленинградского террористического центра ЛЕВИНЫМ [2] и РУМЯНЦЕВЫМ [3] и назвал известных ему как участников организации: КАРЕВА Н.А. [4], СЕДЫХ С.Н., КОШЕЛЕ­ВА А.Ф., УРАНОВСКОГО Я.М., БУСЫГИНА А.А. и ГОРБАЧЕВА Г.Е.

Названные в показаниях БЫХОВСКОГО – ФУЛЬБРЮГГЕ, БЫХОВСКИЙ А. [5], БРИСКМАН Н.А. [6], РАЙЦЕС С., ГАЛЬПЕРИН Н. [7] и ГУРЕВИЧ, арестованы; КАПЕЛЕВИЧ и ФЕДОРОВ – осуждены; ШТРИКЕР – арестовывается.

Названные в показаниях ГАЛЬПЕРИНА – ГРЕБЕ и ФРИДМАН 3. – арестованы.

Названные в показаниях БУСЫГИНА – ЯКОВЛЕВ, ТОМСИНСКИЙ, КОШЕЛЕВ, УРАНОВСКИЙ, ПЕЧЕРСКИЙ [8], СЕДЫХ, ГАРБЕР, ГРУЗДЕВ, КОНДРАТЬЕВА – арестованы; КАРЕВ, ШИРВИНДТ, МА­ЛЫШЕВ и КАРТАШЕВ – осуждены за контрреволюционную деятельность – отбывают наказание в концлагере и ссылке, вызываются в Ленинград для привлечения в качестве обвиняемых по данному делу; ТЫМЯНСКИЙ – арестовывается; КАПИТОНОВ, СОЛОВЬЕВ и ФЕЙГЕЛЬСОН устанавливаются и будут арестованы.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР 

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (Ягода)

 

27 мая 1936 года.

№ 56426

 

[Пометы: слева от слов "Народный комиссар" рукописная приписка "зам". Над словом "Ягода" собственноручная подпись Г. Прокофьева] 


 ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

БУСЫГИНА, Александра Александровича, от 20-го мая 1936 г.

 

БУСЫГИН А.А., 1899 г. рождения, урож<енец> с<ела> Черкасское, Вольского р<айо>на, Саратовского края, с апреля по июнь мес<яц> 1918 г. левый эсер, член ВКП(б) с 1918 г. ‒ до ареста заместитель директора ин<ститу>та антропологии и этнографии Академии Наук СССР.

 

Вопрос: На допросах от 3 и 7/V с<его> г<ода> Вы показали, что являетесь участником троцкистско-зиновьевской организации, в которую были вовлечены КАРЕВЫМ. Когда именно и при каких обстоятельствах Вы были привлечены КАРЕВЫМ в троцкистско-зиновьевскую организацию?

Ответ: Как я уже показал 8/V – КАРЕВ в 1931 г. приехал в Ленинград из Москвы и, устроившись в Академии Наук, стал вести активную к.-р. работу. В тот период времени происходила дискуссия по философским вопросам. В процессе дискуссии я не­однократно проявлял резкие троцкистские взгляды. Хотя троц­кистские установки высказывались мною в ограниченном кругу лиц, тем не менее КАРЕВУ они были известны. Поэтому КАРЕВ стал усиленно меня приближать к себе. Между нами завязались тесные отношения; я неоднократно КАРЕВУ излагал свои к.-р. убеждения. В результате КАРЕВ мне сообщил, что в Ленинграде существует троцкистско-зиновьевская подпольная группа, кото­рая ведет организованную борьбу против ЦК ВКП(б), и предложил мне войти в состав этой группы.

Вопрос: Какой ответ Вы дали КАРЕВУ?

Ответ: Так как я еще с 1929 года был скрытым троцкистом, я принял предложение КАРЕВА – стать на путь организованной борьбы с партией.

Вопрос: Кто был руководителем троцкистско-зиновьевской организации, в которую Вы вошли?

Ответ: До 1933 г. организацией руководил КАРЕВ Н.А., бывш<ий> зам<еститель> председателя Плановой Комиссии Академии Наук, создавший подпольные троцкистские группы в Академии Наук ЛОКе (Ленин­градское Отделение Комакадемии) и ряде научных учреждений. После ареста и высылки КАРЕВА в 1933 г. руководство организа­цией перешло к ЯКОВЛЕВУ М.Н., бывшему члену ВКП(б) – зиновьевцу, который являлся ответственным работником Академии Наук и был профессором политической экономии.

Вопрос: Кто из участников троцкистско-зиновьевской организации Вам персонально известен?

Ответ: Кроме КАРЕВА и ЯКОВЛЕВА как участники нашей троцкистско-зиновьевской организации мне известны: ЗАЙДЕЛЬ Г.С., троцкист, профессор истории, быв<ший> зам<еститель> директора Ленинградского отделения Комакадемии; ШИРВИНДТ М.Л., зиновьевец, профессор философии и научный сотрудник Ленинградского отделе­ния Комакадемии; МАЛЫШЕВ, зиновьевец, бывший директор Института истории Ленинградского Отделения Комакадемии. Все они арестованы и высланы из Ленинграда; ТОМСИНСКИЙ С.Г., троцкист, бывший бундовец, был директором Института истории Академии Наук в Ленинграде; КОШЕЛЕВ А.Ф., бывший секретарь партийного комитета Академии Наук; УРАНОВСКИЙ Я.М., профессор философии, зам<еститель> директора института истории наук<и> и техники Академии Наук, в прошлом сапроновец; ПЕЧЕРСКИЙ Н.Ф., инструктор культпропа Горкома ВКП(б); СЕДЫХ С.Н., научный сотрудник Академии Наук.

Вопрос: Какие цели преследовала Ваша организация?

Ответ: Главная цель нашей организации заключалась в том, чтобы добиться устранения нынешнего партийного руководства и в первую очередь СТАЛИНА.

Вопрос: Какими путями Вы добивались устранения партийного руководства и в первую очередь тов. СТАЛИНА?

Ответ: Организация считала, что единственный путь устра­нения руководства партии – это террор, другого пути мы не ви­дели. Мы понимали, что обстановка в стране сложилась таким образом, что устранить нынешнее руководство партии можно лишь путем террористического заговора против руководителей партии, поэтому мы и стали на путь подготовки и совершения террористи­ческих актов.                 

Вопрос: С кем Вы говорили о необходимости борьбы с партией путем террора?

Ответ: В узком кругу участников троцкистско-зиновьевской организации, которые собирались на квартире ШИРВИНДТА, СЕДЫХ и моей, мы обсуждали методы борьбы с партией и, в частности, подвергали обсуждению вопрос о терроре. Инициаторами постановки вопроса о терроре в отношении руководителей партии являлись ЯКОВЛЕВ, ЗАЙДЕЛЬ и СЕДЫХ.

Вопрос: Сколько раз Вы обсуждали вопрос о терроре?

Ответ: Всего три раза. Первый раз на квартире ШИРВИНДТА в 1934 г., здесь обсуждался вопрос о подготовке террористичес­кого акта в отношении КИРОВА. Остальные два раза в 1936 г. ‒ один раз на квартире СЕДЫХ и другой у меня на квартире. Оба эти раза обсуждались вопросы организации террористического акта против Секретаря ЦК ВКП(б) т. ЖДАНОВА.

Вопрос: Кто участвовал при обсуждении в 1934 г. на кварти­ре ШИРВИНДТА?

Ответ: На квартире ШИРВИНДТА в середине 1934 г. присут­ствовали ЯКОВЛЕВ, ШИРВИНДТ, УРАНОВСКИЙ и я – БУСЫГИН. Обсуждал­ся вопрос об организации и совершении террористического акта над КИРОВЫМ.

Вопрос: Назовите участников совещания на квартире СЕДЫХ в 1936 г.?

Ответ: На квартире СЕДЫХ (Тучкова набережная, 2) было совещание во второй половине 1935 г., где обсуждался вопрос о подготовке убийства ЖДАНОВА. Присутствовали СЕДЫХ, УРАНОВСКИЙ, я – БУСЫГИН и КОШЕЛЕВ.

Вопрос: Кто собирался у Вас на квартире?

Ответ: На моей квартире также обсуждались возможности совершения террористического акта над ЖДАНОВЫМ. Это было в ноябре месяце 1935 г.

Кроме меня присутствовали УРАНОВСКИЙ, КОШЕЛЕВ и СЕДЫХ.

Вопрос: О чем шла речь на квартире ШИРВИНДТА?

Ответ: В середине 1934 г. руководителем организации ЯКОВЛЕВЫМ на квартиру ШИРВИНДТА были вызваны, кроме самого ШИР­ВИНДТА, я – БУСЫГИН и УРАНОВСКИЙ. ЯКОВЛЕВ нам сказал, что существует троцкистско-зиновьевский центр, который ставит своей задачей совершение террористических актов против руководителей партии, и что он имеет поручение создать в Ленинграде группу для подготовки и совершения террористического акта над КИРОВЫМ.

Вопрос: От кого персонально ЯКОВЛЕВ получил указания о подготовке террористического акта против КИРОВА?

Ответ: ЯКОВЛЕВ тогда же сказал, что поручение об органи­зации террористического акта над КИРОВЫМ получено от БАКАЕВА, с которым он – ЯКОВЛЕВ поддерживает связь.

Вопрос: Какие практические мероприятия намечал ЯКОВЛЕВ в осуществление директив троцкистско-зиновьевского центра и указаний БАКАЕВА по подготовке убийства КИРОВА?

Ответ: Практическую подготовку террористического акта ЯКОВЛЕВ возложил на УРАНОВСКОГО и меня.

Мне ЯКОВЛЕВ поручил наблюдение в районе Смольного и выяснение обычного времени приезда и отъезда КИРОВА.

УРАНОВСКОМУ ЯКОВЛЕВ поручил изучить район, где жил КИРОВ, маршрут следования машины и наметить наиболее удобные пункты, подходящие для совершения террористического акта.

Вопрос: Каким способом предполагалось совершить убийство КИРОВА?

Ответ: ЯКОВЛЕВ имел в виду после тщательного изучения нами Смольного, маршрутов следования и дома, где жил КИРОВ, соб­рать нас и окончательно обсудить и выбрать наиболее надежный вариант совершения террористического акта против КИРОВА.

Вопрос: Какими боевыми средствами располагала организация?

Ответ: Для совершения террористического акта у УРАНОВСКОГО был револьвер с боевыми патронами, у меня также был револьвер "Браунинг" с патронами.

Кроме того, ЯКОВЛЕВ нас предупредил, что в случае необходи­мости он сможет достать дополнительно необходимое оружие и патроны.

Вопрос: Что Вы сделали по выполнению поручения ЯКОВЛЕВА?

Ответ: Помещение Смольного я знал раньше по работе в 1932 и первой половине 1933 г. в Ленинградском Обкоме ВКП(б). Где помещается кабинет КИРОВА, я также знал, так как несколько раз был у него на заседаниях.

Вопрос: Что Вами практически было проделано по подготовке террористического акта?

Ответ: После полученных указаний от ЯКОВЛЕВА я несколько раз ходил в Смольный и выяснил, что КИРОВ работает в старом кабинете, где он занимался до 1934 г., что подъезжает он чаще всего с правого крыла Смольного, если идти от главной аллеи. С правой стороны фасада Смольного имеется специальный вход и лестница, идущая к коридору на 3-м этаже, где находился кабинет КИРОВА. О наличии специального хода мне было известно еще со времени моей работы в Смольном, т.к. иногда я пользовался этим ходом для прохода в столовую, расположенную в 1-м этаже. Мною такие было установлено, что КИРОВ в Смольный обычно приезжает между 11 и 12 часами дня.

Вопрос: К какому решению Вы пришли в результате Ваших наблю­дений? 

Ответ: Наиболее удобным я считал совершение террористи­ческого акта в самом здании Смольного в момент прихода или ухода КИРОВА. Возможность совершения террористического акта на улице возле правого подъезда была более затруднительной, так как частое появление кого-либо из нас у особого хода могло вызвать подозрение.

Вопрос: Что было проделано УРАНОВСКИМ?

Ответ: УРАНОВСКИМ был изучен маршрут проезда КИРОВА в Смольный по ул. Воинова, ул. Слуцкого и Тверской. Наиболее удобным местом для совершения террористи­ческого акта УРАНОВСКИЙ считал поворот с улицы Воинова на ул. Слуцкого, где машина неизбежно замедляет ход. УРАНОВСКИЙ советовался и со мной, и с ЯКОВЛЕВЫМ. Я, хорошо зная этот район, т.к. жил одно время на Тверской, одобрял этот вариант и считал его наиболее реальным, т.к. с угла, стреляя во время замедления хода машины, можно было достигнуть намеченных результатов.

Все это было доложено ЯКОВЛЕВУ, которой одобрил наш план и сказал, что о времени совершения террористического акта он даст специальные указания.

До убийства КИРОВА мы этих специальных указаний не получили.

Вопрос: Было ли Вам известно, что наряду с Вашей группой убийство КИРОВА готовилось террористом НИКОЛАЕВЫМ?

Ответ: Нет, мне это не было известно.

Вопрос: Сообщите о террористических планах, обсуждавшихся в середине 1935 г. на квартире СЕДЫХ?

Ответ: На совещании, которое происходило на квартире у СЕДЫХ (Тучкова наб., 2) и на котором присутствовали кроме самого СЕДЫХ я – БУСЫГИН, УРАНОВСКИЙ и КОШЕЛЕВ, СЕДЫХ сказал нам, что задачей троцкистско-зиновьевской организации в Ленинграде является совершение террористического акта над ЖДАНОВЫМ. Подготовка и выполнение террористического акта должна быть проведена им – СЕДЫХ, УРАНОВСКИМ и мной – БУСЫГИНЫМ. Мы должны были изучить маршруты поездок ЖДАНОВА и вести наблюдение за его квартирой, причем УРАНОВСКОМУ было поручено изучение старого маршрута по ул. Воинова, ул. Слуцкого и Тверской ул. Если УРАНОВСКИМ будет установлено, что маршрут поездок ЖДАНОВА проходит по указанным улицам, ‒ остановиться как на наиболее надежном месте для совершения террористического акта на повороте с ул. Воинова на ул. Слуцкого.

Вопрос: Было ли определено время совершения террористи­ческого акта над тов. ЖДАНОВЫМ?

Ответ: На совещании, которое происходило у меня на квартире и на котором присутствовали кроме меня, БУСЫГИНА, – СЕДЫХ, КОШЕЛЕВ и УРАНОВСКИЙ, СЕДЫХ сообщил, что он получил из Москвы сообщение о подготовке террористического акта над СТАЛИНЫМ и предложение активизировать подготовку к осуществлению террори­стического акта в Ленинграде. Обменявшись мнениями об итогах проведенного наблюдения и изучения условий совершения террористического акта, мы остановились на варианте УРАНОВСКОГО (поворот с ул. Воинова на ул. Слуцкого и затем Тверскую), наметив срок выполнения террористического акта – первая половина 1936 года.

Вопрос: С кем СЕДЫХ был связан в Москве и от кого он получил указания о подготовке террористического акта?

Ответ: Фамилии нам СЕДЫХ не называл.

Вопрос: Что Вам известно о связях организации вне Ленинграда?

Ответ: До убийства КИРОВА ЯКОВЛЕВ поддерживал связь с БАКАЕВЫМ. Кроме того, через КАРТАШЕВА мы поддерживали связь с активным зиновьевцем ФУРТИЧЕВЫМ.

СЕДЫХ и МАЛЫШЕВ были также связаны с зиновьевцами ФЕЙГЕЛЬСОНОМ, КАПИТОНОВЫМ и СОЛОВЬЕВЫМ.

 

Записано с моих слов верно, в чем и расписываюсь.

 

БУСЫГИН.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧАЛЬНИК ЭКО ГУГБ НКВД СССР – 

КОМИССАР ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА – МИРОНОВ

 

ПОМ. НАЧ. ТО ГУГБ НКВД СССР –

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – ЛИСТЕНГУРТ

 

ВЕРНО:

 

ОПЕР. УПОЛНОМОЧЕННЫЙ 3 ОТД. СПО ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 167, Л. 53-62


[1] Яковлев Моисей Наумович, родился в 1897 году в г. Мстиславле. Экономист, профессор политэкономии Ленинградского восточного института им. А.С. Енукидзе. С 1932 г. зам. председателя Комиссии по базам АН СССР, с 1934 – зам. председателя Монгольской комиссии и Тихоокеанского комитета, с 1935 ответственных постов в АН не занимал. Расстрелян 10 ноября 1936 г.

[2] Левин Владимир Соломонович (1897-1934), образование среднее, член ВКП(б) с марта 1917 г. В 1926 г. исключался из ВКП(б) за фракционную деятельность, восстановлен в 1927 г., однако вновь исключен XV-м съездом ВКП(б). Вновь восстановлен в 1928 г. Осужден за составе группы лиц за убийство Кирова выездной сессией ВКВС СССР в Ленинграде 29 декабря 1934 г. и в этот же день расстрелян.

[3] Румянцев Владимир Васильевич, 1902 года рождения, член ВКП(б) с 1920 г., был секретарем Ленинградского губкома комсомола, секретарем ЦК ВЛКСМ. Исключался из ВКП(б) за фракционную деятельность в 1927 г., восстановлен в 1928 г. После исключения работал в вологодском губфинотделе в должности губернского ревизора. В 1930 г. по партмобилизации работал ответственным исполнителем по учету и распределению кадров на Магнитострое. С 1 апреля 1931 г. по 21 апреля 1934 года работал счетоводом на фабрике им. Слуцкой в Ленинграде. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[4] В тексте ошибочно – "Карева В.А.".

[5] Быховский Адольф Исаакович, родился в 1909 г. в г. Ленинграде. Канд. в члены ВКП(б) с 1932. Старший врач воздушно-десантного полка. Арестован 29 апреля 1936. Осужден к расстрелу и расстрелян 10 октября 1936 г.

[6] Брискман Наум Адольфович, 1897 г. рождения, уроженец местечка Балая Церковь, Кировской области УССР. Расстрелян 10 октября 1936 г.

[7] Гальперин Наум Моисеевич, род. в 1904 г. в г. Грива, Латвия. Расстрелян 10 октября 1936 г.

[8] Печерский Николай Федорович, 1899 года рождения, уроженец д. Мякишево, Галичского уезда, Костромской губернии. Окончил сельскую школу (1910 г.), лекторскую группу Комвуза (1923 г.). Работал слесарем на ленинградских заводах (1914-1918 г.г.). Состоял директором исторического отделения ИКП в Ленинграде (с 1934 г.). Расстрелян 10 декабря 1936 г.

Comments