ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДЕБРЕВА Ефрема Марковича, от 17/III-36 г.

 

ДЕБРЕВ, Ефрем Маркович, 1893 г. рождения, ур<оженец> г. Бендеры (Бессарабия), пенсионер, занимался литературной работой, образование – незаконченное высшее. Член ВКП(б) с 1919 года. В январе 1928 года исключался за троцкистскую деятельность. В июле 1928 года ЦКК восстановлен, в связи с подачей заявления о разрыве с троцкизмом, с объявлением выговора за фракционную работу.

 

Вопрос: Вы обвиняетесь в принадлежности к существовавшей в Москве до последнего времени троцкистской к.-р. организации. Дайте показания о составе, задачах и практической деятельности этой организации.

Ответ: В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю. О существовании троцкистской организации я ничего не знаю. Участником к.-р. организации я не был.

Вопрос: Вы даете неверные показания. Ваше участие в троцкистской организации документально установлено материалами следствия.

Ответ: Повторяю, что участником троцкистской организации я не являлся. С троцкизмом я окончательно порвал в 1928 году.

Вопрос: Ваш отход от троцкизма в 1928 году был продиктован маневренными соображениями с целью продолжения к.-р. работы в новых условиях. Вы подтверждаете это?

Ответ: Нет, я это отрицаю.

Вопрос: В чем состояла ваша троцкистская деятельность в 1927-28 г.г.? С кем из троцкистов в тогда были организационно связаны?

Ответ: К троцкистам я примкнул в июне 1927 года. Я работал тогда членом Верховного суда РСФСР. Я подписал заявление 83-х. Активно выступал на собраниях с защитой троцкистской платформы. Распространял троцкистскую литературу. Организационно я был связан с группой троцкистов, работавшей тогда в Верхсуде РСФСР. Персональный состав этой группы: я – ДЕБРЕВ, ПРОКОФЬЕВ Феофан, сейчас пенсионер, ЛИСИЦЫН Алексей Александрович – работает в Верхсуде РСФСР; ДВОРКИН, Самуил; БРОДСКИЙ Борис; ХАСИН Григорий Леонидович – работает в коллегии защитников, САВИЦКИЙ Михаил – где работает, не знаю.

В январе 1928 года я за троцкистскую деятельность был из рядов ВКП(б) исключен. В июле 1928 года восстановлен ЦКК в связи с моим заявлением об идейном и организационном разрыве с троцкизмом.

Вопрос: С кем из названных троцкистов вы поддерживали связь в последнее время?

Ответ: Ни с кем.

Вопрос: Это неправда. Я еще раз спрашиваю вас: с кем из троцкистов вы были связаны в последние годы?

Ответ: До последнего времени я сохранил связь с троцкистом ХАСИНЫМ. Не помню, чтобы я последние годы встречался еще с кем-либо из троцкистов.

Вопрос: Я напоминаю вам: с ПРОКОФЬЕВЫМ.

Ответ: Да, действительно, с ПРОКОФЬЕВЫМ я также сохранил связь до последнего времени.

Вопрос: С ХАСИНЫМ и ПРОКОФЬЕВЫМ вы сохранили связь на почве общности к.-р. троцкистских взглядов?

Ответ: Нет, я это отрицаю. Я уже показывал выше, что после моего отхода в 1928 году от троцкизма у меня никаких расхождений с линией партии не было. Насколько я знаю, это относится также к ХАСИНУ и ПРОКОФЬЕВУ.

Вопрос: Откуда вам известны политические настроения ХАСИНА и ПРОКОФЬЕВА?

Ответ: В беседах с ХАСИНЫМ и ПРОКОФЬЕВЫМ мы как члены партии, естественно, говорили на политические, партийные темы. В этих беседах мы полностью одобряли политику партии.

Вопрос: Вы даете лживые показания. Я предъявляю вам показания ХАСИНА от 8/III-1936 г., из которых видно, что вы, ПРОКОФЬЕВ и он (ХАСИН) не только не одобряли политику ВКП(б), но прямо заявляли, что требования троцкистской платформы остаются актуальными. 

Ответ: Я должен признать, что мои предыдущие показания неверны. Дело обстояло действительно так, как об этом показывает ХАСИН. И я, и ПРОКОФЬЕВ, и ХАСИН, выступая официально за линию ВКП(б), являлись в партии двурушниками, оставаясь на деле до последнего времени на троцкистских позициях. Я хочу заявить следствию о своем намерении дать откровенные показания по существу предъявленного мне в начале допроса обвинения.

Вопрос: Вы признаете себя виновным в том, что до момента своего ареста входили в состав существовавшей в Москве троцкистской к.-р. организации?

Ответ: Да, признаю. В начале допроса я пытался скрыть от следствия, что в Москве до последнего времени существовала нелегальная троцкистская организация и что я – ДЕБРЕВ являлся одним из участников этой организации.

Вопрос: Почему вы об этом сразу не сказали?

Ответ: Существование организации и свое участие в ней я решил скрывать до тех пор, пока не буду убежден в наличии у следствия достаточных улик.

Вопрос: Назовите участников Вашей организации.

Ответ: Всех участников организации я не знаю и не мог знать, так как она была построена по принципу "цепочки". Из участников организации мне лично известны ПРОКОФЬЕВ и ХАСИН, с которыми я был организационно связан.

Вопрос: О том, что ваша организация строилась по "цепочке", мы знаем. Но в данном случае вы ссылаетесь на эту конспиративную форму работы вашей организации, чтобы скрыть от следствия остальных известных вам членов организации. 

Ответ: Я хочу уточнить свои показания: кроме названных участников организации я лично ни с кем связан не был. Но со слов ХАСИНА я знаю, что он был организационно связан с рядом других членов организации. Однако их фамилии мне не назывались. 

Вопрос: Какие задачи ставила перед собой Ваша организация? 

Ответ: Основная задача, как она подчеркивалась в неоднократных беседах с членами организации ХАСИНЫМ и ПРОКОФЬЕВЫМ, заключалась в борьбе с руководством ВКП(б) за смену этого руководства, за изменение политики ВКП(б) в духе требований троцкистской платформы. Практическая работа, которую мы вели, состояла в консолидации троцкистских кадров с целью воссоздания разветвленной организации. 

Вопрос: Где и когда были сформулированы эти задачи Вашей организации?

Ответ: Я уже показывал выше, что эти задачи подчеркивались в наших беседах с ПРОКОФЬЕВЫМ и ХАСИНЫМ во время наших встреч, происходивших с 1932 года и до последнего времени у меня, либо в квартире ХАСИНА. Однако исходным моментом в нашей практической к.-р. деятельности явились положения, сформулированные на совещании в 1932 г., в котором приняла участие наша тройка, т.е. я, ХАСИН и ПРОКОФЬЕВ. Это совещание состоялось на ст<анции> Усово, Белорусской жел<езной> дороги. Здесь мы подвергли тщательному обсуждению основные вопросы из внутренней, международной и внутрипартийной политики ВКП(б). Мы пришли к выводу, что требования троцкистской платформы остаются актуальными, подчеркнули, что задача по-прежнему состоит в смене руководства ВКП(б), и условились о практических формах работы – из которых укрепление связей между нашими кадрами было признано ступенью для дальнейшего развертывания работы.

Вопрос: Что вы можете показать о связи участников вашей организации с руководящими троцкистскими кадрами?

Ответ: Об этом мне ничего не известно. Но из бесед с ХАСИНЫМ я мог понять, что такие связи у него были.

Вопрос: Кто персонально?

Ответ: Не знаю.

Вопрос: Что вы можете дополнить к своим показаниям о практической деятельности организации?

Ответ: Я показал все, что мне было известно.

Вопрос: Мы располагаем данными, которыми устанавливается, что вы показали не все о деятельности организации и ее участниках.

Ответ: Я заявил выше и повторяю, что я намерен откровенно показать все. В данный момент я больше ничего вспомнить не могу.

 

Записано с моих слов правильно, мною прочитано.

 

Е. ДЕБРЕВ.

 

Допросили:

 

НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ НКВД СССР

МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: ШТЕЙН.

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: ЛУЛОВ.

 

Верно: 

 

ПОМ. ОПЕР. УПОЛНОМ. 1 ОТД. СПО 

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ШАРОК

 

 

РГАСПИ, Ф. 671, Оп. 1, Д. 162, Л. 141-147.

 

Comments