ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

обвиняемого ДЕМЧЕНКО, Виктора Ипатьевича,

от 15 марта 1936 г.

 

ДЕМЧЕНКО В.И., 1908 г<ода>р<ождения>, с<ело> Грацовка, Прилуцкого уезда, Сребрянской вол<ости> Полтавской губ<ернии>. Местожительство: гор. Новосибирск, Красный Проспект № 53, кор. 5, кв. 8. Экономист-финансист УРСа Кузбассугля.

 

Вопрос: Признаете ли вы себя виновным в предъявленном вам обвинении?

Ответ: Я признаю себя виновным в том, что, зная МУРАЛОВА Н.И. как неразоружившегося троцкиста и подвергаясь с его сто­роны систематической троцкистской обработке начиная примерно с августа м<еся>ца 1935 г., я подпал под его влияние и сам среди лиц, близко соприкасавшихся со мной, вел троцкистскую агитацию, пересказывая то, что я слышал от МУРАЛОВА Н.И.

Вопрос: В какой форме и какими методами обрабатывал вас МУРАЛОВ Н.И.?

Ответ: Прежде чем ответить на этот вопрос, я считаю необходимым указать на некоторые предводящие обстоятельства, способствовавшие моему сближению с МУРАЛОВЫМ Н.И. На работу в УРС Кузбассугля я поступил в октябре м<еся>це 1934 г. по при­езде из г. Хабаровска, оттуда я уволился по состоянию здоровья. В первые же дни моего пребывания на работу [1] в Кузбассугле, зна­комясь с аппаратом, я узнал от зам<естителя> главного бухгалтера УРСа ГАЛКИНА о том, что в аппарате Кузбассугля работает ряд в про­шлом крупных работников, оказавшихся вне рядов партии в свя­зи с их проступками и преступлениями перед партией. В числе этих лиц был назван и МУРАЛОВ Н.И., со слов ГАЛКИНА – б<ывший> зам<еститель> Наркома земледелия и командующий военным округом. Примерно в этот же период, от кого точно не помню, я узнал, что МУРАЛОВ исключен из ВКП(б) за активную троцкистскую деятельность и что он продолжает оставаться на троцкистских позициях. В ре­зультате всего, что я слышал о МУРАЛОВЕ, и из личных впечатле­ний о нем у меня сложилось мнение как о крупном работнике, человеке авторитетном и державшем себя независимо. Личное зна­комство с МУРАЛОВЫМ у меня произошло вскоре же после моего поступления на работу в Кузбассуголь, в кабинете у него, куда я заходил к зам<естителю> нач<альника> УРСа ШНЕЕРСОН<У>, занимавшемуся в этом же кабинете. До августа м<еся>ца 1935 г. никаких разговоров, заслуживающих внимания в плоскости предъявленного мне обвинения между МУРАЛОВЫМ и мной не было. После ухода с работы одного из финансистов-экономистов, работавшего по сельскому хозяйству, эту работу возложили на меня. С этого времени я почти ежедневно бывал в кабинете МУРАЛОВА, заведовавшего с<ельско>х<озяйственным> отделом Кузбассугля, и примерно с этого же времени МУРАЛОВ в моем при­сутствии стал высказывать троцкистские взгляды и положения, против которых я никогда МУРАЛОВУ не возражал и о которых, будучи членом ВЛКСМ, никому из руководства не говорил. Первое время эти высказывания МУРАЛОВА не встретили отпора с моей стороны, потому что МУРАЛОВ для меня был большим авторитетом, а в последующем незаметно для себя я соглашался с тем, что говорилось МУРАЛОВЫМ. Должен отметить, что троцкистские по своему содержанию разговоры МУРАЛОВА всегда последним вкрапливались в служебный разговор. Я не помню случая, чтобы МУРАЛОВ заводил указанные выше разговоры безотносительно к обсу­ждаемым служебным (разговорам) вопросам.

Круг вопросов, по которым МУРАЛОВ высказывал троцкистские положения, насколько я сейчас смог припомнить, был следующий: 

Внутрипартийное положение. МУРАЛОВ считал, что в партии нет совершенно демократии. Что в результате режима, установившего­ся в партии, даже ответственные коммунисты не в состоянии за­щищать то или иное положение, которое они считают верным. Из разговоров МУРАЛОВА следовало, что партийная масса предста­вляет из себя пассивных людей, запуганных режимом и репресси­ями в партии. Припоминаю такой факт: приблизительно в январе или феврале 1936 г. из Глав<ного> УРСа был получен план посевных площадей УРСа Кузбассугля. МУРАЛОВ по получении этих планов заявлял, что планы нереальные, и совхозы будут не в состоянии их выполнить, фактически же присланные Глав<ным> УРСом планы включали в себя только фактически посеянное совхозами в 1935 г. и являлись вполне реальными и выполнимыми без напряжения.

Беседуя по поводу этих планов вместе со мной у себя в кабинете, МУРАЛОВ ругал директоров совхозов-коммунистов, что они настолько запуганы, что боятся "разинуть рот" против ру­ководства и доказать нереальность планов. МУРАЛОВ говорил при этом, что из-за такого поведения директоров-коммунистов совхозы потерпят колоссальные убытки от пересева. При этом разговоре кто-то еще присутствовал, но я сейчас не помню. Эту же мысль, в связи с планами посевных площадей, МУРАЛОВ неодно­кратно повторял и позднее, злорадствуя по адресу коммунистов.

Разговор должны подтвердить ЧУВСТВИН и, если я не ошибаюсь, ШНЕЕРСОН, который, кажется, присутствовал при моем с МУРАЛОВЫМ разговоре.

Советский аппарат. МУРАЛОВ расценивал как аппарат чиновничий, оторвавшийся от жизни и подбирающийся с точки зрения МУРАЛОВА из людей, не годных для дела. По этому вопросу я припоминаю такие факты: приблизительно в конце декабря или начале января 1936 г. МУРАЛОВ вернулся из командировки из Москвы. Характе­ризуя аппарат Глав<ного> УРСа, он его называл "насквозь чиновничь­им", оторвавшимся от жизни, не учитывающим опыта прошлых лет.

МУРАЛОВ неоднократно указывал, что приобрести что-либо ценное для порученной работы нельзя, так как везде существует, как он выражался, "блат".

В середине февраля 1936 г. на совещании начальников ОРС и директоров совхозов у ПЛЕХАНОВА – МУРАЛОВ обвинял районное руководство, что оно "разогнало" хороших работников из совхо­зов и "насадило" таких работников, с которыми "ничего дельного не сделаешь". В этом выступлении МУРАЛОВ называл, в частно­сти, ПЕРОВА – б<ывшего> директора Киселевского совхоза, снятого с работы за развал совхоза. Киселевский совхоз за один только 1935 г. дал около 200 тысяч убытка. ПЕРОВА МУРАЛОВ намерен был взять к себе на работу в аппарат. В день ареста (моего) ПЕРОВ приходил в Кузбассуголь и спрашивал МУРАЛОВА, имея в виду через МУРАЛОВА устроиться на работу в совхоз. Начальника Глав<ного> УРС ПИТЕРСКОГО после возвращения из Москвы у себя в кабинете МУРАЛОВ высмеивал, причем, передавая свой разговор с ПИТЕРСКИМ о реализации продуктов совхозов, МУРАЛОВ говорил, что якобы ПИТЕРСКИЙ в целях реализации капусты указывал ему на то, что в Англии в три раза больше употребляют капусты, чем в СССР, и что из капусты можно стряпать пирожки для рабочих. МУРАЛОВ иронизировал, что СССР у капиталистической Англии бе­рутся примеры, чем нужно кормить рабочих.

Совхозы. МУРАЛОВ считал нерентабельными, причем, говоря о не­рентабельности совхозов Кузбассугля, МУРАЛОВ очень часто под­черкивал, что даже государственные совхозы нерентабельны. Лично при мне и в присутствии зам<естителя> управл<яющего> краевой конторой Гос­банка МЕЖОВА – МУРАЛОВ доказывал нерентабельность совхозов во­обще, ссылаясь на конкретные совхозы. Этот разговор происходил в первой половине февраля 1936 г. в кабинете МЕЖОВА. Характерно отметить, что факты о нерентабельности совхозов МУРАЛОВ под­бирал специально. Так, в моем присутствии, ожидая приема к МЕЖОВУ, МУРАЛОВ поставил вопрос перед управл<яющим> Сталинского Отд<еления> Госбанка ШЕРСТНЕВЫМ: знает ли он хоть один рентабельный сов­хоз. ШЕРСТНЕВ дал отрицательный ответ. Со слов МУРАЛОВА, он интересовался в этой же плоскости каким-то совхозом, расположенным вблизи курорта, куда МУРАЛОВ ездил в октябре м<еся>це 1935 г. МУРАЛОВ говорил, что официально этот совхоз числят в центре рентабельным, а фактически он нерентабелен.

 

Протокол мною прочитан. Записаны показания с моих слов правильно. –

 

ДЕМЧЕНКО.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО: ‒ ФИЛИМОНОВ

 

Верно: 

 

ПОМ. НАЧ. 1 ОТД. СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (БОГЕН)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 104-108.


[1] Так в тексте.

Comments