ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДМИТРИЕВА, Георгия Федоровича -

от 16 марта 1936 года

 

ДМИТРИЕВ Г.Ф., 1894 г<ода> р<ождения>, ур<оженец>. гор. Ленинграда, русский, гр<аждани>н СССР, образование высшее. Нач<альник> кафедры диамата Военно-Транспортной академии им. Кагановича, полковой комиссар, сын чиновника, член ВКП(б) с 1918 года, состоял в РСДРП (меньшевиков-интернационалистов) с марта 1917 по октябрь 1917 года.

 

Вопрос: Известен ли Вам гр<аждани>н КОЛОДИН Александр Гаврилович?

Ответ: Да, известен. Я с ним познакомился в 1932 году у Камышного, который в то время был заместителем директора Коммунистического университета им. Покровского. Я в то время был директором этого университета.

Вопрос: Что Вам известно о политических взглядах КОЛОДИНА?

Ответ: КОЛОДИН на меня производил странное впечатление.

Вопрос: Ваш ответ непонятен. Почему КОЛОДИН на Вас производил странное впечатление?

Ответ: У него были неважные отношения с семьей, странности в быту.

Вопрос: Вы уклоняетесь от ответа. Следствие интересуют не семейные вопросы КОЛОДИНА, а его политические убеждения. Ответьте на этот вопрос.

Ответ: КОЛОДИН вел себя в беседах со мной двусмысленно.

Вопрос: Как это понимать?

Ответ: Он не совсем ясно выражался в оценке политических событий и делал разные намеки.

Вопрос: Какие политические события и как он оценивал, какие намеки он Вам делал?

Ответ: Он спрашивал мое мнение по разным политическим вопросам.

Вопрос: Конкретно по каким?

Ответ: Помню, что КОЛОДИН меня спрашивал, как я смотрю на то, что на Украине имеет место голод. Это было, насколько помню, в 1933 году. Позднее в 1934 или 1935 году КОЛОДИН меня спрашивал, как я смотрю на сближение Советского Союза с империалистической Францией и не нарушается ли этим сближением международная рабочая солидарность.

Вопрос: Из Ваших далеко не полных ответов на вопросы следствия видно, что КОЛОДИН высказывал Вам явно враждебные взгляды.

Ответ: Да, признаю, что КОЛОДИН был враждебно настроен к советской власти и руководству ВКП(б) и обвинял руководство партии в проведении неправильной политики, как международной, так и внутренней.

Вопрос: Известно ли Вам, что КОЛОДИН троцкист?

Ответ: Не известно.

Вопрос: Вы говорите неправду. Вам известно это от самого КОЛОДИНА.

Ответ: Да, признаю, что КОЛОДИН мне говорил, что он троцкист.

Вопрос: Вы кому-нибудь сообщили о контрреволюционных враждебных высказываниях троцкиста КОЛОДИНА?

Ответ:- Нет, я об этом никому не сообщил.

Вопрос: Почему?

Ответ: Признаю, что это моя ошибка.

Вопрос: Из Ваших показаний видно, что КОЛОДИН вел с Вами враждебные разговоры до убийства С.М. КИРОВА. Знакомы ли Вы с письмом Центрального Комитета партии к членам партии, выпущенным в связи с событиями в Ленинграде?

Ответ: Да, знаком.

Вопрос: И все-таки Вы скрыли от партии свою связь с явным врагом-троцкистом.

Ответ: Я должен заявить следствию, что я не просто совершил случайную ошибку, как я показывал ранее. Дело в том, что у меня самого были несогласия с политикой партии.

Вопрос: С какого времени Вы были не согласны с политикой партии?

Ответ: Следствию известно из заполненной мною анкеты, что я до вступления в РКП(б) был меньшевиком. В 1923 году я примкнул к троцкистам, через небольшой период времени я от своих взглядов публично отказался, а с 1930 года вновь стал на троцкистский путь, скрывая уже это от партии, и оставался скрытым троцкистом до своего ареста.

Вопрос: А КОЛОДИН знал о том, что Вы скрытый троцкист?

Ответ: Из наших совместных бесед КОЛОДИНУ нетрудно было установить, что я разделаю его взгляды и являюсь скрытым троцкистом.

Вопрос: Вы только что показали, что Вы разделяли взгляды КОЛОДИНА. Расскажите подробнее, какие троцкистские разговоры Вы вели с КОЛОДИНЫМ?

Ответ: Круг вопросов, которые мы обсуждали с КОЛОДИНЫМ, был довольно широк. Мы утверждали, что руководство партии ведет в стране неправильную политику, которая привела к резкому ухудшению благосостояния рабочего класса и крестьянства.

В области международных отношений мы считали, что заключение соглашений с империалистическими государствами нарушает интересы революционного рабочего движения.

Останавливались мы также с КОЛОДИНЫМ на вопросах теоретического фронта. Мы считали, что на теоретическом фронте имеют место шаблон, отсутствие самокритики, оскудение теоретической мысли. И я, и КОЛОДИН считали, что это положение является следствием внутрипартийного режима, заглушающего живую теоретическую мысль.

Вопрос: Этим не исчерпывается содержание Ваших бесед с КОЛОДИНЫМ. Арестованный нами по Вашему делу КОЛОДИН показывает, что Вы вели еще ряд контрреволюционных бесед по вопросам политики партии.

Ответ: Я не помню, вел ли я еще какие-либо беседы с КОЛОДИНЫМ.

Вопрос: Потрудитесь вспомнить.

Ответ: Я не отрицаю, что между мною и КОЛОДИНЫМ были и другие разговоры, но содержание их сейчас не помню.

Вопрос: Вели ли Вы с КОЛОДИНЫМ разговоры о диктатуре пролетариата в СССР?

Ответ: Наверное вели, но точного содержания разговоров не помню.

Вопрос: Так все-таки вели или не вели такие разговоры с КОЛОДИНЫМ?

Ответ: Наверное, вели.

Вопрос: Следствие напоминает Вам об обстоятельствах, при которых Вы вели эти разговоры. Это было летом в 1932 г., когда Вы провожали КОЛОДИНА с Вашей дачи на железнодорожную станцию.

Ответ: Я подтверждаю, что действительно я провожал КОЛОДИНА со своей дачи летом 1932 года на железнодорожную станцию. Расстояние от дачи до станции 5 километров. Я его, насколько помню, до самой станции не проводил, шли мы с ним с полчаса и вели в это время беседу. Однако еще раз заявляю, что всего содержания моей беседы с КОЛОДИНЫМ в тот раз не помню.

Вопрос: Арестованный КОЛОДИН показывает, что Вы в одну из бесед с ним перед его поездкой на Дальний Восток говорили ему о своем знакомом профессоре, находящемся на Дальнем Востоке. О ком шла речь?

Ответ: Речь шла о моем знакомом ШАБАЛКИНЕ Павле. В настоящее время ШАБАЛКИН находится в Хабаровске и заведует партийной школой.

Вопрос: В связи с чем Вы говорили КОЛОДИНУ о ШАБАЛКИНЕ?

Ответ: Не помню, в связи с чем.

Вопрос: Давно ли Вы знаете ШАБАЛКИНА?

Ответ: ШАБАЛКИНА я знаю с 1929-1930 г. Познакомился с ним в институте Красной профессуры, слушателем которого он был в то время.

Вопрос: Каковы политические взгляды ШАБАЛКИНА?

Ответ: ШАБАЛКИН мне развивал взгляды, враждебные партии и советской власти.

Вопрос: В чем выражались эти враждебные взгляды ШАБАЛКИНА?

Ответ: ШАБАЛКИН, так же как я и КОЛОДИН, был не согласен с политикой партии и советской власти, утверждал, что в стране имеет место зажим всякой свободной мысли, что руководство ВКП(б) не отражает интересов пролетариата, причем мои разговоры с ШАБАЛКИНЫМ носили более резкий характер, нежели с КОЛОДИНЫМ. Оба мы считали виновником, по нашему мнению, неправильной политики в стране СТАЛИНА. ШАБАЛКИН делал прямые нападки на СТАЛИНА, клеветал на него, оскорбительно о нем отзывался.

Вопрос: Когда Вы видели ШАБАЛКИНА в последний раз?

Ответ: В последний раз я встречался с ШАБАЛКИНЫМ в конце 1935 года в Москве у АМЕЛИНА, преподавателя Фрунзенской академии. При АМЕЛИНЕ мы с ШАБАЛКИНЫМ никаких контрреволюционных разговоров не вели.

Вопрос: С кем еще из троцкистов Вы были связаны?

Ответ: Больше ни с кем я не был связан.

Вопрос: Это неверно. Ваши троцкистские связи не ограничиваются ШАБАЛКИНЫМ и КОЛОДИНЫМ. Требуем правдивого ответа на поставленный Вам вопрос.

Ответ: Признаю, что кроме ШАБАЛКИНА и КОЛОДИНА я был связан также с: 1) ЛЕОНОВЫМ, бывшим начальником Политотдела свиносовхоза, кажется, в Саратовском или Куйбышевском крае. В данное время ЛЕОНОВ как будто находится в Москве, знаю, что он должен был быть переведен в Москву на работу в качестве директора института Советского права;

2) АДАМЯНОМ – преподавателем диамата, работающим в институте философии ИКП и в секторе массового заочного обучения при ЦК ВКП(б);

3) ЛЕПЕШЕВЫМ [1] – бывш<им> преподавателем института мирового хозяйства и мировой политики, ныне начальником политотдела какого-то совхоза, точно место его работы не знаю.

Я, ШАБАЛКИН, ЛЕОНОВ, АДАМЯН и ЛЕПЕШЕВ были единомышленниками, одинаково враждебно относились к партии и Соввласти, обсуждали друг с другом вопросы партийной и сов<етской> политики в троцкистском духе.

На этой основе мы фактически составляли троцкистскую к-р. группу.

От названных мною лиц тянулась цепочка на ряд связей, которыми располагали участники этой группы.

Вопрос: Что Вам известно о связях участников группы?

Ответ: Мне известно, что ЛЕПЕШЕВ был связан с АСМУСОМ, работающим по линии НКИД и находящимся ныне в Финляндии. Не помню точно когда – не то в 1932 г., не то в 1933 г. – ЛЕПЕШЕВ мне говорил, что АСМУС высказывал ему враждебные политике партии взгляды.

АДАМЯН был связан с бывш<им> преподавателем диалектики природы в институте им. Покровского, фамилию его я сейчас не помню, по национальности он грузин.

Я был связан с КОЛОДИНЫМ, о котором уже показывал выше.

Были ли с кем-либо связаны кроме перечисленных мною лиц ШАБАЛКИН и ЛЕОНОВ, я не знаю.

Вопрос: Какое отношение к Вашей контрреволюционной группе имел КАМЫШНЫЙ?

Ответ: КАМЫШНЫЙ присутствовал при моих разговорах с КОЛОДИНЫМ, не возражал нам, однако своей точки зрения в большинстве случаев не высказывал. В одном случае КАМЫШНЫЙ высказал отрицательное отношение к моим и КОЛОДИНА контрреволюционным взглядам. Вообще при КАМЫШНОМ мы говорили с КОЛОДИНЫМ более сдержанно.

Вопрос: С кем из участников контрреволюционной группы Вы поддерживали связь в 1933-1935 г.г.?

Ответ: С ШАБАЛКИНЫМ, ЛЕОНОВЫМ, АДАМЯНОМ и КОЛОДИНЫМ.

Вопрос: Дайте показания о характере Ваших встреч с названными лицами в течение 1933-1935 г.г.

Ответа В 1933 году я, ЛЕОНОВ, АДАМЯН, ШАБАЛКИН, ЛЕПЕШЕВ, АМИРАГОВ и один работник Профинтерна, учившийся в свое время в университете им. Покровского, ‒ приятель ШАБАЛКИНА, собрались у меня на квартире.

Это было перед отъездом ШАБАЛКИНА на Дальний Восток. На этом сборище ШАБАЛКИН сообщил как новость версию о том, что в Политбюро ЦК ВКП(б) имеют якобы место разногласия по вопросам хозяйственного строительства в СССР.

ШАБАЛКИН тогда же говорил, что в самом Политбюро СТАЛИН имеет противников, которые не согласны с проводимой им линией и темпами хозяйственного строительства.

Это заявление ШАБАЛКИНА было воспринято присутствовавшими таким образом, что в результате имеющих якобы место разногласий в Политбюро может произойти изменение политики в стране и смена руководства ВКП(б).

Хочу добавить, что это сообщение ШАБАЛКИНА было встречено аплодисментами всех присутствовавших.

Вопрос: Вы показали, что на этом сборище был АМИРАГОВ. Что Вам о нем известно? [2]

Ответ: АМИРАГОВ в то время был преподавателем в академии им. Фрунзе. Сейчас он работает в Геологоразведочном институте, преподает философию.

Политические взгляды АМИРАГОВА мне известны не были, и я с ним откровенен не был.

Вопрос: Вы имели еще ряд бесед с ШАБАЛКИНЫМ, где высказывались троцкистские взгляды и допускались клеветнические выпады в отношении руководства ВКП(б).

Ответ: Я уже показывал, что ШАБАЛКИН был враждебно настроен к руководству ВКП(б).

Помню, что в одну из встреч со мною до своего от]езда на Дальний Восток, ШАБАЛКИН, высмеивая руководство партии, говорил мне, что руководство ВКП(б) после смерти ЛЕНИНА не отражает интересов пролетариата. При этом ШАБАЛКИН утверждал, что СТАЛИН ведет линию, совершенно противоположную ленинской линии.

Вопрос: С кем еще из Вашей троцкистской группы Вы вели контрреволюционные разговоры по вопросу о руководстве ВКП(б)?

Ответ: В том же 1933 году я имел разговор с ЛЕПЕШЕВЫМ. Он мне передавал мнение АСМУСА о СТАЛИНЕ, которое носило злобно-оскорбительный характер.

В 1934 году у меня на квартире были ЛЕОНОВ и АДАМЯН. ЛЕОНОВ тогда приехал в Москву из Политотдела, где он работал.

В нашей беседе в несколько завуалированной форме проводилась мысль о том, что руководство ВКП(б) оторвано от интересов рабочего класса.

<В> 1933-1935 г.г. я имел ряд встреч с КОЛОДИНЫМ. 

КОЛОДИН был резко озлобленно настроен против руководства партии. КОЛОДИН стоял на точке зрения необходимости активной борьбы с руководством ВКП(б).

В 1934 г. КОЛОДИН мне предложил письменно изложить мои взгляды по вопросу политики партии и внутрипартийного режима,

Я его просьбу выполнить отказался.

Вопрос: КОЛОДИН показывает, что Вы ему показывали свои заметки, представляющие собой наброски платформы.

Ответ: Я это отрицаю.

Вопрос: КОЛОДИН также показывает, что Вы с ним говорили о необходимости борьбы с руководством ВКП(б) и стояли на позиции террора как метода борьбы с сов<етской> властью.

Ответ: Я это отрицаю.

Вопрос: Ваше отрицание голословно. Ваша дочь Леокадия Георгиевна ДМИТРИЕВА также показывает, что Вы считали необходимым устранение руководства ВКП(б) и говорили, что только этим путем можно изменить политику партии.

Ответ: Я признаю, что моей дочери Л.Г. ДМИТРИЕВОЙ я действительно говорил о необходимости устранения руководства ВКП(б) во главе со СТАЛИНЫМ.

Однако ни ей, ни КОЛОДИНУ я не высказывал террористических намерений.

Вопрос: Вы признали, что Л.Г. ДМИТРИЕВОЙ вы говорили о необходимости устранения руководства ВКП(б).

Дайте подробные показания об этом разговоре с ДМИТРИЕВОЙ.

Ответ: Я считал, что изменение политики партии возможно только при устранении руководства ВКП(б) во главе со СТАЛИНЫМ.

Я стоял на позициях необходимости организации враждебных партии элементов, создания недовольства в партийной и советской общественности руководством ВКП(б), распространения слухов, компрометирующих партийное руководство.

Лично я, однако, активной контрреволюционной работы не вел.

Вопрос: Это неверно. Из показаний арестованных по вашему делу и даже из Ваших неполных показаний видно, что Вы вели активную к-р. работу.

Кроме того следствием установлено, что Вы стояли на позициях террористической борьбы с сов<етской> властью.

Настаиваем на правдивом ответе.

Ответ: Я отрицаю, что стоял на позициях террористической борьбы с сов<етской> властью и что вел активную борьбу с сов<етской> властью.

 

Записано с моих слов верно. Мною прочитано – ДМИТРИЕВ.

 

ДОПРОСИЛИ:                  

 

ЗАМ НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТДЕЛА –

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ 3 РАНГА – (ЛЮШКОВ)

 

НАЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ – 

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (КАГАН)

 

С подлинным верно: 


РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 219, Л. 67-79.


[1] В тексте ошибочно – "Лепешовым". Возможно, Лепешев Петр Михайлович, 1903 г.р., образование высшее, член ВКП(б). Преподаватель. Проживал: Саратовская обл., город Саратов. По данным "Мемориала", осужден в 1936 г. Однако его сын, Евгений Петрович Лепешев прислал в "Мемориал" письмо, в котором привел другие биографические данные, оговорившись, однако, что они "не хронологичны":  "Лепешев (по некоторым документам – Лепешов) Петр Михайлович родился 5 декабря (нов. ст.) в пос. Пачелма Пензенской губ. в семье путевого обходчика. Вступил в комсомол прим. 18-20г. Служба на крейсере «Коминтерн» черноморского отряда (?) РККА. Делегат 4-го съезда комсомола. «Вступил в ряды» РКП (б) в 25 году – «ленинский призыв». Примерно, в это же время – зам. командира (по полит. раб.?) отряда ЧОН Пензенской Губ. ЧК. Ранение. Один из первых орденов Красного Знамени. Направлен в первый набор института Красной профессуры. (2-х годичный курс). Окончил его вместе с О.Я. Пельше. Не помню точно – кто-то из них двоих был вторым, кто-то – первым по итогам выпуска. Была тогда такая система. Преподавал у них Бухарин. Сложился достаточно сплоченный коллектив, который сохранялся и после окончания курса. В том числе, и с участием Бухарина. Затем, этот коллектив начали, как я понял, аккуратно и корректно расформировывать. В частности, отец был направлен директором одной из первых МТС. По-моему – в Саратовской губ. Затем – секретарь парт. организации Паласовского (адм. центр. – Энгельс) р-на Саратовской губ. Как я понимаю – это была Республика Немцев Поволжья. Здесь у отца были достаточно серьезные административные возможности, в том числе, и по влиянию на территориальные силовые структуры. Однако, круг «от Бухарина» расширялся. Скорей всего, именно по этой причине, где-то в 36-37 году отца переводят (ротируют) директором института марксизма-ленинизма в Саратов. В его окружении все прекрасно понимали, что это – прежде всего отстранение от «силовой компоненты» власти. В это время, у отца были жена и дочь. Они имели постоянное проживание (квартиру) в Москве. В понимании динамики процесса, они заранее заготовили документы о разводе и проработали сценарий «отречения» жены от мужа, а дочери от отца. Что впоследствии и было реализовано, и позволило его первой семье не только выжить, но и остаться в Москве. Арестовали его зимой (был снег, и две снежных шапки на шляпах на всем перроне, поэтому отец узнал об аресте не выходя из поезда) 38 года при очередном «рабочем» вызове в Москву. Затем – Лубянка и Соловки. … На одном из допросов, когда уже «был на грани», отец изловчился погладить следователя стеклянной пепельницей. Пробил череп, сотрясение мозга, перелом ключицы. Следователя сменили. … Соловки он всегда вспоминал как очень красивое место, где познакомился и общался со множеством интереснейших людей. Кстати, там они организовали нечто вроде ячейки «политические против уголовников», которую он и возглавил. Были в ней и свои ресурсы, и свои «солдаты». … Потом был Норильлаг – с первого колышка, с бригады взрывных работ. Но, не постоянно. На определенных, подконтрольных системе должностях (нач. участка, смены, цеха…) следовали сеансы «одержания» с отсылкой на очередной лесоповал. Минусинск, Рубцовск… Все же, он всегда возвращался в Норильск. … В 1956 году, на партсобрании завода, отца выбрали секретарем партийной организации. Крайком утвердил, но в Москве (в ЦК) не прошло. Вот именно после этого отец ушел на пенсию, и мы переехали в г. Пензу, где отец купил дом (ул. Мотоциклетный проезд, 21) и жил там все оставшееся время. Умер 7 октября 1978 г. Похоронен на Новозападном кладбище. Да, а Пельше таки помог отцу полностью восстановиться в партии и получить персональную пенсию (120 р.). Естественно, через какое-то время после 20-го съезда". https://memorial.krsk.ru/memuar/Lepeshev.htm

[2] Возможно, Амирагов Леван Сулханович, родился в 1887 г. в г. Гори, в семье служащих. Окончил гимназию. В 1908 г. поступил в Московский университет. Исключен за революционную деятельность в 1911 г. В 1912 г. окончил университет экстерном. Юрист. В революционном движении с 1903 г. 1903–1914 гг. – член Российской социал-демократической рабочей партии (меньшевиков). 1914–1917 гг. – меньшевик-интернационалист. Член Российской коммунистической партии (большевиков) с марта 1918 г. Участвовал в революционном движении на Кавказе. С 1921 г. член Президиума Тифлиского уездного комитета партии, затем заведующий агитационно-пропагандистским отделом ЦК Грузии, заместитель председателя Верховного трибунала Грузии, в Москве — юрисконсульт наркомата Рабоче-крестьянской инспекции. В 1922–1925 гг. слушатель философского отделения Института красной профессуры. Одновременно преподавал исторический материализм в Коммунистическом университете трудящихся Востока, институте народного хозяйства имени Г.В. Плеханова. 1926–1927 гг. – проректор, а затем ректор Саратовского областного коммунистического университета (СОКУ). С 1929 г. на преподавательской работе в Москве, заведует философскими кафедрами в ряде вузов. 1941 г. – призван в РККА, военюрист третьего ранга. Служил военным следователем дивизионной прокуратуры. Пропал без вести в 1942 г.


Comments