ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. ЕЖОВУ

 

В дополнение к нашим сообщениям от 14/III-с<его> г<ода> за № 55689 и от 20/III-с<его> г<ода> за № 55754 направляю Вам протоколы допросов арестованных  ДМИТРИЕВА Г.Ф. от 21/III и  АДАМЯНА Г.П. от 23/III-с<его> года.

Названные в показаниях ДМИТРИЕВА Г.Ф. и АДАМЯНА Г.П.:

1) КОЛОДИН А.Г. – бывш<ий> член ВКП(б), исключенный за троцкизм в 1933 году, в последнее время работал в качестве старшего инспектора "Союзльносбыта", ранее отбывал в 1928 году ссылку за контрреволюционную троцкистскую деятельность;

2)  МАРКЕЛОВА В.П. – член ВКП(б), заведующая детским отделом универмага Мосторга;

3)  ДМИТРИЕВА Л.Г. – беспартийная, учащаяся Московского геологоразведочного института, ‒

арестованы.

Упоминаемые в показаниях ДМИТРИЕВА Г.Ф. и АДАМЯНА Г.П.:

1)  ШАБАЛКИН П., член ВКП(б), в данное время заведующий парт<ийной> школой в гор. Хабаровске;

2) ЛЕОНОВ И.Д. – член ВКП(б), окончил ИКП философии, работал одно время начальником свиносовхоза "Темп" в Саратовском крае; в данное время выехал на ст<анцию> Ртищево для устройства на работу;

3)  ЛЕПЕШЕВ – член ВКП(б), быв<ший> преподаватель Института Мирового хозяйства и мировой политики; в данное время якобы работает начальником политотдела одного из совхозов;

4) КОЛОКОЛКИН, член ВКП(б), якобы работает в качестве секретаря ячейки ВКП(б) на одном из московских заводов;

5) ТОКАРЕВ – член ВКП(б), окончил ИКП философии, работал начальником политотдела одной из МТС, – 

– нами устанавливаются, после чего будут арестованы.

Остальные лица, упоминаемые в показаниях, устанавливаются и проверяются.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (Ягода)

 

25 марта 1936 г.

№ 55789


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДМИТРИЕВА, Георгия Федоровича –

от 22 марта 1936 года.

 

ДМИТРИЕВ Г.Ф., 1894 г. рождения, урож<енец> гор. Ленинграда, русский, гр<ажданин> СССР, образование высшее. Нач<альник> кафедры диамата Военно-транспортной академии им. Кагановича, полковой комиссар, сын чиновника, член ВКП(б) с 1918 года, состоял в РСДРП (меньшевиков-интернационалистов) с марта 1917 по октябрь 1917 года.

 

Вопрос: Показания, которые Вы дали на допросе от 16 марта с<его> г<ода> о Вашей контрреволюционной троцкистской деятельности, не являются откровенными. Вы скрыли от следствия еще ряд фатов Вашей нелегальной работы. Следствие предлагает Вам дать откровенные показания?

Ответ: Я действительно скрыл значительную часть своей контрреволюционной деятельности и деятельности известных мне лиц. Я намерен дать исчерпывающие показания. Во изменение своих показаний от 16 марта с<его> г<ода> я должен сообщить следствию, что я входил в состав контрреволюционной троцкистской организации, из участников которой мне были известны названные мною ранее КОЛОДИН А.Г., АДАМЯН, ЛЕПЕШЕВ, ШАБАЛКИН и ЛЕОНОВ.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах возникла контрреволюционная организация?

Ответ: Это было в 1932-33 г.г., когда на почве переживаемых тогда трудностей у меня и у названных выше лиц возникли колебания по ряду вопросов политики ВКП(б). Мы периодически собирались, главным образом, у меня на квартире, и обсуждали создавшееся в стране положение. В дальнейшем от этих колебаний мы пришли к твердому убеждению в том, что руководство ВКП(б) ведет страну к гибели, что диктатура пролетариата переродилась и что если положение не изменится, то страна придет к катастрофе. Мы установили общность наших контрреволюционных взглядов и пришли к выводу о необходимости вступить на путь борьбы с руководством ВКП(б). Мы считали необходимым консолидацию кадров всех недовольных и способных к активной борьбе.

Вопрос: Какова была организационная структура Вашей контрреволюционной организации?

Ответ: В основу построения организации был положен такой принцип, когда участники организации, каждый в отдельности, были связаны с рядом единомышленников, которым не был известен весь состав организации. Таким образом, организация разбивалась на ряд небольших (по 2-3 чел<овека>) изолированных друга от друга групп.

Вопрос: Каковы были организационные связи участников вашей организации?

Ответ: Мне известны следующие связи участников нашей организации: 1) ЛЕПЕШЕВ был связан со следующими лицами:

с КОЛОКОЛКИНЫМ – член ВКП(б), одно время работал преподавателем в одном из комвузов гор. Москвы. Оттуда был снят за допущенные им политические ошибки и после этого, кажется, (точно это утверждать не могу) был переброшен на один из заводов в качестве секретаря ячейки ВКП(б). Со слов ЛЕПЕШЕВА я знал о том, что КОЛОКОЛКИН был к.-р. антипартийно настроен и одно время был очень близко связан с участниками контрреволюционной организации СЛЕПКОВЫМ и МАРЕЦКИМ, а также с бывш<им> секретарем РЫКОВА – РАДИНЫМ

ЛЕПЕШЕВ был также связан с неким ТОКАРЕВЫМ – член ВКП(б), окончил ИКП философии, затем некоторое время работал начальником политотдела одной из МТС, где сейчас находится, не знаю. ЛЕПЕШЕВ мне говорил, что ТОКАРЕВ был также настроен к.-р. антипартийно. ТОКАРЕВ был тесно связан с упомянутым выше КОЛОКОЛКИНЫМ.

По словам ЛЕПЕШЕВА, он был особенно тесно связан с АСМУСОМ, который сейчас работает по линии НКИД в Финляндии. Об АСМУСЕ ЛЕПЕШЕВ мне рассказал, что АСМУС высказывал ему неоднократно враждебные политике партии взгляды. 

2) Участник организации АДАМЯН располагал следующими связями:

он был связан с неким АНДРЕАДЗЕ – член ВКП(б), преподаватель коммунистического университета имени Покровского, кажется, потом уехал в Тифлис, точно утверждать не могу. Судя по отзывам АДАМЯНА, АНДРЕАДЗЕ разделял его к.-р. антипартийные взгляды.

Наиболее близко АДАМЯН был связан с участником нашей организации ЛЕОНОВЫМ. ЛЕОНОВ – член ВКП(б), окончил ИКП философии. Одно время работал начальником политотдела свиносовхоза в Саратовском или Куйбышевском крае.

АДАМЯН мне называл фамилию (которую я сейчас позабыл) одного своего близкого приятеля, через которого он получал информацию о положении в ЦК ВКП(б).

3) Связи участника организации ШАБАЛКИНА Павла мне были мало известны. Знаю только со слов ШАБАЛКИНА, что у него был близкий приятель, бывший слушатель комвуза им. Покровского, после этого – работник Профинтерна, фамилии его я не помню. Этот человек, помнится мне, однажды был на одном из сборищ участников нашей организации, когда ШАБАЛКИН в 1934 году уезжал на Дальний Восток.

4) Участник организации КОЛОДИН А.Г. был связан, по его словам, со следующими лицами:

С неким СВЕТЛОВЫМ, о котором КОЛОДИН отзывался как о человеке, пострадавшем за свою связь с ним как с троцкистом.

КОЛОДИН говорил мне о том, что он знаком с одним инструктором ЦК ВКП(б) (фамилия его мне не была известна), который, по словам КОЛОДИНА, снабжал его информацией о положении в ЦК. Я просил КОЛОДИНА познакомить меня с этим инструктором, он обещал, но все-таки не познакомил.

По словам КОЛОДИНА, он был связан также с одним слушателем Военно-транспортной академии. Фамилию этого слушателя КОЛОДИН мне не называл, но сообщил, что слушатель был троцкистом, а затем якобы отошел.

Вопрос: Каковы были политические установки Вашей контрреволюционной организации?

Ответ: Участники нашей контрреволюционной организации считали, что диктатура пролетариата в стране переродилась в диктатуру кучки людей, совершенно оторванных от масс. Мы утверждали, что руководство ВКП(б) проводит неправильную, антиленинскую политику, которая в конечном счете может привести страну к катастрофе и реставрации в ней капитализма. Мы считали, что в широких массах рабочего класса и крестьянства в результате неправильной политики руководства ВКП(б) растет недовольство, которое в конце концов должно привести к стихийному взрыву. Отсюда вытекала основная задача – активная борьба с руководством ВКП(б). Эту задачу участники организации предполагали разрешить следующим образом:

1) устранение руководства ВКП(б) и в особенности СТАЛИНА любой ценой, вплоть до террористических актов;

2) объединение и консолидация кадров недовольных людей, способных к активной борьбе;

3) пропаганда контрреволюционных взглядов на философском фронте.

Вопрос: Какие задачи ставила Ваша организация в области развертывания нелегальной работы в Красной армии?

Ответ: Вопрос развертывания нелегальной работы в Красной армии мы обсуждали только с участником нашей организации КОЛОДИНЫМ А.Г. С остальными членами организации я об этом не говорил.

Вопрос: Дайте подробные показания по этому вопросу?

Ответ: В одну из встреч с КОЛОДИНЫМ А.Г., кажется, в 1934 г., когда КОЛОДИН поднял вопрос о необходимости организации вооруженных выступлений против советской власти, я заявил ему, что считаю это преждевременным. Я доказывал КОЛОДИНУ, что до тех пор, пока мы не будем располагать кадрами своих людей в Красной армии, всякого рода вооруженные выступления закончатся неудачей.

Вопрос: Вы не даете правдивого ответа на поставленный вопрос о Вашей нелегальной работе в Красной армии? Следствие требует от Вас правдивых показаний.

Ответ: Нелегальную работу в Красной армии мы не вели.

Вопрос: Неправда, следствию известно о том, что Вы располагали к.-р. связями среди комсостава Красной армии. Назовите их?

Ответ: Действительно, я был связан с ДНЕПРОВСКИМ, членом ВКП(б), одно время был слушателем оперативного факультета Военной академии им. Фрунзе.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах Вы познакомились с ДНЕПРОВСКИМ?

Ответ: Это было, кажется, в 1933 г. или в 1934 году. Моя жена – ДМИТРИЕВА Я.С. была знакома с женой ДНЕПРОВСКОГО, она и познакомила меня с самим ДНЕПРОВСКИМ. ДНЕПРОВСКИЙ стал бывать у меня, а я, в свою очередь, заходил к нему. Так продолжалось до его отъезда в Краснодар, где ДНЕПРОВСКИЙ работает сейчас в качестве начальника штаба корпуса.

Вопрос: Что Вам известно о политических взглядах ДНЕПРОВСКОГО?

Ответ: Из ряда встреч с ДНЕПРОВСКИМ я вынес впечатление, что у него имелись антипартийные настроения, но фактов, характеризующих эти настроения, я вспомнить не могу.

Вопрос: Потрудитесь вспомнить?

Ответ: Повторяю, что вспомнить не могу. Могу только добавить, что жена ДНЕПРОВСКОГО была настроена крайней враждебно по отношению к СТАЛИНУ и неоднократно высказывала террористические настроения.

Вопрос: Об этих террористических намерениях своей жены ДНЕПРОВСКИЙ знал?

Ответ: Да, конечно, он об этом знал.

Вопрос: А о террористических намерениях Ваших и Вашей жены ДНЕПРОВСКИЙ знал?

Ответ: Террористические настроения моей жены ему были известны. О своих террористических настроениях я ему прямо не говорил, но допускаю, что он мог понять это из общего характера моих контрреволюционных высказываний.

Вопрос: Вы обрабатывали ДНЕПРОВСКОГО в к.-р. троцкистском духе?

Ответ: Действительно, я, правда, в несколько более осторожной, чем обычно, форме развивал перед ДНЕПРОВСКИМ свои к.-р. троцкистские взгляды. Он обычно или со мной соглашался, или молчал, во всяком случае, он никогда мне не возражал.

Вопрос: Для какой цели Вы обрабатывали в контрреволюционном духе ДНЕПРОВСКОГО?

Ответ: Никакой определенной цели я не преследовал.

Вопрос: Неправда, ДНЕПРОВСКОГО Вы обрабатывали в целях вовлечения его в состав Вашей контрреволюционной организации. Через ДНЕПРОВСКОГО Вы получали информацию о к.-р. настроениях среди слушателей Военной академии им. Фрунзе. Признаете Вы это?

Ответ: Да, признаю, что действительно ДНЕПРОВСКИЙ информировал меня о недовольствах среди слушателей Военной академии им. Фрунзе, однако вовлечь ДНЕПРОВСКОГО в состав нашей организации мне помешал его отъезд в Краснодар.

Вопрос: С кем Вы еще были связаны из состава работников Красной армии?

Ответ: Больше ни с кем.

Вопрос: Вы ранее показали, что у Вас имелись террористические намерения. Дайте следствию подробные показания по этому вопросу?

Ответ: Террористические настроения у меня возникли в 1933 году. Они явились результатом моих троцкистских убеждений и той ненависти, которую я испытывал по отношению к СТАЛИНУ. Я считал политику ВКП(б) неправильной, приведшей диктатуру пролетариата к полному перерождению, и ответственность за это возлагал на СТАЛИНА. Под влиянием неоднократных бесед с участниками нашей организации – КОЛОДИНЫМ, ШАБАЛКИНЫМ, АДАМЯНОМ и ЛЕПЕШЕВЫМ, – я пришел к выводу, что одним из выходов из создавшегося положения может быть лишь устранение СТАЛИНА путем его убийства. Такие же террористические намерения, но в значительно более активной форме, были у КОЛОДИНА А.Г., в беседах с которым я систематически разжигал его злобу против СТАЛИНА. Крайне озлобленно, издевательски против СТАЛИНА был настроен и ЛЕПЕШЕВ.

Вопрос: Кто еще высказывал террористические намерения?

Ответ: В числе моих близких знакомых была член ВКП(б) МАРКЕЛОВА Варвара, работающая в качестве заведующей детским отделом Универмага Мосторга. МАРКЕЛОВА В. крайне враждебно относилась к СТАЛИНУ и неоднократно заявляла о необходимости убийства СТАЛИНА.

Вопрос: Кто еще?

Ответ: Террористические настроения имелись также у моей жены ДМИТРИЕВОЙ Я.С., ДМИТРИЕВА Я.С. под моим влиянием неоднократно высказывалась за то, что надо убить СТАЛИНА.

Вопрос: Кто еще?

Ответ: Сейчас не помню. Может, я кого-либо и вспомню, тогда дополнительно об этом покажу.

Вопрос: Что Вы и участники Вашей организации предпринимали практически для осуществления Ваших террористических намерений?

Ответ: Практически в этом направлении мы ничего не сделали.

Вопрос: Ваши показания неправдивы. Следствию известно, что Вы систематически обрабатывали в контрреволюционном духе КОЛОДИНА А.Г. и воспитывали из него террориста?

Ответ: Действительно, я разжигал у КОЛОДИНА ненависть к СТАЛИНУ, но никаких практических предложений о совершении террористического акта я ему не делал.

Вопрос: Вы уклоняетесь от ответа на поставленный вопрос. Следствие еще раз предлагает Вам дать правдивые показания?

Ответ: Я показываю правду. Признаю, что КОЛОДИН по своим особенно враждебным к.-р. взглядам и своим личным качествам (он был очень энергичным и волевым человеком, притом весьма решительным) мог пойти на совершение террористического акта над СТАЛИНЫМ.

 

Записано с моих слов верно, мною лично прочитано.

 

ДМИТРИЕВ.

 

ДОПРОСИЛ: 

 

НАЧ. 2 ОТД. СПО ГУГБ 

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ:  ГРИГОРЬЕВ

 

Верно: Шарок

 

 

 РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 162, Л. 233-244.

 

Comments