ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА 

ДМИТРИЕВА Г.Ф. от 5 апреля 1936 г.

 

ДМИТРИЕВ Г.Ф., 1894 г<ода> р<ождения>, ур<оженец>. гор. Ленинграда, русский, гр<аждани>н СССР, образование высшее, нач<альник> кафедры диамата Военно-Транспортной академии им. Кагановича; полковой комиссар, сын чиновника, чл<ен> ВКП(б) с 1918 года, состоял в РСДРП (меньшевиков-интернационалистов) с марта по октябрь 1917 года.

 

ВОПРОС: На допросе от 22 марта Вы не сообщили следствию еще ряд фактов вашей контрреволюционной нелегальной деятельности. Дайте дополнительные показания.

ОТВЕТ: Действительно, я не сообщил следствию факт получения мною в 1933 г. нелегальной троцкистской литературы.

ВОПРОС: Какую именно нелегальную литературу, когда и от кого вы получали? 

ОТВЕТ: В 1933 г. мною была получена от моего знакомого ТРАНДИНА К.С. книга Троцкого "Моя жизнь".

ВОПРОС: Кто такой ТРАНДИН К.С.?

ОТВЕТ: ТРАНДИН К.С. мой старый знакомый. В 1931-33 г. он учился в Аграрном ИКП, а затем работал в качестве начальника полит<ического> отдела совхоза в Западн<ой> Сибири. В 1935 г. он был исключен из партии во время проверки парт<ийных> документов за то, что скрыл факт своего пребывания в 1917 г. в партии эсеров. Где сейчас находится ТРАНДИН, я не знаю.

ВОПРОС: Вы спрашивали у ТРАНДИНА, откуда он достал эту нелегальную троцкистскую литературу?

ОТВЕТ: Я это не считал удобным делать, а сам ТРАНДИН источника получения книги Троцкого "Моя жизнь" мне не называл.

ВОПРОС: Кому вы передали полученную вами книгу Троцкого "Моя жизнь"?

ОТВЕТ: Дня через два после получения ее от ТРАНДИНА я вернул эту книгу ему обратно.

 ВОПРОС: А кого вы знакомили с этой книгой?

ОТВЕТ: Никого не знакомил.

ВОПРОС: Каковы были политические взгляды ТРАНДИНА К.С.?

ОTBЕT: ТРАНДИН производил на меня впечатление несерьезного человека. Его подлинные политические взгляды мне известны не были.

ВОПРОС: Но ведь ТРАНДИН вас снабжал нелегальной троц­кистской литературой. Разве это не свидетельствует о том, что он был связан с кем-либо из троцкистов или сам являлся троцкистом?

ОТВЕТ; Связи ТРАНДИНА мне известны не были. Был ли он троцкистом, я не знаю, он мне ничего об этом не говорил.

ВОПРОС: Какими еще к.-p. связями кроме названного вами ТРАНДИНА вы располагали в Аграрном ИКП?

ОТВЕТ: В числе моих знакомых в то время имелся так­же слушатель Аграрного ИКП некий ШЕМЕЛЕВ.

ВОПРОС: Кто такой ШЕМЕЛЕВ?

ОТВЕТ: ШЕМЕЛЕВ Александр Иванович был в то время слушателем Аграрного института, член ВКП(б), насколько мне помнится, позже он куда-то уезжал из Москвы, а затем работал в каком-то издательстве или Главлите.

ВОПРОС: Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с ШЕМЕЛЕВЫМ А.И.?

ОТВЕТ: В 1932-33 г.г. я читал лекции по диамату в Аграрном ИКП. Здесь я впервые столкнулся и познакомился с ШЕМЕЛЕВЫМ, являвшимся слушателем этого института. На­сколько я помню, с ШЕМЕЛЕВЫМ я познакомился в середине 1932 г.

ВОПРОС; Какой характер носило ваше знакомство с ШЕМЕЛЕВЫМ?

ОТВЕТ: У нас с ним сравнительно быстро установились довольно близкие отношения, и он стал бывать у меня дома.

ВОПРОС: На какой почве у вас установились эти отношения с ШЕМЕЛЕВЫМ?

ОТВЕТ: Встречаясь со мною в 1932 г., ШЕМЕЛЕВ проявлял большой интерес к положению на философском фронте, по-видимому, потому, что я в то время принимал активное участие в борьбе различных философских группировок. В одну из встреч с ШЕМЕЛЕВЫМ, кажется, осенью 1932 года, у меня на квартире он стал развивать передо мною свои взгляды по вопросу о создавшемся положении на философском фронте. Смысл его высказываний сводился к тому, что политика, проводимая руководством ВКП(б) в области философии, создала такие условия, при которых невозможно дальнейшее развитие марксисткой мысли. Т.к. взгляды ШЕМЕЛЕВА по этому вопросу совпадали с моими, то это еще в большей степени сблизило нас. В одну из встреч с ШЕМЕЛЕВЫМ, кажется, в том же 1932 г., я сообщил ему о своем троцкистском прошлом, а ШЕМЕЛЕВ, в свою очередь, рассказал мне, что он также был троцкистом, после чего мы разговорились более откровенно и установили, что наши взгляды на создавшееся положение в стране совпадают. Я и ШЕМЕЛЕВ констатировали, что политика, проводимая на философском фронте, является результатом вообще неправильной антиленинской политики руководства ВКП(б). ШЕМЕЛЕВ при этом проявлял особую враждебность по отношению к Сталину, которого считал основным виновником всего происходившего в стране.

ВОПРОС: После 1932 г. вы продолжали встречаться с ШЕМЕЛЕВЫМ?

ОТВЕТ: Да продолжал.

ВОПРОС: Дайте следствию подробные показания о всех ваших встречах с ШЕМЕЛЕВЫМ? 

ОТВЕТ: Насколько помнится, в конце 1932 г. или в начале 1933 г. как-то ко мне на квартиру зашел ШЕМЕЛЕВ А.И., и мы стали с ним как обычно обсуждать в к.-р. духе политику ВКП(б). В этот раз ШЕМЕЛЕВ сообщил мне о том, что он связан с троцкистским подпольем и является участником действующей троцкистской организации. При этом ШЕМЕЛЕВ указал, что организация, к которой он принадлежит, возглавляется крупными людьми. ШЕМЕЛЕВ мне также сообщил, что у этой организации имеется какая-то связь с заграницей.

В ответ на это я в несколько завуалированной форме дал понять ШЕМЕЛЕВУ, что вокруг меня группируются антипартийно настроенные люди. Назвал ли я при этом какие-либо фамилии, я не помню. Возможно, мог назвать фамилию КОЛОДИНА как наиболее активного и агрессивно настроенного человека. Затем наш разговор перешел к вопросу о том, что "надо что-то делать". Для нас обоих было ясно, что в условиях господствующего в стране режима рассчитывать на возможность широкой нелегальной работы не приходится, что надо искать другой выход, и мы пришли к выводу, что таким выходом является устранение СТАЛИНА от руководства. На этом наш разговор закончился, но мы договорились друг с другом поддерживать связь.

ВОПРОС: Когда и при каких обстоятельствах про­исходили Ваши последующие встречи с ШЕМЕЛЕВЫМ А.И.?

ОТВЕТ: В наших встречах с ШЕМЕЛЕВЫМ произошел значительный перерыв, и только в начале 1935 года ШЕМЕЛЕВ позвонил мне по телефону, сообщил о том, что он куда-то уезжал из Москвы и что хотел бы меня опять повидать. Я предложил ШЕМЕЛЕВУ зайти ко мне, но он почему-то сказал, что это неудобно, и мы договорились встретиться на улице где-то на Тверском бульваре. В эту встречу ШЕМЕЛЕВ начал разговор с того, что подвергнул злобной к.-р. критике политику репрессий, примененных по отношению к троцкистам в результате убийства КИРОВА. Особенно злобно он отзывался при этом о роли СТАЛИНА. ШЕМЕЛЕВ сообщил мне в этот раз, что к нему недавно приезжало какое-то лицо, связанное с руководством его организации. По словам ШЕМЕЛЕВА, это лицо сообщило ему о том, что руководство организации считает необходимым насильственное устранение СТАЛИНА. 

ВОПРОС: ШЕМЕЛЕВ Вам назвал персонально состав руководства к.-р. троцкистской организации?

ОТВЕТ: Всего состава руководства он мне не назвал. Только после моих настойчивых расспросов он сообщил, что в состав руководства организации входит СМИРНОВ И.Н.

ВОПРОС: Как реагировали Вы на эту информацию ШЕМЕЛЕВА?

ОТВЕТ: Я полностью согласился с его установ­ками.

ВОПРОС: В эту беседу с ШЕМЕЛЕВЫМ Вы называли кого-либо из участников Вашей организации?

Ответ: Называл.                                

ВОПРОС: Кого именно?

ОТВЕТ: Насколько мне помнится, КОЛОДИНА.

ВОПРОС: В какой связи Вы назвали фамилию КОЛОДИНА?

ОТВЕТ: ШЕМЕЛЕВ меня расспрашивал о составе нашей организации и интересовался, нет ли в числе участников организации кого-либо из смелых и решительных людей. В ответ на это я и назвал ШЕМЕЛЕВУ фамилию КОЛОДИНА, который, по моему мнению, обладал этими качествами. 

ВОПРОС: После этого Вы еще встречались с ШЕМЕЛЕВЫМ?

ОТВЕТ: Больше встреч я не помню, кажется, мы разговаривали по телефону, но я этого утверждать не могу.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано, в чем и подписуюсь. ‒

 

ДМИТРИЕВ.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. 1 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

МАЙОР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ – ШТЕЙН.

 

НАЧ. 2 ОТДЕЛЕНИЯ СПО –

КАПИТАН ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: ГРИГОРЬЕВ.

 

Верно:

 

ОПЕРУПОЛНОМ. 1 ОТД. СПО ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ (Кондратик)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 15-21.

Comments