ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДМИТРИЕВА Евгения Александровича,

от 25 мая 1936 года.

 

ДМИТРИЕВ Е.А., 1902 года рождения, чл<ен> ВКП(б) с 1917 года, из крестьян, в 1926-1929 г.г. работал в Харбине уполномоченным Центросоюза, брат ак­тивного зиновьевца ДМИТРИЕВА Николая, осужденного по делу убийства С.М. КИРО­ВА. Троцкист с 1921 г. До ареста зав<едующий> аспирантурой кафедрой политэкономии Комвуза им. Сталина.

 

Вопрос: С кем из членов контрреволюционной троц­кистской организации были Вы организационно связаны до убийства С.М. КИРОВА?

Ответ: До убийства С.М. КИРОВА я был организацион­но связан с МАНДЕЛЬШТАМОМ [1] (расстрелян), ЛЕВИНЫМ М., моим братом – ДМИТРИЕВЫМ Николаем и с другими, показания о которых я давал раньше.

Вопрос: Вы троцкист с какого года?

Ответ: Я троцкист с 1921 г., со времен профсоюзной дискуссии.

Вопрос: И Вы это от партии скрывали?

Ответ: Да, я это скрывал от партии.

Вопрос: Вы беспрерывно были связаны с троцкиста­ми?

Ответ: Нет. Я продолжительное время был на заграничной работе в Лондоне и в Харбине. Вернулся я в Союз в 1929 году.

Вопрос: Когда и где Вы организационно связались с контрреволюционным троцкистско-зиновьевским подпольем?

Ответ: Я организационно связался с троцкистами и зиновьевцами сразу же после приезда из-за границы, т.е. в 1929 г., связался я в Ленинграде.

Вопрос: Кто Вас связал?

Ответ: Меня связал мой родной брат – ДМИТРИЕВ Николай.

Вопрос: С кем он Вас связал?

Ответ: Он связал меня с МАНДЕЛЬШТАМОМ, с которым мой брат был организационно связан. МАНДЕЛЬШТАМА мой брат и я хорошо знали с 1917 года. Позднее, как я показал выше, я связался с другими троцкистами и зиновьевцами.

Вопрос: После убийства С.М. КИРОВА были аресто­ваны члены Вашей к.-р. троцкистской зиновьевской органи­зации. Назовите членов организации, оставшихся на свободе?

Ответ: На свободе остались следующие члены контр­революционной троцкистско-зиновьевской организации:

1. БЕЛИН Л.А., бывш<ий> заведующий кафедры полит<ической> эко­номии Планового института в Ленинграде. До января 1936 г. член ВКП(б). В январе у него был отобран парт<ийный> билет при проверке парт<ийных> документов, позже был восстановлен.

2. ПЕЧЕРСКИЙ Николай Федорович [2] – инструктор Горкома ВКП(б).

3. КОФМАН Борис Давыдович – в Комвузе им. Сталина, преподаватель полит<ической> экономии. Арестован в 1935 году. 

4. МАЛЫШЕВ Андрей Ильич – в Комвузе им. Сталина, зав<едующий> кафедрой, в 1935 г. арестован.

5. ЗАЙДЕЛЬ Григорий Соломонович – заведующий кафедрой всеобщей истории.

Вопрос: С кем из перечисленных Вами членов орга­низации Вы были лично организационно связаны?

Ответ: Я лично организационно был связан с БЕЛИ­НЫМ, КОФМАН, МАЛЫШЕВЫМ и ПЕЧЕРСКИМ.

Вопрос: Когда Вы связались с БЕЛИНЫМ? 

Ответ: С БЕЛИНЫМ я связался в 1933 году.

Вопрос: При каких обстоятельствах ВЫ с ним свя­зались?

Ответ: БЕЛИН вместе с КОФМАН в 1933 году, в сентябре, пришел в Комвуз на заседание кафедры полит<ической> экономии. КОФМАН, с которым я уже был к тому времени организационно связан, познакомил меня с БЕЛИНЫМ и ска­зал мне, что БЕЛИН будет работать у нас – в Комвузе. КОФМАН также сказал, что БЕЛИН является одним из соавторов троцкистского учебника по полит<ической> экономии, из­вестного под названием "Политическая экономия" под редакцией КОФМАН.

КОФМАН, рекомендуя мне БЕЛИНА, тепло о нем отзывался. В последующем я близко сошелся с БЕЛИНЫМ и от него лично узнал об его к.-р. троцкистских взглядах.

Вопрос: Что именно Вы узнали от БЕЛИНА об его троцкистских взглядах?

Ответ: После того, как я близко сошелся с БЕЛИНЫМ, он не стесняясь высказывал мне свои к.-р. троц­кистские взгляды.

В 1934 г. БЕЛИН, работая в Толмачевской Акаде­мии, получил строгий выговор по партлинии. Рассказывая об этом мне, БЕЛИН мне говорил о невыносимом режиме в партии.

Когда у БЕЛИНА при проверке партдокументов в конце декабря 1935 г. отобрали партбилет, он пришел ко мне на квартиру, возмущался этим и заявил, что в партии такой режим, что для исключения членов партии вообще не требуется никаких оснований.

О СТАЛИНЕ рассказывал мне обычные троцкистско-клеветнические измышления. Он не скрывал передо мной своего озлобления против СТАЛИНА.

Вопрос: Вы говорите, что БЕЛИН был восстанов­лен в партии. Кто ему помогал?

Ответ: Восстановиться в партии помог ему я и КОЗЛОВСКИЙ Борис Григорьевич [3], зав<едующий> музеем Ленинградского порта.

Вопрос: Откуда КОЗЛОВСКИЙ знает БЕЛИНА?

Ответ: Я и БЕЛИН познакомились с КОЗЛОВСКИМ на квартире у ЛЕВИНА Михаила Абрамовича в 1933 году. С тех пор КОЗЛОВСКИЙ и знал БЕЛИНА.

Вопрос: Что конкретно Вы сделали для восстанов­ления БЕЛИНА в партии?

Ответ: Когда меня вызвали в партколлегию Комис­сии партийного контроля и спросили о БЕЛИНЕ, я дал ему положительный отзыв, характеризуя его как стойкого большевика, который был связан с ЛЕВИНЫМ якобы только по работе. Я, зная, что он член контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации, сознательно скрыл это от партии.

Вопрос: Что сделал для восстановления в партии БЕЛИНА – КОЗЛОВСКИЙ?

Ответ: КОЗЛОВСКИЙ, так же как и я, дал положи­тельный отзыв, заявив, что между БЕЛИНЫМ и ЛЕВИНЫМ были только деловые отношения. 

Вопрос: Почему КОЗЛОВСКИЙ принимал такое горячее участие в восстановлении БЕЛИНА в партии?

Ответ: КОЗЛОВСКИЙ помогал не только БЕЛИНУ. Он помог также и МОНАХОВУ, директору завода пишущих ма­шин в Ленинграде, которого подозревали в том, что он – зиновьевец, и поэтому задержали партбилет. КОЗЛОВСКИЙ говорил с секретарем Пригородного района партии ЦВЕТКОВЫМ или ЕМЕЛЬЯНОВЫМ, и МОНАХОВУ партбилет вернули.

Вопрос: КОЗЛОВСКИЙ – член Вашей к.-р. организации?

Ответ: Я не знаю, входил ли он в организацию, но мне известно, что КОЗЛОВСКИЙ был в очень близких от­ношениях с членом нашей контрреволюционной организации зиновьевцем Михаилом ЛЕВИНЫМ, который своих убеждений от КОЗЛОВСКОГО не скрывал. Я помню, один раз на квартире у КОЗЛОВСКОГО в 1933 г. ЛЕВИН резко говорил о режиме в партии, и из замечания КОЗЛОВСКОГО было ясно, что он с ЛЕВИНЫМ согласен.

Вопрос: Какие еще были у Вас разговоры с БЕЛИНЫМ в период его исключения из партии?

Ответ: БЕЛИН, будучи исключен из партии, опасался ареста, заявив мне, что у него на квартире хранится троц­кистская литература, которую он хочет уничтожить. Мы договорились, что ее нужно уничтожить. Он спросил меня – согласен ли я в случае его высылки взять к себе на хранение его библиотеку. Я дал ему на это свое согласие.

Вопрос: Еще о чем разговаривали?

Ответ: Больше ни о чем.

Вопрос: Кто еще помогал БЕЛИНУ восстановиться в партии?

Ответ: От БЕЛИНА мне стало известно, что кроме меня и КОЗЛОВСКОГО ему также активно помогали восстановиться в партии НЕМЦОВА и ФИСУНЕНКО.

Вопрос: Кто такая НЕМЦОВА?

Ответ: НЕМЦОВА – секретарь парткома завода "Крас­ная Заря" – бывшая жена БЕЛИНА.

Вопрос: Кто такой ФИСУНЕНКО?

Ответ: ФИСУНЕНКО – зам. нач. Подора [4] Октябрьских ж<елезных> д<орог>.

Вопрос: В чем конкретно выразилась помощь НЕМЦОВОЙ и ФИСУНЕНКО?

Ответ: НЕМЦОВА звонила мне по телефону и просила меня об активной помощи БЕЛИНУ. Она просила меня вместе с ней поехать по этому вопросу к ШУЛЬМАНУ – секретарю Райкома партии. Я ответил ей согласием, однако ШУЛЬМАН нас не принял.

Без меня она приняла меры в этом направлении че­рез секретаря Райкома партии СМОРОДИНА и говорила с РАБИНОВИЧ (инструктор Горкома партии, которая проверяла парт<ийные> документы).

Вопрос: Чем помог ФИСУНЕНКО?

Ответ: Со слов БЕЛИНА мне известно, что ФИСУНЕНКО звонил по телефону ответственному секретарю апелляционной комиссии и заверил последнего в том, что БЕЛИН – стойкий большевик и что он знает БЕЛИНА по работе в парт­организации на Балтийском заводе.

Вопрос: Какие задачи ставила перед собой Ваша организация?

Ответ: Контрреволюционная троцкистская органи­зация ставила перед собой задачу агитации и пропаганды троцкистских взглядов в массах.

Вопрос: Кроме этого?

Ответ: Дискредитацию решений ЦК партии.

Вопрос: Еще что?

Ответ: Дискредитацию руководства партии, особенно СТАЛИНА.

Вопрос: Это не все. Вы не говорите об основной задаче, которую ставила перед собой Ваша организация?

Ответ: Нет, это все.

Вопрос: Какими методами Вы пытались дискредитировать ЦК ВКП(б) и лично тов. СТАЛИНА?

Ответ: Путем контрреволюционной клеветы и вся­кого рода измышлений.

Вопрос: Из Ваших ответов следует, что Вы пытались организовать борьбу с ЦК ВКП(б)?

Ответ: Да, наша контрреволюционная троцкистская организация считала борьбу против ЦК ВКП(б) и лично против СТАЛИНА главной своей задачей.

Вопрос: Дайте исчерпывающие показания о методах борьбы против ЦК ВКП(б) и лично против тов. СТАЛИНА?

Ответ: К тому, что я уже показал, могу добавить только упорную и систематическую работу организации по воспитанию в членах организации злобы и ненависти к ЦК партии и особенно к СТАЛИНУ. Для этого мы измыш­ляли всякую контрреволюционную клевету, о чем я Вам показывал выше. О методах борьбы мне больше ничего не из­вестно.

Вопрос: Вы с МАНДЕЛЬШТАМОМ, участником убийст­ва С.М. КИРОВА, где встречались?

Ответ: Встречался у себя на квартире.

Вопрос: Как часто с ним встречались?

Ответ: Я встречался с ним довольно часто с 1930 года по февраль 1934 г.

Вопрос: Почему только по февраль 1934 г.?

Ответ: Потому что с марта месяца 1934 г. по ноябрь 1934 г. я был в командировках. С марта по апрель месяц 1934 г. я был в командировке в Москве. С мая месяца по ноябрь 1934 г. был в Восточной, Западной Сиби­ри и Уральской области.

Вопрос: Чем Вы можете подтвердить, что в эти месяцы 1934 г. Вы были в командировке?

Ответ: Это можно точно установить по команди­ровочным удостоверениям и финансовым отчетам, находя­щимся в Финансовом Управлении ЦИК Союза ССР. А в отно­шении командировок в Москву – по моим отчетам, находящимся в бухгалтерии Комвуза.

Вопрос: В марте-апреле 1934 г. Вы из Москвы в Ленинград приезжали?

Ответ: Да, два раза приезжал и каждый раз оставался в Ленинграде 1-1½ недели.

Вопрос: Кто из членов организации был у Вас на квартире в эти приезды?

Ответ: Кроме брата Николая ДМИТРИЕВА – никто.

Вопрос: Это неверно.

Ответ: Да, припоминаю, с ним пришел ЦЕЙТЛИН.

Вопрос: Кто такой ЦЕЙТЛИН и когда Вы с ним познакомились?

Ответ: ЦЕЙТЛИН – зиновьевец, бывший секретарь Ленинградского Обкома комсомола и бывш<ий> секретарь ЦК комсомола. Познакомился я с ним именно в этот раз.

Брат мне еще раньше говорил о нем, как об актив­ном зиновьевце и способном человеке.

Вопрос: Где сейчас ЦЕЙТЛИН?

Ответ: Я этого не знаю.

Вопрос: Встречались ли Вы еще с ЦЕЙТЛИНЫМ?

Ответ: Нет, я его видел только один раз.

Вопрос: Какое участие принимал ЦЕЙТЛИН в контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации?

Ответ: От брата Николая ДМИТРИЕВА мне извест­но, что ЦЕЙТЛИН до последнего времени оставался зиновьевцем. Был ли он членом организации – брат мне не говорил.

Вопрос: Вы говорите неправду, брат Вам говорил, и Вы это знаете?

Ответ: Нет, я это отрицаю.

Вопрос: Каким образом ЦЕЙТЛИН, не зная Вас, по­пал к Вам на квартиру?

Ответ: Он пришел ко мне вместе с братом.

Вопрос: Вы знали заранее о приходе ЦЕЙТЛИНА?

Ответ: Нет, не знал.

Вопрос: Почему же Ваш брат, не предупредив Вас, привел к Вам на квартиру ЦЕЙТЛИНА? Это что, обычно так поступал Ваш брат?

Ответ: Да, большей частью так и было.

Вопрос: Следовательно, Ваша квартира была местом встреч членов контрреволюционной троцкистско-зиновьев­ской организации?

Признаете ли Вы это?

Ответ: Да, я признаю, что моя квартира, с моего согласия, была местом встреч для руководящих членов контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации. Для организации это было важно потому, что в партии я как троцкист известен не был.

Вопрос: Чем Вы объясняете, что именно в 1934 г. резко прекратились Ваши встречи с членами контрреволюционной троцкистско-зиновьевской организации, хотя в марте и апреле Вы были в Ленинграде три недели, а с начала ноября Вы вообще вернулись из командировки и постоянно находились в Ленинграде?

Ответ: Особых причин у меня не было.

Вопрос: Вы пытаетесь избежать показаний о Вашей контрреволюционной работе в 1934 г. – не случайно. Мы требуем от Вас исчерпывающих показаний о Вашей террори­стической деятельности в организации, в которой Вы со­стояли?

Ответ: Я этого не знал.

Вопрос: Вы ряд лет были связаны с организатора­ми убийства С.М. КИРОВА, с МАНДЕЛЬШТАМОМ и др<угими>, и не мо­жете не знать о террористической деятельности Вашей ор­ганизации?

Ответ: Контрреволюционная троцкистская орга­низация, членом которой я являлся с 1930 года по день моего ареста, не имела никакой положительной программы, которую она могла бы противопоставить партии, поэтому единственным средством, оставшимся в нашем распоряжении, было разжигание ненависти и злобы среди троцкистов и зиновьевцев по отношению к руководству партии и систе­матическое выращивание прямых террористических намере­ний.

Особенно в этом отношении выделялись МАНДЕЛЬШТАМ и М. ЛЕВИН, каждый приезд которых из Москвы неизменно сопровождался грубо клеветническими измышлениями о ру­ководстве партии, почерпнутыми ими якобы из достоверных источников в Москве.

Я уже показал, что организация считала основной своей задачей борьбу с ЦК ВКП(б) и лично против СТАЛИНА, поэтому организация стала на путь острой и активной борьбы с партией путем террора. Первым таким актом было убийство С.М. КИРОВА.

Вопрос: Вы говорили с МАНДЕЛЬШТАМОМ по вопросу о терроре?

Ответ: Да, говорил.

Вопрос: Дайте показания об этих разговорах?

Ответ: У меня на квартире МАНДЕЛЬШТАМ неодно­кратно говорил со мной по этому вопросу. Он говорил мне, что в борьбе против ЦК, против СТАЛИНА, а нам, Ленинградским троцкистам и зиновьевцам, – в первую очередь против КИРОВА, необходимо применять все средства, в том числе и террор. МАНДЕЛЬШТАМ говорил, что только физическое уничтожение руководства партии может привести к смене руководства партии.

Он говорил мне, что ни на какие другие средства кроме террора в борьбе с партией – рассчитывать нельзя.

Я не буду скрывать от Вас, что не было такого разговора, где бы МАНДЕЛЬШТАМ с крайним озлоблением не говорил лично о СТАЛИНЕ.

Вопрос: Кто из участников организации при этом присутствовал?

Ответ: Мы были с МАНДЕЛЬШТАМОМ наедине.

Вопрос: Когда впервые МАНДЕЛЬШТАМ с Вами гово­рил о террористических методах борьбы с партией?

Ответ: Это было в конце 1930 г. по моем воз­вращении из Сибири.

Вопрос: Как Вы лично отнеслись к этому?

Ответ: Я был с МАНДЕЛЬШТАМОМ согласен. Особен­но этому способствовало то обстоятельство, что наступавшие к тому времени трудности, связанные с коллективизацией деревни, и упорное сопротивление кулачества вселили в меня как непримиримого троцкиста надежду на то, что наступает благоприятный период для активных действий нашей организации против партии.

Вопрос: Кто еще с Вам говорил о необходимости применения террористических методов борьбы с партией?

Ответ: В 1932 г. в Комвузе у меня в кабинете со мной говорил об этом Михаил ЛЕВИН. Он говорил об отчаянном положении в стране, о том, что партия задушена, а лучшие люди – ЗИНОВЬЕВ, КАМЕНЕВ – отстранены от руковод­ства. Он сказал, что радикальные меры борьбы – единствен­ное средство, и только такие методы борьбы с ЦК партии могут спасти положение. Мне было ясно, что радикальные меры борьбы – это террор.

Вопрос: С кем еще Вы говорили по этому же вопро­су?

Ответ: По вопросу о терроре я говорил с моим братом – Николаем ДМИТРИЕВЫМ. Это было в Москве в 1932 г., когда мы оба были там в командировке. Я должен сказать здесь правду, что первым этот вопрос я поднял. Я сказал Николаю ДМИТРИЕВУ примерно то же, что мне говорил МАН­ДЕЛЬШТАМ и ЛЕВИН о положении в стране и партии. Он спросил меня, какие же меры я считаю необходимыми. Я ответил: устранить сталинское руководство, и на его вопрос – как это понимать, сказал ему: "всеми возможными средствами".

Вопрос: Как отнесся Ваш брат Николай ДМИТРИЕВ к тому, что Вы ему сказали?

Ответ: Он промолчал.

Вопрос: Какое участие приняли Вы лично в убий­стве С.М. КИРОВА?

Ответ: Практически я никакого участия в убий­стве С.М. КИРОВА не принимал. Я действительно почти весь 1934 г. был в командировке, и прошу Вас это проверить.

Вопрос: МАНДЕЛЬШТАМ и ЛЕВИН с Вами говорили о своих острых формах борьбы с партией. Вас интересовал вопрос – говорят Вам МАНДЕЛЬШТАМ и ЛЕВИН свои убежде­ния, или это общая линия троцкистско-зиновьевской контрреволюционной организации?

Ответ: Во всех подобных разговорах МАНДЕЛЬШТАМ и М. ЛЕВИН прямо ссылались на БАКАЕВА, от которого они получали директивы о терроре.

Вопрос: Дайте показания о составе Вашей троцкистско-зиновьевской террористической организации после убийства С.М. КИРОВА?

Ответ: Вслед за убийством С.М. КИРОВА организация свою деятельность в связи с арестом троцкистов и зиновьевцев в Ленинграде и в Москве прекратила. Мы глубже ушли в подполье с тем, чтобы, выждав прекращение репрессий, возобновить свою работу. Так продолжалось примерно месяца 3-3½. После этого мы вновь начали восстанавливать связи друг с другом, но уже значительно осторожнее, и встречались реже.

Этот период остались на свободе и входили в организацию следующие лица: ЗАЙДЕЛЬ Григорий Соломонович, быв<ший> Зам<еститель> председателя ЛОКА (Ленинградское Отделение Ком<мунистической> Академии); троцкист с 1923 года, выслан в 1935 г.; ТОМСИНСКИЙ Семен Григорьевич, бывший директор историко-археологического института Академии Наук, троцкист с 1923 года. Переброшен на работу в другой филиал Академии наук примерно в январе 1936 г.; МАЛЫШЕВ Андрей Ильич, зав<едующий> институтом истории ЛОКА, зиновьевец с 1925 г., выс­лан в 1935 г., <в> феврале-марте; КОФМАН Борис Давыдович, быв<ший> директор экономического института ЛОКА, зиновьевец с 1925 г.; выслан в феврале-марте 1935 г. В 1933 г. исключался из партии; АРШАВСКИЙ Константин Григорьевич, зиновьевец с 1925 г., преподаватель Комвуза им. Сталина, выслан в 1935 г.

Вопрос: Кто еще?

Ответ: БЕЛИН Леонид Александрович, бывш<ий> Зав<едующий> кафедрой полит<ической> экономии Планового управления института, троцкист; ПЕЧЕРСКИЙ Николай Федорович – инструктор Горкома партии и зав<едующий> кафедрой истории СССР в Комвузе, зиновьевец; ИЗАК Рейнгольд Иванович, эстонец по национа­льности, заместитель ректора Комвуза, зиновьевец с 1925 г.; АЛТАПАРМАКОВ Иван Федорович [5], Зам<еститель> нач<альника> партийного отделе­ния Комвуза, болгарин по национальности, был троцки­стом еще в Болгарии. Приехал в СССР, кажется, в 1926 г.; БАРАННИК Михаил Сидорович, зам<еститель> директора по АХО, был связан с МЯСНИКОВЫМ [6] (расстрелян в 1935 г.) по делу убийства С.М. КИРОВА, зиновьевец с 1925 г.; МАРТЫНОВ Михаил Денисович, зав<едующий> курсами директоров МТС при Комвузе им. Сталина, зиновьевец с 1925 г.; ЕРЕМЕНКО Петр Сергеевич, нач<альник> хозяйственного отдела Комвуза. В прошлом за хозяйственное преступление был приговорен к расстрелу.

Вопрос: После ареста организаторов убийства С.М. КИРОВА кто возглавил Вашу контрреволюционную организацию?

Ответ: Вначале руководил организацией ЗАЙДЕЛЬ С.Г., после высылки ЗАЙДЕЛЯ – руководил ИЗАК Р.И.

Вопрос: По чьей инициативе был поставлен вопрос о возобновлении деятельности Вашей контрреволюционной организации?

Ответ: По инициативе моей и ИЗАКА.

Вопрос: С кем персонально были связаны Вы орга­низационно?

Ответ: С ИЗАКОМ, БЕЛИНЫМ, реже с ПЕЧЕРСКИМ. До высылки и арестов я был связан также с МАЛЫШЕВЫМ, КОФМАНОМ, несколько позже в связи с арестом КОФМАН<А> мы по кон­спиративным соображениям встречались с БЕЛИНЫМ реже.

Вопрос: С кем был связан ИЗАК?

Ответ: ИЗАК был связан с МАРТЫНОВЫМ, БАРАННИКОМ, ЕРЕМЕНКО, АЛТАПАРМАКОВЫМ и реже с БЕЛИНЫМ.

Вопрос: С кем был связан БЕЛИН?

Ответ: БЕЛИН был связан со мной, ПЕЧЕРСКИМ, реже с ИЗАКОМ.

Вопрос: С кем был связан ПЕЧЕРСКИЙ?

Ответ: Главным образом с ИЗАКОМ, БЕЛИНЫМ. Раньше был связан с ТОМСИНСКИМ, МАЛЫШЕВЫМ и ЗАЙДЕЛЕМ.

Вопрос: С кем был связан АЛТАПАРМАКОВ Иван Федорович?

Ответ: С ИЗАКОМ, БАРАННИКОМ, ЕРЕМЕНКО и МАРТЫНОВЫМ.

Вопрос: БАРАННИК с кем был связан?

Ответ: С ИЗАКОМ, ЕРЕМЕНКО, МАРТЫНОВЫМ, АЛТАПАРМАКОВЫМ.

Вопрос: Кто привлек в организацию БЕЛИНА?

Ответ: БЕЛИНА привлек в организацию КОФМАН. Мне это известно от КОФМАНА с 1931 г.

Вопрос: Кто привлек в организацию ПЕЧЕРСКОГО?

Ответ: Я предполагаю, что его привлекли ТОМСИСКИЙ и МАЛЫШЕВ, так как они были с ним организационно связаны.

Вопрос: Кто привлек ИЗАКА в организацию?

Ответ: Сказать этого не могу, т.к. не знаю. Знаю, что он раньше был организационно связан с зиновьевцем ЯКОВЛЕ­ВЫМ.

Вопрос: Кто привлек в организацию БАРАННИКА, МАРТЫНОВА, ЕРЕМЕНКО и АЛТАПАРМАКОВА?

Ответ: Всех трех привлек в организацию ИЗАК, АЛТАПАРМАКОВ был привлечен в 1933-34 г.г., БАРАННИК, МАРТЫНОВ и ЕРЕМЕНКО примерно в это же время.

Вопрос: Кто из членов Вашей организации имел свя­зи вне Ленинграда, где и с кем?

Ответ: Лично от ИЗАКА мне известно, что он был организационно связан с зиновьевцем БОЙКОВЫМ Иваном Федо­ровичем или Федором Ивановичем, точно не помню.

Вопрос: Кто такой БОЙКОВ?

Ответ: БОЙКОВ до конца 1935 г. работал в Ленинграде директором Лакокраски. В конце 1935 г. как зиновьевец был переведен на Подольскую граммофонную фабрику под Москвой. ИЗАК является родственником БОЙКОВА. Оба они женаты на сестрах. ИЗАК мне говорил, что когда он ездит в Москву, он с ним встречается.

Вопрос: ИЗАК часто ездил в Москву?

Ответ: Да, довольно часто, примерно один раз в два-три месяца.

Вопрос: С кем из троцкистов-зиновьевцев был в Моск­ве связан ИЗАК?

Ответ: ИЗАК мне этого не говорил.

Вопрос: Вы говорите неправду.

Ответ: Нет, он мне этого не говорил.

Вопрос: Назовите известных Вам троцкистов и зиновьевцев вне Ленинграда?

Ответ: В Москве мне были известны следующие троц­кисты и зиновьевцы, оставшиеся на контрреволюционных по­зициях:

1) ФАЙВИЛОВИЧ Леонид, зиновьевец, осужден по делу убийства С.М. КИРОВА,

2) ЧЕРНЫЙ, работал в Центросоюзе, зиновьевец, с 1925 г., я был у него вместе с братом и с ФАЙВИЛОВИЧЕМ в 1933 г. Из разговоров с ЧЕРНЫМ в то время, которые бы­ли в присутствии Николая ДМИТРИЕВА и ФАЙВИЛОВИЧА, мне известно, что ЧЕРНЫЙ остался убежденным зиновьевцем. ЧЕРНЫЙ рассказывал, что он в Центросоюзе выступил на партсобрании, не помню сейчас – по какому вопросу. Его выступление было антипартийным, и его за это сняли с работы и посылали на работу на Дальний Восток. В связи с этим ЧЕРНЫЙ выражал резкое недовольство внутрипартийным режимом. Все мы были единодушны в том, что выступать открыто нельзя.

Здесь же был разговор и о бывших зиновьевцах, оставшихся в Ленинграде. В частности, я помню разговор шел о зиновьевцах ЛУКИНЕ Василии Григорьевиче, НАЛИВАЙКО Фоме. В этой связи говорили о том, что положение в стране изменилось, троцкисты и зиновьевцы потеряли корни в массах.

3) ЛУКЬЯНОВ Илья Захарович, зиновьевец с 1925 г., знаю его с 1920 г. Встречался с ним в 1933г. в Москве. Был у него на квартире (у Крымского моста, Дом Центросоюза). Последний раз видел его в 1934 г. в Ленинграде. Был у меня дома, и я был у него в гостинице "Астория". Из разговора с ним мне известно, что он остался убежденным зиновьевцем. В присутствии моего брата Николая ЛУКЬЯНОВ высказывал резкое недовольство политикой партии. ЛУКЬЯНОВ работал замдиректора "Союзплодоовощ" в Москве.

4) Со слов ФАЙВИЛОВИЧ<А> мне известен троцкист РЕЙНГОЛЬД. ФАЙВИЛОВИЧ о нем тепло отзывался, говорил о своей дружбе с ним и о том, что он остался по-прежнему троцкистом. Лично я РЕЙНГОЛЬДА не знаю. Разговор с ФАЙВИЛОВИЧЕМ был в Москве в присутствии брата в 1933 году на кварти­ре у ФАЙВИЛОВИЧА.

Больше в Москве мне никто не известен.

Вопрос: Дайте показания об обстоятельствах, при которых Вы связались с ИЗАКОМ, БЕЛИНЫМ, ПЕЧЕРСКИМ, МАЛЫШЕВЫМ и КОФМАНОМ.

Ответ: О том, что КОФМАН – зиновьевец, я узнал от Михаила ЛЕВИНА в 1931 г. Связался же с ним через ИЗАКА в мае 1931 г. в Комвузе им. Сталина в своем кабинете. ИЗАК в присутствии КОФМАНА сказал, что мне придется работать с последним. Для меня этого было достаточно, так как я о КОФМАНЕ знал, как я показал выше, от ЛЕВИНА.

С ПЕЧЕРСКИМ я организационно связался в конце 1933 г. в Комвузе у меня в кабинете. До этого примерно за месяц ТОМСИНСКИЙ и МАЛЫШЕВ пришли ко мне в кабинет в Комвузе и сказали, что в Комвузе работает ПЕЧЕРСКИЙ и что он свой человек, и предложили мне с ним связаться.

С МАЛЫШЕВЫМ меня познакомил ТОМСИНСКИЙ в 1933 г.

Организационную связь с ним я установил через ИЗАКА, который мне о нем говорил как об активном зиновьевце, и кроме того в этом же 1934 г. мне это рассказал сам МА­ЛЫШЕВ. 

Что касается БЕЛИНА, то показания об установлении организационной связи с ним я дал раньше.

Вопрос: Вы показали, что в Вашу организацию входил АЛТАПАРМАКОВ, болгарин по национальности. Дайте подробные показания об его роли в Вашей контрреволюционной терро­ристической организации?

Ответ: В 1936 г. в марте м<еся>це мне лично в моем кабинете в Комвузе АЛТАПАРМАКОВ говорил, что в Ленинграде в болгарском землячестве существует подпольная троцкистская группа. В состав этой группы входят: он – АЛТАПАРМАКОВ, ПАВЛОВ и ИВАНОВ (оба болгары). Группа эта послед­ние годы, по словам АЛТАПАРМАКОВА, ведет активную борьбу против руководства Коминтерна, и в первую очередь против ДИМИТРОВА. Подробности АЛТАПАРМАКОВ мне не рассказывал.

Вопрос: Кто такие ПАВЛОВ и ИВАНОВ?

Ответ: ПАВЛОВ – зав. социально-экономической секции ГУВУЗа [7] Ленинградской инспекции Наркомтяжпрома, а ИВАНОВ – зав. геологоразведочным техникумом в Ленинграде.

Вопрос: Кто руководил работой АЛТАПАРМАКОВА?

Ответ; Работой болгарской троцкистской группы через АЛТАПАРМАКОВА руководил ИЗАК. ИЗАК же был связан с троцкистами-эстонцами.

Вопрос: От кого Вам известно, что ИЗАК также был связан с троцкистами-эстонцами?

Ответ: Лично от ИЗАКА мне известно, что наряду с существованием троцкистской болгарской группы ведет ак­тивную работу в Ленинграде подпольная троцкистско-зиновьевская группа эстонцев во главе с ПАЛЬВАДРЕ, и что эта группа троцкистов связана с троцкистско-зиновьевской ор­ганизацией в Ленинграде через ИЗАКА.

Вопрос: Кто такой ПАЛЬВАДРЕ? 

Ответ: ПАЛЬВАДРЕ – преподаватель всеобщей истории Комвуза. До этого он работал зав<едующим> кафедрой всеобщей истории института советского строительства, откуда он был снят в связи с решением Интернациональной Контроль­ной Комиссии Коминтерна в 1935 г. за фракционную борьбу против ЦК эстонской компартии с запрещением работать в Ленинграде. Вопреки этому решению ИКК ИЗАК принял все меры к сохранению ПАЛЬВАДРЕ на работе в Комвузе в Ленин­граде.

Вопрос: Назовите других членов этой организации?

Ответ: Мне известен только со слов ИЗАКА член контрреволюционной организации ВАЛЬНЕР.

Вопрос: Что Вам известно о ВАЛЬНЕРЕ?

Ответ: ВАЛЬНЕР – преподаватель Педвуза им. Гер­цена. Скрытый зиновьевец.

Мне известно, что ИЗАК и ПАЛЬВАДРЕ встречались с ВАЛЬНЕРОМ под Ленинградом на даче Комвуза в Александров­ке. Мне известно также, что туда для встречи с ПАЛЬВАДРЕ и ИЗАКОМ приезжали и другие троцкисты и зиновьевцы. Фамилии этих лиц мне неизвестны.

Вопрос: Откуда Вам это известно?

Ответ: Я лично сам был и видел это.

Вопрос: Когда это было?

Ответ: Это было в течение 1935 г.

 

Записано с моих слов правильно и мною прочитано –

 

ДМИТРИЕВ Е.А.

 

ЗАМ. НАЧ. ИНО ГУГБ –

СТ. МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – БЕРМАН.

 

ПОМ. НАЧ. ОТД. ЭКО ГУГБ­ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ – БОЛЬШЕМЕННИКОВ

 

ВЕРНО: –

 

ОПЕРУПОЛНОМ. 3 ОТД СПО ГУГБ 

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ

(УЕМОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 225, Л. 127-150.


[1] Мандельштам Сергей Осипович, 1895 г. рождения, в 1916 году он примыкал к межрайонцам, член КПСС с 1917 года, п.б. № 0301715, служащий, образование среднетехническое, в Красной Армии был с 1918 по 1921 год, в 1922—1923 гг. работал организатором коллектива Путиловского завода, с 1923 по 1926 год — начальник политотдела дивизии и военный прокурор, 1927—1928 гг. работал в г. Архангельске зам. зав. гублесотделом. 13.XI.1927 г. ячейкой ВКП(б) бюро горрайкома и Архангельской ГКК исключен из партии за принадлежность к оппозиции и неискренность перед ГорКК. 8 апреля 1929 г. постановлением Ленинградской областной партколлегии Мандельштам был восстановлен в правах члена РКП(б), отметив в партийных документах о пребывании его вне рядов партии с января 1928 года по апрель 1929 года. 1926 по 1928 г. работал зам. зав. Архангельским губернским лесным отделом. С 1928 по 1929 г. — экономист в тресте «Севзаплес», с 1930 по 1932 г. работал в Магнитогорске — помощником управляющего строительством, с 1932 г. — в Ленинграде и к моменту ареста в декабре 1934 г. заведовал сектором оргпроектирования «Гипромеза». Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[2] Печерский Николай Федорович, 1898 г.р., уроженец д. Мякишево, Галичского уезда, Костромской губернии. Окончил сельскую школу (1910 г.), лекторскую группу Комвуза (1923 г.). Работал слесарем на ленинградских заводах (1914-1918 г.г.). Состоял директором исторического отделения ИКП в Ленинграде (с 1934 г.), бывший инструктор культпропа Ленинградского горкома ВКП(б), председатель кафедры истории народов СССР Всесоюзного Коммунистического сельскохозяйственного университета им. И.В. Сталина; значится в одном из «сталинских списков» по Ленинградской области за октябрь 1936 г. (АП РФ, оп. 24, дело 413, лист 374)

[3] Козловский Борис Григорьевич, родился 18.06.1887 в г. Николаев Херсонской губ.; украинец; образование начальное; служащий; член ВКП(б) в 1904–1936. Жил в Ленинграде (адрес перед арестом: ул. Герцена, д. 55, кв. 15), зав. массовой работой Дома техники водного транспорта (директор Музея водного транспорта). Арестован 14.06.1936. Приговорен 23.12.1936 выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР по ст.ст. 17-58-8, 58-11 УК РСФСР к 10 годам тюремного заключения. Срок отбывал в Соловецкой тюрьме. Приговорен Особой тройкой УНКВД ЛО 10.10.1937 к высшей мере наказания. Расстрелян 04.11.1937 в урочище Сандормох (Карельская АССР). 

[4] Подор – политический отдел дороги.

[5] “Another towering figure at Communist University whom Dmitriev helped to expose was the historian of the West Ivan Fedorovich Altaparmakov: "It was Izak who supposedly drew Altaparmakov into the conspiracy in 1933 or in 1934." For many years, Altaparmakov had been a great hero: imprisoned for participat­ing in a Communist uprising in his native Bulgaria, he had managed to escape from jail and had reached the Soviet Union in November 1925. On the face of things, this was a model scholar, entrusted with the chair of Komintern History. According to Dmitriev, however, "Altaparmakov conducted an active struggle against the leadership of the Komintern, especially against Dimitrov." When he was sent materials incriminating Altaparmakov in 1935, "Izak kept him on at the university." Final unmasking had to wait until Bocharov, a lecturer at Tolmachev Academy and the secretary of the Bulgarian political fraternity, de­nounced Altaparmakov as "an active supporter of a Trotskyist, leftist-sectarian group attempting to discredit the leaders of the Bulgarian Communist Party among Bulgarian immigrants." Prede instructed the university Party committee "to review Bocharov's statement carefully," but his people were too slow: within days Altaparmakov was apprehended and imprisoned by the NKVD.” – Цит. по Igal Halfin. Stalinist Confessions: Messianism and Terror at the Leningrad Communist University. University of Pittsburg Press, стр. 166.

[6] Мясников Николай Петрович, 1900 г. рождения, член ВКП(б) с мая 1917 года, служил в Красной Армии с 1918 по 1926 год в должностях комиссара полка и штаба дивизии, зам. нач. политотдела ЛВО, в 1927 году работал консультантом в Новосибирском крайплане, 1928г. в Ленинграде в поверочной палате — поверитель, 1928—1930 гт. — заведовал орготделом Московско-Нарвского райсовета г. Ленинграда и с 1930 по 1934 г. в Ленинградском горсовете. Перед арестом был зам. зав. орготделом Ленгорсовета. В мае 1927 г. исключался из ВКП(б) за фракционную работу по участию в зиновьевской оппозиции, восстановлен решением КрайКК. Второй раз в ноябре 1927 г. исключен по тем же мотивам. Восстановлен в июле 1928 года решением ЦКК с объявлением строгого выговора. Был обвиняемым на процессе "Ленинградского центра". По приговору выездной сессии ВКВС СССР был расстрелян в Ленинграде 29 декабря 1934 г.

[7] Главное управление военно-учебных заведений.

Comments