ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

тов. ЕЖОВУ.

 

В дополнение наших сообщений по делу контрреволюционной троцкистской организации ШЕМЕЛЕВА А.И., ТРУСОВА И.И., САФОНОВОЙ А.Н., ДМИТРИЕВА Г.Ф. и других – направляю протоколы допросов:

1. ДМИТРИЕВОЙ Я.С. от 11.IV.36 г.

2. ВЕРИТОВОЙ Н.С [1]. от 11.IV.36 г.

 

ЗАМ. НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ 1-го РАНГА

 

(ПРОКОФЬЕВ)

 

17 апреля 1936 года

№ 56048


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДМИТРИЕВОЙ, Ядвиги Серафимовны,

от 11 апреля 1936 г.

 

ДМИТРИЕВА Я.С., 1894 г<ода> р<ождения>, урож<енка> дер<евни> Мощено, быв<шего> Минского уезда, БССР, полька, гр<аждан>ка СССР, беспартийная, домохозяйка.

 

Вопрос: Следствие располагает данными о том, что на протяжении ряда лет до момента ареста вашего мужа на вашей квартире в Москве систематически происходили контрреволюционные сборища. Перечислите всех лиц, принимавших участие в этих сбори­щах.

Ответ: Никогда никаких сборищ у нас на квартире не было.

Вопрос: Вы говорите неправду, контрреволюционные сборища на вашей квартире происходили. Следствие настаивает на правдивых показаниях.

Ответ: Еще раз повторяю, что таких сборищ никогда у нас не было. 

Вопрос: Перечислите всех лиц, которые посещали вашу квар­тиру.

Ответ: У нас на квартире бывали следующие лица:

1) ЕРМИЛОВ, Петр Иванович, художник, но где работает, не знаю, беспартийный;

2) АМЕЛИН Константин, отчество не помню, член ВКП(б), пре­подаватель Военной Академии им. Фрунзе;

3) МАРКЕЛОВА, Варвара Петровна, член ВКП(б), зав<едующая> складом Московского универмага Мосторга;

4) БАРАНОВ, Евгений Александрович, комсомолец, работает в Выксе на каком-то заводе, но в качестве кого – не знаю. БАРАНОВ – мой племянник.

Вопрос: Еще кто вас посещал?

Ответ: Больше никто к нам не приходил.

Вопрос: Вы это категорически утверждаете?

Ответ: Да, я категорически заявляю, что кроме перечислен­ных выше 4-х лиц никто нас не посещал.

Вопрос: Скажите, известен ли вам КОЛОДИН, Александр Гаври­лович?

Ответ: КОЛОДИНА, Александра Гавриловича, я знаю.

Вопрос; Следствию известно, что КОЛОДИН часто посещал вашу квартиру и, кроме того, бывал у вас и на даче. Почему вы эту вашу связь с КОЛОДИНЫМ скрываете от следствия?

Ответ: КОЛОДИНА я просто забыла упомянуть.                         

Вопрос: Следствие еще раз предлагает перечислить всех лиц, с которыми вы и ваш муж ДМИТРИЕВ поддерживали связи.

Ответ: Кроме уже мною перечисленных я и мой муж ДМИТРИЕВ поддерживали связи со следующими лицами:

1) КАМЫШНЫЙ, Степан Андреевич, член ВКП(б), начальник п<олит>о<тдела> какой-то МТС;

2) жена КОЛОДИНА – Анна Израилевна, студентка какого-то ВУЗа;

3) АДАМЯН [2], имя и отчество не помню, где работает, также не знаю, член ВКП(б);

4) НОВИК, имя и отчество не помню, где работает, не знаю, военный работник, член ВКП(б);

5) БАСЬ, имя и отчество не знаю, преподаватель Транспортной Академии;

6) ШАБАЛКИН, Павел Иванович, член ВКП(б), в данное время находится не то во Владивостоке, не то в Хабаровске на партийной работе.

Больше ни с кем связей мы не поддерживали.

Вопрос: Вы назвали все-таки не всех лиц, с которыми поддерживали связи. Еще раз предлагаю назвать всех.

Ответ: Больше назвать никого не могу, так как я перечислила всех.

Вопрос: Известен пи вам ЛЕПЕШЕВ?

Ответ: ЛЕПЕШЕВА я знаю. Он был военным работником, одно время работал в Академии им. Фрунзе, а где в данное время нахо­дится, не знаю. ЛЕПЕШЕВ бывал у нас.

Вопрос: Знаете ли вы ЛЕОНОВА?

Ответ: ЛЕОНОВА я также знаю, он посещал нашу квартиру, но где находится в данное время, я не знаю.

Вопрос: Почему вы скрыли факт ваших связей с ЛЕПЕШЕВЫМ и ЛЕОНОВЫМ?

Ответ: Просто забыла о них упомянуть. Сейчас вспоминаю, что к нам на квартиру приходил также и ЕВСТАФЬЕВ, член ВКП(б), насколько помнится, он окончил ИКП, но где в нестоящее время на­ходится и чем занимается – не знаю.

Вопрос: Каковы политические взгляды перечисленных лиц?

Ответ: Политическая физиономия их мне неизвестна.

Вопрос: Вы говорите неправду. Политическая физиономия их вам известна. Следствие располагает материалами, изобличающими вас в этом. Следствие требует, чтобы вы дали по этому вопросу правдивые показания?

Ответ: Я еще раз повторяю, что политические взгляды лиц, которые перечислены мною выше, мне неизвестны.

Вопрос: Что вам известно о политических взглядах КОЛОДИНА? 

Ответ: Об этом мне ничего не известно.

Вопрос: Следствием точно установлено, что о политических взглядах КОЛОДИНА вы неоднократно беседовали с ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф. Следствие требует от вас правдивого ответа.

Ответ: Признаюсь, что о КОЛОДИНЕ я давала ложные показания. КОЛОДИН и мне, и моему мужу ДМИТРИЕВУ известен как бывш<ий> троцкист.

Вопрос: Только ли как бывший троцкист?

Ответ: Нет, КОЛОДИН был нам известен не только как бывший троцкист, но и как человек, сохранивший до последнего времени свои контрреволюционные троцкистские убеждения.

Вопрос: Поскольку вашему мужу ДМИТРИЕВУ Г.Ф. были извест­ны контрреволюционные троцкистские убеждения КОЛОДИНА, стало быть, КОЛОДИН и ДМИТРИЕВ находились в близких взаимоотношениях?

Ответ: Да, это так.

Вопрос: На какой почве установились эти близкие отношения между вашим мужем – ДМИТРИЕВЫМ и КОЛОДИНЫМ?

Ответ: Мне известно, что близкие отношения между КОЛОДИНЫМ и ДМИТРИЕВЫМ установились на почве общности политических взглядов. ДМИТРИЕВ Г.Ф. до момента своего ареста являлся также скры­тым троцкистом-двурушником, обманывавшим ВКП(б) и враждебно от­носившимся к проводимым партией и правительством мероприятиям.

ДМИТРИЕВ очень часто с троцкистских позиций подвергал рез­кой контрреволюционной критике мероприятия ВКП(б) и неоднократ­но мне заявлял, что руководство ВКП(б) проводит неправильную политику, которая ведет страну не по социалистическому, а по капиталистическому пути развития, что всякая живая мысль и в партии, и в стране преследуется, что люди забиты и народ терроризирован. ДМИТРИЕВ при этом указывал, что ВКП(б) и правительство забирает в колхозах всю продукцию, и крестьянство терпит лишения; что в СССР на всех участках хозяйства и строительства процветает принудительный труд. Советский и партийный аппарат перерождается, развивается бюрократизм и нарождается новое чи­новничество. Эти заявления ДМИТРИЕВ Г.Ф. обычно сопровождал резкими контрреволюционными выпадами против СТАЛИНА.

Вопрос: Как вы реагировали на эти контрреволюционные зая­вления ДМИТРИЕВА Г.Ф.?

Ответ: Благодаря тому, что я находилась под большим влия­нием ДМИТРИЕВА, я, естественно, соглашалась с высказываемыми им контрреволюционными взглядами и разделяла их.          

Вопрос: Что вам известно о контрреволюционной деятельности ДМИТРИЕВА?

Ответ: О контрреволюционной деятельности ДМИТРИЕВА мне конкретно ничего не известно. Однако, когда ДМИТРИЕВ вел со мной контрреволюционные беседы, то постоянно заявлял, что "так думают и говорят многие и что он не один." 

Вопрос: Перечислите всех лиц, кого он называл вам как своих единомышленников?

Ответ: Из числа своих единомышленников ДМИТРИЕВ в разное время называл следующих лиц: 1) КОЛОДИНА, 2) АДАМЯНА, 3) ШАБАЛКИНА, 4) ЛЕОНОВА, 5) МАРКЕЛОВУ, 6) ЛЕПЕШЕВА, 7) КАМЫШНОГО, 8) жену КОЛОДИНА Анну Израилевну, 9) БАСЬ, 10) ЕВСТАФЬЕВА, 11) одного кавказца, приехавшего из Грузии, который приходил вместе с АДАМЯНОМ к нам домой.

Вопрос: Когда и при каких обстоятельствах ДМИТРИЕВ говорил вам о том, что указанные выше лица являются его единомышленниками?

Ответ: Подробности наших разговоров я сейчас не помню, но об этом он мне говорил постоянно, когда между нами начинались контрреволюционные беседы. Особенно ДМИТРИЕВ Г.Ф. хорошо отзывался о КОЛОДИНЕ, которого считал прекрасным, способным и близким ему человеком.

Вопрос: Следствию известно, что ДМИТРИЕВ вам называл этих лиц не только как своих единомышленников, но и как людей, совместно с которыми он ведет организованную контрреволюционную работу.

Ответ: ДМИТРИЕВ мне этого не говорил.

Вопрос: Вы говорите неправду. Об организованной контррево­люционной деятельности вашего мужа и лиц, группировавшихся во­круг него, вы знали. Предлагаю вам дать правдивые показания.

Ответ: Я повторяю, что ДМИТРИЕВ мне об этом не говорил, но я подозревала, что такая организованная контрреволюционная работа им ведется.

Bопрос: На каком основании вы это утверждаете?

Ответ: Мои подозрения основаны на том, что до убийства КИРОВА ДМИТРИЕВА на протяжении ряда дет очень часто посещали военные и штатские по одному или два человека. При этих посещениях ДМИТРИЕВ уединялся с ними и о чем-то продолжительно, часа по два и больше, беседовал, после чего они уходили. В числе приходящих, с которыми ДМИТРИЕВ уединялся, были и те, которых я перечислила выше. Однако многих посещавших я не знаю.

Помню также один случай приезда из Закавказья к ДМИТРИЕВУ одного кавказца, который пришел к нам вместе с АДАМЯНОМ. ДМИТРИЕВ с ними уединился и о чем-то долго беседовал.

После убийства КИРОВА в поведении ДМИТРИЕВА наступила большая настороженность. Это было видно из того, что у него появилась какая-то особая озабоченность; посещения нашей квартиры из числа группировавшихся вокруг него единомышленников резко сократились, и я помню, как однажды ДМИТРИЕВ в 1935 году заявил мне, что ему надо быть осторожным во всех встречах с бывшими троцкистами, ибо, если его заметят, то исключат из партии и начнут преследовать.

Вопрос: Вы утверждаете, что после убийства тов. КИРОВА ДМИТРИЕВ Г.Ф. стал проявлять особую осторожность в своей контрреволюционной деятельности.

Дайте показания о том, каким путем поддерживал ДМИТРИЕВ Г.Ф. контрреволюционные связи со своими единомышленниками в 1935 и 1936 г.г.?

Ответ: Мне известно, что ДМИТРИЕВ Г.Ф. со своими единомышленниками поддерживал как личную, так и письменную связь. Например, в течение 1935 и 1936 г.г. к нему в разное время при­езжали выехавшие (по каким причинам, я не знаю) из Москвы ЛЕО­НОВ, ЛЕПЕШЕВ и ШАБАЛКИН. Кроме того, ДМИТРИЕВ получал от ШАБАЛ­КИНА письма явно контрреволюционного содержания, полные ненави­сти к руководству ВКП(б).

Вопрос: В начале допроса вы заявили, что никогда никаких контрреволюционных сборищ на вашей квартире не было. Между тем, из ваших последующих показаний видно, что эти сборища происходили. Почему вы в начале допроса дали ложные показания?

Ответ: В начале допроса я не дала правдивых показаний по­тому, что пыталась скрыть от следствия истинное положение, но впоследствии, убедившись, что это бесполезно, я решила встать на путь откровенных показаний.

Вопрос: Выше вы заявили, что ДМИТРИЕВ допускал злобные контрреволюционные выпады против тов. СТАЛИНА. Дайте подробные показания по этому вопросу.

Ответ: Беседы о руководстве ВКП(б) и в особенности о СТАЛИНЕ велись между мной, ДМИТРИЕВЫМ Г.Ф. и МАРКЕЛОВОЙ. В этих беседах мы постоянно высказывали особую враждебность по адресу СТАЛИНА и утверждали, что положение в стране может измениться только в том случае, если СТАЛИН будет физически уничтожен.  

Вопрос: Значит, вместе с ДМИТРИЕВЫМ и МАРКЕЛОВОЙ террористические намерения высказывали и вы?

Ответ: Де, я также считала, что только убийство СТАЛИНА может вывести страну из тупика. Эти мои террористические намерения оформились благодаря влиянию ДМИТРИЕВА Г.Ф., который несмотря на то, что состоял чл<еном> ВКП(б), в течение ряда лет обрабатывал меня в духе ненависти к СТАЛИНУ.

Кроме того, я и МАРКЕЛОВА распространяли контрреволюционную клевету о СТАЛИНЕ. Так, мы говорили, что АЛЛИЛУЕВА умерла не своей смертью, а ее убил СТАЛИН.

Вопрос: Кто вам сообщил эту контрреволюционную клевету?

Ответ: Об этой контрреволюционной клевете кроме МАРКЕЛОВОЙ мне также сообщила и ХАНЧИНА.

Вопрос: Кто такая ХАНЧИНА?

Ответ: ХАНЧИНА Фрида, кажется, беспартийная, в 1934 году жила в одном доме вместе с нами, в то время она была руководительницей детского сада, а потом вышла замуж за какого-то военного работника и переехала на другую квартиру.

Вопрос: У ХАНЧИНОЙ были террористические настроения?

Ответ: Да, ХАНЧИНА, как и мы, крайне враждебно относилась к СТАЛИНУ и была террористически настроена.

Вопрос: Вам ХАНЧИНА называла источник этой клеветы о тов. СТАЛИНЕ?

Ответ: ХАНЧИНА мне говорила, что у нее имеется один хороший знакомый, который бывает в Кремле. По словам ХАНЧИНОЙ, клевету она слыхала от этого человека, который в беседах с нею клеветнически отзывался о СТАЛИНЕ.

Вопрос: Как фамилия этого знакомого ХАНЧИНОЙ?

Ответ: Фамилию этого человека ХАНЧИНА мне не называла.

Вопрос: Вы, ДМИТРИЕВ Г.Ф., МАРКЕЛОВА и ХАНЧИНА высказыва­ли террористические намерения в отношении тов. СТАЛИНА. Что вы практически предпринимали для совершения террористического ак­та над тов. СТАЛИНЫМ?

Ответ: Никаких практических шагов лично я не предпринима­ла, что предпринимали ДМИТРИЕВ, МАРКЕЛОВА и ХАНЧИНА – я не знаю.

Вопрос: Вы даете следствию ложные показания. Следствие еще раз предлагает вам правдиво ответить на поставленный вопрос?

Ответ: Повторяю, что об этом мне ничего не известно.

Вопрос: Разве вам не было известно, что ДМИТРИЕВ Г.Ф. в качестве исполнителя террористического акта над тов. СТАЛИНЫМ подготовлял КОЛОДИНА?

Ответ: Нет, ДМИТРИЕВ в это дело меня не посвятил.

Вопрос: Вы опять показываете неправду. Следствию известно, что ДМИТРИЕВ Г.Ф. и КОЛОДИН упражнялись в стрельбе из револьвера у вас на даче с целью подготовки террористического акта.

Ответ: Да, ДМИТРИЕВ, КОЛОДИН и КАМЫШНЫЙ действительно стреляли на даче из револьвера, но цель этих упражнений мне неизвестна.

Вопрос: Следствие еще раз вас спрашивает, для какой цели ДМИТРИЕВ и КОЛОДИН проводили эти упражнения в стрельбе?

Ответ: Я еще раз повторяю, что об этом мне ничего не известно.

Вопрос: На протяжении всего допроса вы пытались скрыть от следствия вашу контрреволюционную деятельность известных вам лиц. Ваши показания не являются откровенными. Предлагаю вам еще раз дать правдивые показания.

Ответ: Все, что мне было известно, я уже сказала. Возможно, что отдельные факты и детали я упустила. Если их я вспомню, то дополнительно сообщу следствию.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано.

 

ДМИТРИЕВА Я.С.

 

ДОПРОСИЛ:

 

ПОМ. НАЧ. 3 ОТД. СПО ГУГБ –

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: ‒ АГАБЕКОВ

 

Верно: Паньшина

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 164, Л. 150-161


[1] Нина Семеновна Веритова, 1906 года рождения. Член ВКП(б) с 1931 г. Упоминание о ней находим в мемуарах В.Д. Плотникова (Плотников В. Д. " Колыма-Колымушка". - Магадан: МАОБТИ, 2001. - 64 с. (Архивы памяти; вып. 7)). "В 1936 году ее арестовали. Обвинили якобы в желании убить Сталина и дали 10 лет. На суд она шла как террористка. Потом тюрьмы: на Лубянке, Владимирская тюрьма, Казанская и дальше — Соловки, Колыма. Нина Семеновна была освобождена… в сентябре 1946 года. Была лишена прав еще на пять лет. В 1940 году у нее в лагере родилась дочь. Ребенка отобрали и поместили в детское учреждение в поселке Эльген. Выйдя из лагеря мать взяла дочь. Устроившись на работу на прииске имени М. Горького, Нина Семеновна с горем пополам начала строить новую жизнь. Бывшая зэчка, к тому же «враг народа», она не могла найти нормальную работу. Приходилось работать посудомойкой, уборщицей, няней в детском учреждении. В 1953 году она отправляет свою дочь Наташу к родной сестре в Москву". Дальше Н. Веритова выходит замуж за В. Плотникова и вместе они в 1957 г. добиваются реабилитации и восстановления в партии. 

[2] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Адамьян".

Comments