ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДРЕЙЦЕРА, Ефима Александровича, от 7 августа 36 г.

 

ДРЕЙЦЕР Е.А., 1894 г<ода> рождения, имеет незаконченное высшее образование. В период 1926-1927 гг. был начальником штаба войск Фин-Юн-Сяна и начальником военной академии в Китае, бывш<ий> военком 27-й стрелко­вой дивизии 16-й армии, бывш<ий> начальник Смоленских пехотных курсов, до ареста работал зам <естителем> директора завода "Магнезит" в г. Сатка, Челябинской области, бывш<ий> член ВКП(б) с 1919 г. (с перерывом с 1928 по 1930 г.) Партбилет задержан во время проверки партийных документов.

 

Вопрос: В протоколе допроса от 2-го июля вы показали, что командиры Красной Армии ШМИДТ и КУЗЬМИЧЕВ были привлече­ны вами в троцкистскую организацию для террористической деятельности. Кто еще из военных работников вам известен как участник троцкистской организации?

Ответ: Мне известен как троцкист ПУТНА Витовт – военный атташе СССР в Англии.

Вопрос: ПУТНА является активным участником троцкистской организации?

Ответ: Активная работа ПУТНА в организации мне неизвестна, но он был в курсе деятельности троцкистской организации и моей троцкистской деятельности в частности.

Вопрос: Откуда ему это стало известно?

Ответ: О деятельности троцкистского подполья ПУТНА рассказал я.

Вопрос: В связи с чем, при каких обстоятельствах?

Ответ: Я ранее показывал, что одной из директив Троцкого, полученных мною лично от него в конце 1934 г., была директива о создании троцкистских ячеек в Красной Армии. Так как свои близкие связи в армии я исчерпал тем, что привлек к террорис­тической деятельности ШМИДТА и КУЗЬМИЧЕВА, то передо мной встала задача привлечь еще кого-нибудь из бывших троцкистов, находящихся на службе в РККА, для организационной троцкистской работы.

Не желая распылять внимание ШМИДТА и КУЗЬМИЧЕВА в их террористической деятельности, я решил использовать для этих целей своего близкого приятеля, в прошлом троцкиста, ПУТНА Витовта.

Вопрос: Что дало вам основание рассчитывать, что ПУТНА примет активное участие в деятельности троцкистской органи­зации?

Ответ: ПУТНА в период троцкистской оппозиции 1927 г. был активным троцкистом. Встречаясь с ним во время его наездов в СССР, я убедился, что он окончательно с троцкизмом не порвал и что он по многим вопросам продолжает оставаться на троцкистских позициях.

Во время моей последней с ним встречи в начале 1936 г., убедившись, что троцкистские настроения у ПУТНА сильны, я, желая привлечь его к активной троцкистской деятельности, рассказал ему о существовании троцкистской организации и для того, чтобы свести до минимума возможные колебания с его стороны, сообщил ему, что наши общие приятели ШМИДТ и КУЗЬМИЧЕВ, которых он хорошо знал, тоже являются участниками организации и что на них возложены очень серьезные и ответственные функции.

После этого я поставил перед ПУТНА вопрос о его активной работе в организации.

Вопрос: Выше вы показали, что Вы рассчитывали использо­вать ПУТНА для организационной троцкистской работы, т.е. для работы по созданию троцкистских ячеек в Красной Армии, но ПУТНА ведь работал в Англии; как эту деятельность он прак­тически мог осуществлять?

Ответ: Перед своим отъездом в Англию в начале 1936 года ПУТНА сообщил мне, что в Наркомате Обороны стоит во­прос о его возвращении в СССР и что в связи с этим его приезд в Союз – дело ближайшего будущего.

Вопрос: Как реагировал ПУТНА на Ваше предложение при­нять активное участие в деятельности троцкистской организа­ции?

Ответ: ПУТНА мне прямого согласия на активное участие в организации не дал, сказав, что он этот вопрос сразу ре­шить не может и даст ответ позднее.

Вопрос: Что же Вам сообщил позднее ПУТНА?

Ответ: Я ПУТНА больше не видел, т.к. он незадолго до моего отъезда в г. Сатку, где я работал, он уехал в дом отдыха "Архангельское", и мне не удалось перед отъездом с ним повидаться.

Вопрос: Вы не все сообщили следствию о к.-р. троцкистской деятельности ПУТНА. Показаниями арестованного ПИКЕЛЯ устанавливается, что о троцкистской работе ПУТНА вам известно значительно больше, чем это вы показали выше.

Ответ: Я признаю, что я показал не все, что мне извест­но о троцкистской деятельности ПУТНА, Я руководствовался при этом тем, что ПУТНА является моим близким другом, но те­перь я намерен показать о нем всю правду.

Троцкистская связь с ПУТНА была мною восстановлена после возвращения его из-за границы в самом конце 1932 года.

Вопрос: Что вам известно о троцкистской деятельности ПУТНА с этого времени?

Омет: ПУТНА, работавший, кажется, с 1930 года в Берлине, как я уже показал, вернулся в Союз в конце 1932 года.

Вскоре после своего приезда в СССР, встретившись со мной у себя на квартире и установив, что я своей троцкистской дея­тельности не прекращал и по-прежнему связан с МРАЧКОВСКИМ, ПУТНА мне сообщил, что он, будучи в Берлине, связался с Львом CEДOВЫM, который перед его отъездом поручил ему передать через меня для троцкистского центра устную директи­ву ТРОЦКОГО о ближайших задачах троцкистской организации.

Вопрос: Каково было содержание этой устной директивы ТРОЦКОГО?

Ответ: Основным содержанием переданной через ПУТНА директивы ТРОЦКОГО являлось указание на необходимость перейти к террористическим методам борьбы с руководством ВКП(б) как к единственному способу изменения существующего в стране режима.

В этой связи ТРОЦКИЙ предлагал организовать и совершить террористические акты над СТАЛИНЫМ и ВОРОШИЛОВЫМ в первую очередь.

Заканчивалась эта директива, в передаче ПУТНЫ, указанием ТРОЦКОГО о всемерной активизации работы по консолидации троцкистских кадров и по отбору надежных боевых троцкистов для террористической деятельности.

Вопрос: Кому вы передали эту директиву?

Ответ: Эту директиву я передал МРАЧКОВСКОМУ.

Вопрос: Когда и где?

Ответ: Вскоре после этой встречи с ПУТНА я зашел к МРАЧКОВСКОМУ на квартиру и сообщил ему содержание директивы ТРОЦКОГО, переданной через ПУТНУ.

Вопрос: Вы получили от МРАЧКОВСКОГО какие-нибудь конкретные указания по реализации этой директивы?

Ответ: Да, МРАЧКОВСКИЙ дал мне указание связаться с РЕЙНГОЛЬДОМ для совместной террористической деятельности, что и было мною выполнено, о чем я показывал уже раньше.

Вопрос: После того, как ПУТНА передал Вам директиву ТРОЦКОГО, вы продолжали поддерживать с ним троцкистскую связь?

Ответ: Да, с тех пор наша троцкистская связь уже не прекращалась, если не считать почти двухнедельного периода в 1933-1934 г.г., когда ПУТНА был на Дальнем Востоке. Насколько мне известно, он там встречался с МРАЧКОВСКИМ, который работал на строительстве железной дороги.

Вопрос: Когда вы снова встретились с ПУТНА?

Ответ: Я с ПУТНА виделся затем незадолго перед его отъездом в Англию в конце 1934 года.

Вопрос: Какие указания получил от вас ПУТНА перед отъездом за границу?

Ответ: Я прежде всего сообщил ему все, что мне было известно о подготовке террористических актов, намечавшихся троцкистско-зиновьевской организацией, с тем, чтобы он по приезде в Англию во что бы то ни стало восстановил связь с СЕДОВЫМ и проинформировал его о том, что в соответствии с полученными от ТРОЦКОГО директивами работа идет.

Вопрос: Из Вашего ответа следует, что Вы сообщили ПУТНА о полученной Вами осенью 1934 г. личной директиве ТРОЦКОГО?

Отчет: Да, пребывание ПУТНА в Москве совпало с приездом моей сестры СТОЛОВИЦКОЙ, и я подробно информировал ПУТНА как о самом факте получения директивы ТРОЦКОГО, так и о ее содержании. Мы тогда расценили эту вторую директиву как ука­зание на необходимость форсировать события.

Вопрос: ПУТНА с СЕДОВЫМ восстановил связь?

Ответ: Осенью 1935 года ПУТНА, приехав в Москву, мне сообщил, что он из Англии писал СЕДОВУ, кажется, в Париж и в ответ получил от него весьма лаконичное указание о том, что все равно данные указания остаются в силе. Насколько я помню, ПУТНА лично с СЕДОВЫМ не виделся.

Вопрос: В этот приезд ПУТНА о чем вы его информировали?

Ответ: Осенью 1935 года я информировал ПУТНА об общем положения дел в троцкистской организации и тогда же сообщил ему, что мною привлечены к террористической деятельности наши общие приятели ШМИДТ и КУЗЬМИЧЕВ.

Вопрос: ПУТНА тогда же осенью 1935 г. вернулся в Англию?

Ответ: Да, он уехал вскоре обратно, если я не ошибаюсь, в связи с похоронами английского короля.

Вопрос: Вы перед отъездом виделись с ПУТНА?

Ответ: Да, виделся. В день его отъезда я был у него дома и провожал его затем на вокзал.

Вопрос: Вы дали ПУТНА какие-нибудь поручения за границу?

Ответ: Нет, в этот раз о поручениях троцкистской организации не было речи, так как ПУТНА собирался пробыть в Англии очень короткое время.

Вопрос: ПУТНА действительно вскоре вернулся?

Ответ: Да, ПУТНА скоро был снова в Москве.

Вопрос: Когда вы видели ПУТНА в последний раз?

Ответ: В последний раз я видел ПУТНА в феврале 1936 г. в Москве. Я уезжал к себе на завод в Сатку, а вскоре и он должен был уехать обратно в Англию.

Вопрос: О чем вы договорились с ПУТНА перед отъездом?

Ответ: Мы условились, что ПУТНА, вернувшись в Англию, обязательно свяжется лично с ТРОЦКИМ или, во всяком случае, с СЕДОВЫМ, проинформирует их о состоянии работы организации и о ведущейся ШМИДТОМ и КУЗЬМИЧЕВЫМ подготовке убийстве ВОРОШИЛОВА.

В связи с предстоящим отъездом ПУТНА на постоянную работу в СССР он попросит указаний о дальнейшей работе и условится о способе дальнейшей связи.

Вопрос: Что вам известно, как удалось ПУТНА реализовать это Ваше решение?

Ответ: Я этого не знаю, так как вскоре я был арестован.

Вопрос: Кому вы сообщали о троцкистской деятельности ПУТНА и о привезенной им в конце 1932 года директиве ТРОЦКОГО?

Ответ: Само собой разумеется, что обо всем этом было известно МРАЧКОВСКОМУ. Об этом же знает и ПИКЕЛЬ, которому я рассказал о привезенной ПУТНА директиве в конце 1933 г. и затем все последующее в начале 1936 г.

 

Протокол записан с моих слов верно и мною прочитан. 

 

ДРЕЙЦЕР

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР –

КОМИССАР ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: ‒ МИРОНОВ.

 

ОПЕР. УПОЛ. 5 ОТД. ЭКО ГУГБ –

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ – ФРАДКИН.

 

ВЕРНО:

 

ОПЕР. УПОЛНОМ. СПО ГУГБ –

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАР. БЕЗОПАСНОСТИ: (СВЕТЛОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 171, Л. 171-178.

Comments