ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ.

 

Направляю протокол допроса ДРЕЙЦЕРА Е.А. от 11 августа с<его> г<ода>.

В этом протоколе ДРЕЙЦЕР дает показания об активной роли в организации К. РАДЕКА и о военной группе организации в составе МРАЧКОВСКОГО, ПРИМАКОВА, ПУТНА, ДРЕЙЦЕРА, ЗЮКА, ШМИДТА и КУЗЬМИЧЕВА.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ

ДЕЛ СОЮЗА ССР

 

(Г. ЯГОДА)

 

11 августа 1936 г.

№ 57314


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ДРЕЙЦЕРА, ЕФИМА АЛЕКСАНДРОВИЧА, –

от 11-го августа 1936 года.

 

Вопрос: После ареста МРАЧКОВСКОГО в начале 1935 года с кем из руководителей троцкистского центра вы под­держивали связь?

Ответ: Вопрос о возможном аресте МРАЧКОВСКОГО обсуждался мною и МРАЧКОВСКИМ во время нашей последней с ним встречи в мае 1934 года в здании Наркомтяжпрома. Естественно, что в этой связи мною был поставлен перед МРАЧКОВСКИМ вопрос о том, с кем из представителей центра я должен буду связаться в случае его ареста.

Вопрос: Какие указания по этому вопросу вы полу­чили от МРАЧКОВСКОГО?

Ответ: МРАЧКОВСКИЙ мне сообщил, что в случае его ареста я должен буду связаться с Карлом РАДЕКОМ, который, хотя и формально не входит в состав центра, но является одним из руководителей троцкистской организации. МРАЧКОВ­СКИЙ при этом подчеркнул, что это нужно будет сделать лишь в случае крайней необходимости, так как РАДЕК глубоко законспирирован в организации. Зная, что я с РАДЕКОМ время от времени встречаюсь, МРАЧКОВСКИЙ по этим же со­ображениям предложил мне прекратить с ним встречи. Этим и объясняется, что я с РАДЕКОМ больше не встречался. Моя последняя с ним встреча относится к концу 1933 года.

Вопрос: О том, что РАДЕК является одним из ру­ководителей троцкистской организации, вы впервые узнали от МРАЧКОВСКОГО?

Ответ: Нет. До встречи с МРАЧКОВСКИМ для меня была неясна только роль, его место в организации. О том, что РАДЕК является активным троцкистом, полностью сохра­нившим свои троцкистские взгляды и организационные троцкистские связи, – это я знал.

Вопрос: Откуда это вы знали?

Ответ: Прежде всего я это знал лично от РАДЕКА, которого я в период с 1931 г. по 1933 г. время от вре­мени посещал на его квартире. Затем мне это было известно от ГАЕВСКОГО, который был очень близок к РАДЕКУ и под­держивал с ним весьма дружеские отношения.

Вопрос: Что вам известно о контрреволюционной троцкистской деятельности РАДЕКА?

Ответ: Я с РАДЕКОМ, хотя и был организационно связан как троцкист, но в прямом контакте я с ним не на­ходился, так как в этом не было необходимости, поскольку, как мне известно было, он поддерживал связь со СМИРНОВЫМ и МРАЧКОВСКИМ, с одной стороны, и с ГАЕВСКИМ, с другой.

Но во время моих посещений РАДЕКА он не скрывал от меня своих троцкистских взглядов и крайне враждебного отношения к руководству ВКП(б), как и я не скрывал от него своих троцкистских настроений и того, что я веду троцкистскую работу. Подробности моей работы он знал от ГАЕВСКОГО.

Для меня лично посещения РАДЕКА носили характер своеобразной троцкистской "зарядки", если учесть способ­ность РАДЕКА к очень хлестким и едким характеристикам и определениям, которые РАДЕК отпускал по адресу руководст­ва партии персонально и в отношении тех или иных меропри­ятий партии и ее политики.

Наконец, о троцкистском характере позиции, зани­мавшейся РАДЕКОМ, свидетельствует и тот факт, что РАДЕК оказывал материальную помощь семье ГАЕВСКОГО после его ареста в 1933 году и дочери его, в частности, оплачивая ее содержание в санатории.

Вопрос: Вы показали выше, что ваша последняя встреча с РАДЕКОМ относится к концу 1933 года. Почему вы с ним не связались после ареста МРАЧКОВСКОГО в 1935 г.?

Ответ: Когда после ареста МРАЧКОВСКОГО я встре­тился с ГАЕВСКИМ, я ему сообщил о полученном мною в 1934 году указании МРАЧКОВСКОГО и поставил его в извест­ность о том, что я собираюсь это указание реализовать. ГАЕВСКИЙ мне тогда подтвердил, что РАДЕК сейчас заменя­ет МРАЧКОВСКОГО, и заявил, что связываться мне с ним не нужно, так как он, ГАЕВСКИЙ, уже с РАДЕКОМ связан и что моя связь с РАДЕКОМ будет излишня и по конспиративным со­ображениям.

Вопрос: Вы согласились с ГАЕВСКИМ?

Ответ: Да, высказанные ГАЕВСКИМ соображения ме­ня полностью удовлетворили, тем более что в организации ГАЕВСКИЙ был во всех отношениях равноценным мне человеком как по политическому весу, так и по осведомленности и связям.

Вопрос: С кем еще из троцкистов был связан РА­ДЕК?

Ответ: Я знаю, что до своего ареста частым гостем РАДЕКА был ОХОТНИКОВ.

Вопрос: Выше вы показали, что в 1934 году вы с МРАЧКОВСКИМ обсуждали вопрос о его замене в случае ареста. А вопрос о вашей замене, в случае вашего ареста ва­ми обсуждался?

Ответ: Да, вопрос о моей замене на случай моего ареста тоже был обсужден мною и МРАЧКОВСКИМ.

Вопрос: К какому же решению вы пришли, кто дол­жен был вас заменить?

Ответ: Мы с МРАЧКОВСКИМ решили, что в случае моего ареста в моей практической террористической деятельности меня заменит Виталий ПРИМАКОВ, который, как и РАДЕК, находился в организации на особом положении как законспирированный "резервист",

В связи с тем, что я сейчас упомянул о ПРИМАКОВЕ как об участнике троцкистской террористической организа­ции, я должен заявить, что я до сих пор не сообщил следствию о существовании военной троцкистской организации.

Я намерен дать об этом подробные показания.

Вопрос: Сообщите состав этой организации?

Ответ: В состав троцкистской военной организации входил ПРИМАКОВ Виталий, ПУТНА Витовт, ЗЮКА Михаил, ШМИДТ Дмитрий, КУЗЬМИЧЕВ Борис и я – ДРЕЙЦЕР.

Вопрос: Кем возглавлялась эта организация?

Ответ: Руководителем военной организации троцкистов являлся МРАЧКОВСКИЙ. Надо иметь в виду, что МРАЧКОВСКИЙ еще в период троцкистской оппозиции 1927-28 г.г возглавлял военную группу троцкистов. Эта роль сохрани­лась за ним и теперь.

Вопрос: К какому времени относится создание во­енной троцкистской организации?

Ответ: Создание военной троцкистской организации относится к началу 1933 года, т.е. ко времени общей акти­визации деятельности троцкистских и зиновьевских организаций.

Вопрос: Какова была цель создания этой организации?

Ответ: Еще до получения осенью 1934 г. директивы ТРОЦКОГО, в которой он ставил, в частности, задачу проникновения троцкистов в Красную армию, было совершенно ясно, что обеспечение троцкистского влияния в армии является насущной необходимостью, поскольку вопрос о борьбе с руководством ВКП(б) был поставлен очень остро. Мы понимали, что вовсе не исключена возможность такой си­туации, когда вопрос о смене руководства страной может быть решен военной силой. Для этих целей и были собраны в одну организацию все старые троцкисты – кадровики, сохранившиеся в Красной армии.

Вопрос: Что вам известно о ПРИМАКОВЕ?

Ответ: Виталий ПРИМАКОВ в годы гражданской войны был командиром конного корпуса. В последнее время он работал Ленинграде в качестве зам<естителя> командующего войсками военного Округа. В период троцкистской оппозиции ПРИМАКОВ являлся активным, убежденным троцкистом. Мне известно, что, в свое время формально отойдя от троцкистов, ПРИМАКОВ, по существу, остался на троцкистских позициях. Его настроения последнего времени можно охарактеризовать как очень враждебные и озлобленные по отношению к руководству ВКП(б) и Красной армии.

Вопрос: Откуда это Вам известно? ПРИМАКОВ Вам лично высказывал эти настроения?

Ответ: Нет, я лично с ПРИМАКОВЫМ сравнительно давно не виделся, так как мои приезды в Москву не совпадали с пребыванием в Москве ПРИМАКОВА. Но о последних настроениях ПРИМАКОВА мне рассказывал КУЗЬМИЧЕВ Борис, – наиболее близкий ПРИМАКОВУ из всех участников организации. Он несколько раз встречался с ПРИМАКОВЫМ во время его двухнедельной остановки в Москве по пути с Дальнего Востока в Запорожье в феврале 1935 года.

Вопрос: Что Вам известно о троцкистской деятельности ПРИМАКОВА?

Ответ: Подробностей о троцкистской деятельности ПРИМАКОВА я не знаю, во-первых, потому, что я, как я уже выше по­казал, с ним давно не встречался и, во-вторых, потому, что ПРИМАКОВ, будучи наиболее крупной фигурой среди троцкистов военных работников, держался особняком по конспиративным соображениям.

О его троцкистской работе больше могут сказать МРАЧКОВСКИЙ и Борис КУЗЬМИЧЕВ, который с 1932 года поддер­живал с ним непрерывную связь. Мне лично известно, что ПРИМАКОВ до последнего времени по своим взглядам оставался троцкистом и был в курсе всей деятельности троцкистской организации, в том числе и террористической деятельности. Во всяком случае, о КУЗЬМИЧЕВЕ и ШМИДТЕ как о террористах, намеревающихся совершить убийство ВОРОШИЛОВА, он знал от Кузьмичева.

Вопрос: Что вам известно о ЗЮКЕ?

Ответ: ЗЮКА является близким другом ПРИМАКОВА с очень давних пор. Он в прошлом боевой командир, участник троцкистской оппозиции 1927-28 г.г., в период ХV съезда ВКП(б) отошедший от троцкистов, но сохранивший троцкистские взгляды до последнего времени.

В настоящее время он командует дивизией где-то на Украине.

Вопрос: Какова была роль ЗЮКИ в организации?

Ответ: ЗЮКА, как и ПРИМАКОВ, был одним из тех людей в армии, на которых троцкистская организация в нужный момент могла бы опереться. Они оба осуществляли функцию, которая сформулирована была в директиве ТРОЦКОГО как задача иметь в армии своих людей. В одной из бесед со мною в 1935 году ГАЕВСКИЙ мне говорил, что РАДЕК, нахо­дившийся с ПРИМАКОВЫМ в близких отношениях, твердо рассчитывал на ПРИМАКОВА как на военную опору троцкистов в армии.

Вопрос: Насколько ЗЮКА был в курсе деятельности троцкистской организации?

Ответ: ЗЮКА знал от меня, в частности, о том, что делается в троцкистском подполье, и о террористических директивах ТРОЦКОГО. Конкретных сведений о подготовке террористических актов я ЗЮКЕ не сообщал, так как, зная его крайне экспансивный, неровный характер, я опасался вводить его в эту область деятельности организации.

Вопрос: Когда Вы видели ЗЮКУ в последний раз?

Ответ: В последний раз я виделся с ЗЮКОЙ зимой 1935 года, когда он был проездом в Москве по дороге на Украину. В это же время у нас состоялась встреча втроем – ПУТНА, ЗЮКА и я.

Вопрос: Какой характер носила эта встреча?

Ответ: Мы обменивались информацией и вели разго­вор в контрреволюционном духе о партийно-политической и военной жизни страны.

ПУТНА и ЗЮКА жаловались на свое личное положение примерно в таком же духе, как это делал ШМИДТ в Киеве в 1935 году. Те же разговоры об отсутствии перспектив и служебных, и политических в связи с троцкистским клеймом, которое имеет каждый из них.

Вопрос: Сообщите следствию о конкретной к.-р. деятельности троцкистской военной организации?

Ответ: Основной задачей троцкистской военной организации, как я выше показал, являлось укрепление троцкистского влияния в армии; но надо учесть, что обста­новка в армии последних лет этому не способствовала, и мне не известно что-либо о создании в армии троцки­стских групп.

Все участники военной организации, о которых я показал выше, представляли собой кадры троцкистов в армии, на которые троцкистская организация могла бы опе­реться в нужный момент. Не исключаю, что в отношении организации троцкистских групп и было что-нибудь сде­лано; об этом должен знать МРАЧКОВСКИЙ.

Вопрос: Вы не все сообщили следствию о конкретной деятельности троцкистской военной организации?

Ответ: Я показал все, что мне об этом известно. Если вспомню что-либо дополнительного, я сообщу об этом следствию. 

 

Записано с моих слов верно и мною прочитано – ДРЕЙЦЕР.

 

ДОПРОСИЛИ: 

 

НАЧ. ЭКО ГУГБ НКВД СССР

КОМИССАР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА: (МИРОНОВ)

 

ОПЕР. УПОЛНОМ. ЭКО

МЛ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ: (ФРАДКИН)

 

ВЕРНО: 

 

ОПЕР. УПОЛНОМ. СПО ГУГБ

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ (СВЕТЛОВ)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 232, Л. 143-152.

Comments