ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЭСТЕРМАНА, ИСААКА СЕМЕНОВИЧА, от 12 июня 1935 года.

 

1890 г. рождения, работал на заводе имени Куйбышева в Иркутске нач. финансово-материального отдела. С 1907 по 1921 г. являлся членом Главного комитета партии "П<о>алей-Цион" в России. В ВКП(б) состоял с 1921 по 1927 г. – исключен за активную троцкистскую деятельность. Дважды арестовывался за к.-р. троцкистскую деятельность.

 

Вопрос: Вы обвиняетесь в участии в нелегальной к.-р. троцкистской организации. Дайте показания о Вашей к.-р. деятельности?

Ответ: В прошлом я действительно вел активную троцкистскую работу, но за последние годы никакой троцкист­ской нелегальной деятельностью я не занимался.

Вопрос: Вы утверждаете это?

Ответ: Утверждаю.

Вопрос: С кем из троцкистов Вы встречались в 1934 году во время Вашего пребывания в Москве?

Ответ: За время своего пребывания Москве в 1934 году я встречался с активными в прошлом троцкистами ЧАГОВСКИМ, КОВАЛЕНКО Галиной и ИОСЕМОМ.

Вопрос: А почему Вы умалчиваете о Ваших, встречах с активными троцкистами ДРЕЙЦЕРОМ и ГАЕВСКИМ [1]?

Ответ: Я это упустил. Да, действительно, кроме указанных мною лиц за время моего пребывания в Москве в 1934 году я встречался с троцкистами ДРЕЙЦЕРОМ и ГАЕВСКИМ.

Вопрос: Какой характер носили Ваши встречи в 1934 г. с ДРЕЙЦЕРОМ и ГАЕВСКИМ?

Ответ: Мои встречи с ГАЕВСКИМ и ДРЕЙЦЕРОМ в 1934 го­ду носили исключительно дружеский характер.

Вопрос: Где Вы встречались с ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: С ДРЕЙЦЕРОМ я в 1934 году встречался на квартире у ХРУСТАЛЕВА Георгия Георгиевича.

Вопрос: А кто такой ХРУСТАЛЕВ?

Ответ: ХРУСТАЛЕВ также является в прошлом активным участником троцкистской организации.

Вопрос: Где помещается квартира ХРУСТАЛЕВА?

Ответ: Квартира ХРУСТАЛЕВА помещается в Дорогомило­ве, около еврейского кладбища, номера дома сейчас не помню.

Вопрос: Почему именно Вы встречались с ДРЕЙЦЕРОМ на квартире у ХРУСТАЛЕВА?

Ответ: Я об этом заранее договорился с ДРЕЙЦЕРОМ о встрече на квартире у ХРУСТАЛЕВА, так как ДРЕЙЦЕР не считал нужным устраивать эту встречу у себя на кварти­ре.

Вопрос: Значит, Ваша встреча с ДРЕЙЦЕРОМ в 1934 г. сопровождалась известной конспиративной обстановкой?

Ответ: Да, она действительно была обставлена из­вестным образом конспиративно.

Вопрос: Почему нужна была эта конспирация?

Ответ: Потому что ДРЕЙЦЕР не считал для себя удобным встречаться у себя на квартире с известным троцкистом, недавно возвратившимся из ссылки.

Вопрос: Во время встречи у ХРУСТАЛЕВА Вы инфор­мировали ДРЕЙЦЕРА о состоянии ссылки?

Ответ: Да, информировал.

Вопрос: Значит, Ваша встреча носила не только дру­жеский характер. Дайте показания о характере Вашей встречи с ДРЕЙЦЕРОМ.

Ответ: Да, во время беседы были также затронуты вопросы нелегальной троцкистской деятельности.

Вопрос: Мы требуем от Вас правдивых показаний о характере Вашей встречи с ДРЕЙЦЕРОМ в ноябре 1934 года на квартире у ХРУСТАЛЕВА и о тех вопросах нелегальной троцкистской деятельности, которые там обсуждались.

Ответ: Я решил полностью признаться и рассказать следствию как о характере встречи с ДРЕЙЦЕРОМ на квар­тире у ХРУСТАЛЕВА, так и о своей нелегальной троцкист­ской деятельности после возвращения из ссылки. Будучи тесно связан с ДРЕЙЦЕРОМ по всей своей прошлой троцкистской деятельности, я, возвратясь из ссылки, имел в виду встретиться с ДРЕЙЦЕРОМ для налаживания снова связей по нелегальной троцкистской работе. Поэтому при первой же встрече в присутствии ХРУСТАЛЕВА я подробно инфор­мировал ДРЕЙЦЕРА о состоянии ссылки и о тех троцкистах, с которыми я встречался и вел нелегальную работу против ВКП(б) за время пребывания в ссылке.

Вопрос: Почему Вы решили связаться именно с ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: Я решил связаться с ДРЕЙЦЕРОМ потому, что ДРЕЙЦЕР мне был известен как один из руководителей троцкистской организации, в прошлом непосредственно связанный с Троцким. Мне также было известно, что ДРЕЙЦЕР является руководителем значительной группы организации, в которую входят кадровые активные троцкисты из числа участников личной охраны Троцкого и бывших военных ра­ботников.

Вопрос: Откуда это Вам известно?

Ответ: В троцкистскую организацию впервые я был вовлечен ДРЕЙЦЕРОМ в 1927 году и с тех пор я не поры­вал с ним связи по совместной троцкистской работе. О роли ДРЕЙЦЕРА в организации мне известно также из неод­нократных бесед с ним самим – ДРЕЙЦЕРОМ, МРАЧКОВСКИМ и Ив<аном> Никитичем СМИРНОВЫМ.

Вопрос: Перечислите вопросы, которые обсужда­лись во время Вашей беседы с ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: ДРЕЙЦЕР меня информировал о нелегальной к.-р. деятельности троцкистской организации в Москве, сообщил мне состав нелегального троцкистского центра, а также информировал о том, что троцкистский центр в СССР поддерживает тесную связь с заграничным троцкистским центром.

Вопрос: Какое участие в обсуждении этих вопросов принимал ХРУСТАЛЕВ?

Ответ: У меня создалось впечатление, что те вопро­сы, о которых информировал меня ДРЕЙЦЕР, ему были известны ранее.

Вопрос: Дайте более точные показания об участии ХРУСТАЛЕВА в этой беседе?

Ответ: ХРУСТАЛЕВ принимал участие только в обсужде­нии вопросов о работе троцкистской организации в Москве, указав что он лично развернул работу среди небольшой группы доверенных троцкистов, которые в свою очередь связались с троцкистами на ряде предприятий Москвы.

Вопрос: Говорил ли он Вам, на каких предприятиях г. Москвы развернута нелегальная троцкистская работа?

Ответ: Нет, не говорил.

Вопрос: Что именно сообщил Вам ДРЕЙЦЕР о деятель­ности нелегальной троцкистской организации в Москве?

Ответ: Выслушав меня, ДРЕЙЦЕР заявил, что не толь­ко в ссылке, но и в Москве до настоящего времени сохранилась и активно действует нелегальная к.-р. троцкистская организация. В частности он мне говорил что из бывших активных троцкистов, которые вместе со мной вели активную работу в Москве, к настоящему времени сохранился ряд активных участников к.-р. троцкистской организации: ГАЕВСКИЙ, МАХЛАК, ХРУСТАЛЕВ, БУЛАТОВ, ЮДИН и др<угих> фамилий, которых сейчас не помню.

Вопрос: Что ДРЕЙЦЕР Вам сказал о наличии руководя­щего ядра нелегальной к.-р. троцкистской организации в СССР?

Ответ: ДРЕЙЦЕР Ефим Александрович мне сказал, что несмотря на то, что некоторые лидеры троцкистской орга­низации репрессированы, однако до сих пор в СССР сохранился нелегальный троцкистский центр, который руководит всей нелегальной работой и поддерживает непосредственную связь с заграницей.

Вопрос: А что Вам говорил ДРЕЙЦЕР о составе неле­гального троцкистского центра?

Ответ: Он мне говорил, что в состав нелегального троцкистского центра входит Иван Никитич СМИРНОВ, МРАЧКОВСКИЙ Сергей Витальевич, СМИЛГА.

Вопрос: Откуда ему было известно о составе нелега­льного троцкистского центра?

Ответ: Откуда ему это было известно, он мне не го­ворил, однако он мне сказал, что он поддерживал связь до 1933 г. до момента ареста как с руководителем нелегаль­ного троцкистского центра – <со> СМИРНОВЫМ, а впоследствии с МРАЧКОВСКИМ Сергеем Витальевичем.

Вопрос: Что Вам известно о наличии связей ДРЕЙЦЕРА с заграничным троцкистским центром?

Ответ: Мне еще до момента моего ареста в 1932 го­ду было известно, что ДРЕЙЦЕР во время пребывания в Бер­лине в 1931 г. связался с сыном Троцкого – СЕДОВЫМ, который тогда проживал в Берлине.

Вопрос: Что Вам еще известно о нелегальных троцки­стских связях ДРЕЙЦЕРА с заграницей?

Ответ: Мне также известно со слов ДРЕЙЦЕРА, что во вре­мя его пребывания в Берлине к нему приезжала из Варша­вы его сестра и ее муж СТОЛОВИЦКИЕ, которые вместе с ним проживали в течение больше месяца в Берлине. Я считаю, что приезд сестры и ее мужа был не случайным, и что ДРЕЙЦЕР безусловно их связал с Л.Д. Троцким.

Вопрос: На основании чего Вы делаете такой вывод?

Ответ: Я уверен, что это действительно так, на осно­ве того, что его сестра в конце 1934 года или начале 1935 года приезжала в Москву к ДРЕЙЦЕРУ и что ее приезд является явкой от СЕДОВА к ДРЕЙЦЕРУ.

Вопрос: Откуда это Вам известно?

Ответ: После ее приезда ДРЕЙЦЕР мне говорил отно­сительно того, что троцкистский заграничный центр активи­зирует работу на СССР, и с его слов было понятно, что он располагает последними данными о Троцком и о его работе на СССР. Кроме того, ДРЕЙЦЕР мне передал последние уста­новки Троцкого.

Вопрос: О каких последних установках Вам ДРЕЙЦЕР говорил?

Ответ: Он мне говорил о том, что Троцкий в одном из своих документов ставит вопрос о физическом устране­нии руководства партии, в частности, Сталина и о том, что организуется 4-ый Интернационал.

Вопрос: А какие практические указания по Вашей не­легальной троцкистской работе Вы получили от ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне поручил связаться с троцкиста­ми ИОСЕМОМ, ЧАГОВСКИМ, КОВАЛЕНКО и ВУГМАН, которые работа­ли у меня в Союзкоже в 1930 году и которых я устроил на работе по его же рекомендации. В качестве основной за­дачи он поставил вопрос об организации нелегальных ячеек на заводах и фабриках. ЧАГОВСКИЙ и ВУГМАН работали у ДРЕЙЦЕРА по технике в Замоскворецком районе еще до первой ссылки, и выбор пал на них для организации ячейки на пер­вых порах на фабрике "Парижская коммуна". Мне он сове­товал устроиться на работе и остаться в Москве для раз­вертывания нелегальной работы. Сам он обещал принять все меры к тому, чтобы перевестись на работу в Москву.

Вопрос: Как Вы выполнили эти задания ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: Задания ДРЕЙЦЕРА я выполнил и тут же после его отъезда в Запорожье связался с ЧАГОВСКИМ, работав­шим тогда на Зарядье в Союзкожснабсбыте. ЧАГОВСКОМУ я поручил связаться с ВУГМАНОМ и немедленно возобновить старые связи на фабрике "Парижская коммуна", предложив, по указанию ДРЕЙЦЕРА, использовать активную молодежь. ЧАГОВСКИЙ считал, что удастся также организовать ячейку на кожзаводе им. Землячка, где ИОСЕМ в свое время пользо­вался авторитетом. Вторично я встретился с ЧАГОВСКИМ опять-таки у него на работе. Он указал что ВУГМАН ско­лачивает на "Парижской коммуне" группу в 15-20 человек.

Вопрос: С кем еще из активных членов нелегальной троцкистской организации Вы были связаны?

Ответ: У меня также состоялась встреча в 1935 го­ду с активным членом нелегальной троцкистской организа­ции ГАЕВСКИМ. 

Вопрос: Где Вы встречались с ГАЕВСКИМ?

Ответ: ГАЕВСКИЙ со мной предварительно созвонился по телефону, и мы договорились относительно нашей встре­чи. Эта встреча состоялась летом 1935 года в Александро­вском саду.

Вопрос: Какую информацию Вам передал ГАЕВСКИЙ?

Ответ: ГАЕВСКИЙ меня информировал о том, что в СССР сейчас ведется большая нелегальная работа и что он, несмотря на надорванное здоровье, все же активно помогает ДРЕЙЦЕРУ по нелегальной троцкистской работе в гор. Москве.

Вопрос: А почему он Вам сказал, что он помогает ДРЕЙЦЕРУ в нелегальной троцкистской работе?

Ответ: Он мне сказал потому, что, как я уже указал выше, ГАЕВСКИЙ мне говорил, что сейчас ДРЕЙЦЕР является руководителем существующей нелегальной троцкистской ор­ганизации.

Вопрос: Что Вам еще говорил ГАЕВСКИЙ?

Ответ: ГАЕВСКИЙ мне говорил, что точка зрения Ива­на Никитича СМИРНОВА такова, что троцкистам необходимо всякими путями восстанавливаться и пробираться в ряды ВКП(б) с тем, чтобы заслужить доверие ВКП(б) для того, чтобы сохранить троцкистские кадры в рядах партии с це­лью разложения ее изнутри. Для этого он рекомендовал всем троцкистам проявлять видимую активность на своей непосредственной работе.

Вопрос: Говорил ли Вам ГАЕВСКИЙ относительно на­личия руководящего ядра нелегальной троцкистской работы в СССР?

Ответ: Да, ГАЕВСКИЙ мне сказал, что ему известно от Ивана Никитича СМИРНОВА о том, что всей нелегальной троцкистской работой в СССР руководит нелегальный троц­кистский центр и что в состав этого центра входят СМИРНОВ, СМИЛГА и МРАЧКОВСКИЙ.

Вопрос: А что Вам рассказывал ГАЕВСКИЙ о своей нелегальной к.-р. деятельности?

Ответ: ГАЕВСКИЙ мне рассказывал, что он после возвращения из изолятора также восстановил ряд оборван­ных связей с активными троцкистами, связан с крупной троцкистской организацией, действующей в системе "МОС­ЭНЕРГО", и направляет всю работу таковой.

Вопрос: Сообщал ли Вам ГАЕВСКИЙ, с кем персонально он связан по руководству троцкистской организации в сис­теме "Мосэнерго"?

Ответ: Об этом мне ГАЕВСКИЙ не говорил, да и в целях конспирации я не считал нужным об этом у него спрашивать.

Вопрос: Что Вам рассказывал ГАЕВСКИЙ о деятельно­сти троцкистов в тюрьмах?

Ответ: ГАЕВСКИЙ мне рассказывал, что в тюрьме на­ходится Иван Никитич СМИРНОВ, который крепко стоит на своих троцкистских позициях и пытается установить связь с руководителями троцкистской организации в СССР. ГАЕВ­СКИЙ мне также рассказал, что РЕШЕТНИЧЕНКО Владимир, кото­рый в 1927 году принял от ДРЕЙЦЕРА руководство личной охраной Троцкого, также стоит на своих позициях и крайне озлоблен. ГАЕВСКИЙ мне также сообщил, что перед его уходом из тюрьмы туда прибыл САХНОВСКИЙ, также пытающий­ся установить связь с волей. В конце беседы ГАЕВСКИЙ меня крепко подбадривал, заявляя о том, что как здесь в Москве, так и в других городах наш народ активно рабо­тает и непримиримо стоит на позициях активной борьбы в ожидании момента, когда это потребуется для открытого выступления против ВКП(б).

Вопрос: Что еще Вами было сделано в Москве во исполнение указаний ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: В Москве мне больше ничего сделать не удалось. После событий 1-го декабря 1934 года я перее­хал на работу из Москвы в Иркутск, опасаясь ареста, о чем я известил ДРЕЙЦЕРА. В Иркутске я по тем же сообра­жениям на несколько месяцев работу прекратил.

Вопрос: Когда Вы возобновили связь с ДРЕЙЦЕРОМ?

Ответ: В Иркутске. После продолжительного молча­ния ДРЕЙЦЕРА я получил от него открытку о том, что он в августе 1935 года будет в Москве и что нам необходи­мо встретиться.

Вопрос: Как Вы реагировали на это сообщение ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: Я принял все необходимые меры и выехал в Москву для встречи с ДРЕЙЦЕРОМ. Приехав в Москву, я соз­вонился с ним по телефону.

Вопрос: Какой характер носил Ваш разговор по те­лефону?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне сообщил, что в Москве ему устроиться не удалось, он едет на работу в Свердловск в ка­честве директора треста Нерудоископаемых и что он попы­тается на родине Сергея (МРАЧКОВСКОГО) кое-что сделать.

Вопрос: Встречались ли Вы с ДРЕЙЦЕРОМ после это­го разговора по. телефону?

Ответ: Нет.

Вопрос: Вы говорите неправду. Вы встречались с ДРЕЙЦЕРОМ в августе 1935 года.

Ответ: Да, я встречался с ДРЕЙЦЕРОМ, но встреча была в вагоне поезда.

Вопрос: Как это произошло?

Ответ: Я упустил сказать, что при переговорах по телефону ДРЕЙЦЕР мне сказал, что нам встречаться где-либо в Москве неудобно, но мы можем "случайно" выехать в одном поезде, при этом он мне сообщил дату отъезда.

Вопрос: И Вы это сделали?

Ответ: Да, сделал.

Вопрос: В эту Вашу встречу имели ли Вы с ДРЕЙЦЕРОМ беседы организационного характера о нелегальной троцкистской деятельности?

Ответ: Да, имел.

Вопрос: Значит, Ваша совместная поездка была специа­льно подготовлена и преследовала цели обсуждения ряда во­просов, связанных с Вашей троцкистской деятельностью?

Ответ: Безусловно. Я хотел получить от ДРЕЙЦЕРА ряд указаний по линии поведения в троцкистской работе в Иркутске.

Вопрос: Какие указания Вы получили от ДРЕЙЦЕРА о Вашей дальнейшей нелегальной деятельности?

Ответ: Следуя в маньчжурском поезде, он – к новому месту работы в Свердловск, а я – в Иркутск, мы с ним имели ряд коротких бесед, в которых он мне дал поручение связаться в Восточной Сибири с участниками организации УФИМЦЕВЫМ, СИМАШКО и ЛЕОНОВЫМ, а также установить связь с троцкиста­ми: БЕЛОКОНЕМ и Степаном КЛЕПАЦКИМ.

Вопрос: Давал ли Вам ДРЕЙЦЕР какую-либо явку к этим людям?

Ответ: Да, такую явку ДРЕЙЦЕР дал. Явкой должно бы­ло являться выражение "Ефим шлет горячий привет".

Вопрос: О чем еще Вас информировал ДРЕЙЦЕР?

Ответ: ДРЕЙЦЕР информировал меня о том, что Карл ГРЮНШТЕЙН, активный троцкист, бывший член Реввоенсовета 5-й армии, находящийся в Архангельске, ведет там боль­шую работу, что Ревекка ГРЮНШТЕЙН находится для связи в Москве, информирует Карла о состоянии подпольной троц­кистской работы.

Вопрос: Что Вы сделали для выполнения заданий ДРЕЙЦЕРА о связи с участниками организации по Восточно-Си­бирскому краю?

Ответ: Во исполнение указаний ДРЕЙЦЕРА в Иркутске я связался с участником организации КЛЕПАЦКИМ и пере­дал ему поручение ДРЕЙЦЕРА о необходимости активизации троцкистской работы. Здесь же я ему указал на необхо­димость организации и осуществления связей с ссыльными троцкистами, находящимися в районе Улан-Уде. КЛЕПАЦКИЙ меня в свою очередь проинформировал о том, что в связи с событиями 1 декабря 1934 года работа у них усложни­лась в связи с особой настороженностью к ним, но все же троцкистская группа, с которой он связан, сохранилась и продолжает развертывать нелегальную работу.

Вопрос: Что еще сделали Вы во исполнение указаний ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: Больше я ничего не успел сделать.

Вопрос: Из всех Ваших предыдущих показаний видно, что Вы безусловно являлись активным участником к.-р. троцкистской организации, занимались активной нелегальной троцкистской деятельностью против партии. Признаете ли Вы себя в этом виновным?

Ответ: Да, признаю. Я действительно до последнего времени являлся активным участником нелегальной троц­кистской организации и занимался до дня моего ареста в 1936 г. подпольной к.-р. троцкистской деятельностью против партии и соввласти.

Вопрос: Кто являлся руководителем к.-р. троцки­стской подпольной организации, в которую Вы входили?

Ответ: Руководителем к.-р. троцкистской органи­зации, участником которой я являлся до дня моего аре­ста, как мне известно, являлся ДРЕЙЦЕР Ефим Александро­вич.

Вопрос: С кем ДРЕЙЦЕР был связан по руководству этой подпольной троцкистской организации?

Ответ: ДРЕЙЦЕР по руководству троцкистской под­польной организации, участником которой я являлся, был связан со СМИРНОВЫМ Иваном Никитичем, СМИЛГОЙ и МРАЧКОВСКИМ.

Вопрос: Кто входит в состав подпольной троцкист­ской организации, участником которой Вы являетесь?

Ответ: Как участников троцкистской нелегальной организации, с которыми я вел работу, мне известны, на­чиная с 1930 года, следующие лица: ОХОТНИКОВ Яков, ГАЕВ­СКИЙ Дмитрий, ЛЕОНОВ Иван, БЛИСКОВИЦКИЙ Ной, БУЛАТОВ Борис, ЮДИН Рафаил, БРОЙДТ Сергей, САХНОВСКАЯ Мира, ОКУНЕВ, ЛИФШИЦ Аркадий, ХРУСТАЛЕВ Георгий, МАХЛАК, СОЛНЦЕВА Мария, ШТРОБЕЛЬ, ГЕЛЛЕР, бр<атья> ЛИПКИНЫ, СУДИН, АШКИНАЗИ и ряд других, фамилий которых в данное время я не помню.

Вопрос: Что Вам известно об организационном пост­роении этой троцкистской организации?

Ответ: Мне известно, что [2] из бесед с ДРЕЙЦЕРОМ, что вышеперечисленные участники организации, особенно наиболее активные из них, как ГАЕВСКИЙ, ЛЕОНОВ, БРОЙДТ и другие, в свою очередь, имели у себя на связи отдельные троцкистские группы, но кто входил в эти группы – мне ДРЕЙЦЕР не говорил. Мне также известно, что ДРЕЙЦЕР имел связь с рядом периферийных троцкистских организа­ций, работу которых он также направлял. Это даже видно из данного мне поручения в Иркутск на установление связей с КЛЕПАЦКИМ и др<угими>.

Вопрос: В чем заключалась деятельность нелегаль­ной. к.-р. троцкистской организации, в состав которой Вы входили?

Ответ: Начиная с 1930 года и до последнего времени деятельность организации была направлена на со­бирание троцкистских кадров и восстановление организации после ее разгрома. Организацию фактически удалось восстановить и наладить работу. Организация через ДРЕЙЦЕРА наладила связь с троцкистским центром в лице СМИРНОВА И.Н., МРАЧКОВСКОГО и СМИЛГИ и осуществляла все ди­рективы, которые от них исходили.

Вопрос: Вы неполностью показали следствию о не­легальной троцкистской деятельности Вашей и других уча­стников организации.

Ответ: Все известные мне факты нелегальной к.-р. деятельности как моей, так и других участников организа­ции я постараюсь припомнить и дать о них следствию под­робные показания.

 

Записано с моих слов верно, мною прочитано – ЭСТЕРМАН.

 

ДОПРОСИЛИ:

 

НАЧ. СПО УГБ УНКВД МО

Капитан Государств. Безопасности – ЯКУБОВИЧ

ЗАМ НАЧ. СПО УГБ УНКВД МО –

Капитан Государств. Безопасности – СИМАНОВСКИЙ.

 

Верно:

 

СОТРУДНИК СПО ГУГБ – (ПАНЬШИНА)

 

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 226, Л. 75-91


[1] О Д. Гаевском мало информации. В книге С. Поварцова "Причина смерти – расстрел: Хроника последних дней Исаака Бабеля" имеется следующий пассаж: "О самом Гаевском известно мало. Был арестован, исключен из партии и приговорен коллегией ОГПУ к трем годам лишения свободы. К счастью, на мой вопрос о Гаевском ответила жена Бабеля. «Д. Гаевский был большим другом Ефима Александровича Дрейцера, и я встречалась с ним несколько раз в доме Дрейцеров. Это был красивый, но болезненного вида человек, удивительно эрудированный во всем, знавший литературу досконально, и в полувоенной политизированной среде… он мне казался очень интеллигентным, мягким и просто очаровательным человеком. Когда бывал он, то разговоры были совсем другими и всегда касались литературных тем, тогда как без него были анекдоты, высмеивание властей и всякие военные рассказы. Я знала, что у него была жена и двое, кажется, детей. Он был арестован, но, как мне помнится, его выпустили из-за болезни, и он умер дома от туберкулеза»".

[2] Так в тексте.

Comments