ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б) –

тов. СТАЛИНУ.

 

В дополнение к протоколам ДРЕЙЦЕРА Е.А. и ПИКЕЛЯ Р.В., направленных Вам 29 июня 1936 г. за № 56769, посылаю показания арестованных участников контрреволюционной троцкистской организации в СССР:

1. ЭСТЕРМАНА И.С. от 2.VII-1936 г.

2. ДРЕЙЦЕРА Е.А. от 2.VII-1936 г.

ЭСТЕРМАН И.С., 1890 г. рождения, в прошлом помощник Чусоснабарма Западного фронта. До ареста Начальник финансов-материального отдела завода им. Куйбышева в г. Иркутске, быв<ший> член ВКП(б) с 1921 по 1928 г., исключен за активную контрреволюционную троцкистскую деятельность.

ДРЕЙЦЕР Е.А., 1894 г. рождения, имеет незаконченное высшее образование, в период 1926-1927 г.г. был Начальником штаба войск Фын-Юн-Сяна и начальником Военной Академии в Китае, бывш<ий> военком 27-й стрелковой дивизии 16-й армии, быв<ший> начальник Смоленских пехотных курсов, до ареста работал зам<естителем> директора завода "Магнезит" в гор. Сатка, Челябинской области, бывш<ий> член ВКП(б) с 1919 г. (с перерывом с 1928 по 1930 г.). Партбилет задержан во время проверки партийных документов.

ЭСТЕРМАН показал, что он в феврале 1935 г. передал МРАЧКОВСКОМУ полученное им от ДРЕЙЦЕРА личное письмо Л. ТРОЦКОГО с директивой о подготовке террористических актов над тов. тов. СТАЛИНЫМ и ВОРОШИЛОВЫМ.

Это письмо было ЭСТЕРМАНОМ передано МРАЧКОВСКОМУ при их встрече на вокзале в Новосибирске во время проезда ЭСТЕРМАНА на работу в Иркутск.

Далее ЭСТЕРМАН показал, что по директиве ДРЕЙЦЕРА он поручил троцкистам ЧАГОВСКОМУ А.Д. и ВУГМАНУ С.Ю. соз­дать боевые группы с целью подготовки и совершения терро­ристических актов над руководителями ВКП(б). Боевая группа ЧАГОВСКОГО подготовляла совершение террористического акта над тов. КАГАНОВИЧЕМ в один из его приездов на кожевенный завод им. Кагановича (быв<ший> "Красный поставщик").

ЧАГОВСКИЙ А.Д., 1901 г. рождения, уроженец гор. Галац (Румыния), бывш<ий> кандидат ВКП(б), исклю­чен как троцкист. В 1929 году был арестован и вы­слан за к.-р. троцкистскую деятельность в Казахстан. Вторично арестован и выслан в Северный край в 1933 г. Вернулся в Москву в 1934 г. до ареста – без определенных занятий;

ВУГМАН С.Ю., 1897 г. рождения, урож<енец> гор. Вильно (Польша). Прибыл в СССР нелегально в 1921 году, бывш<ий> руководитель троцкистской организации фабрике "Парижская коммуна ". В 1929 г. арестовывался и был сослан в г. Канск, б<ывший> чл<ен> ВКП(б) с 1919 г. Исключен в 1933 г. за к.-р. троцкистскую деятельность, до ареста закройщик фабрики им. МЮД.

ЭСТЕРМАН показал также, что он участвовал вместе с МРАЧКОВСКИМ в совещании, где обсуждался вопрос о создании троцкистско-зиновьевского блока. Это совещание происходило квартире РЕЙНГОЛЬДА в 1932 году.

ДРЕЙЦЕР дополнительно показал, что исполнителями террористического акта против тов. СТАЛИНА были назначены следующие лица:

1) ХРУСТАЛЕВ Г.Г., 1887 г. рождения, член ВКП(б) с 1917 г. До ареста – ст<арший> консультант "Союзтекстильшвейпрома". В 1934 г. арестовывался за к.-р. троцкистскую деятельность;

2) ЮДИН Р.М., 1899 г. рождения, урож<енец> гор. Колевец, быв<шей> Черниговской губ<ернии>, быв<ший> член ВКП(б) с 1920 по 1927 г., исключен как троцкист. В 1928 г. был выслан в Сибирь за к.-р. троцкистскую деятель­ность. В 1936 г. осужден к заключению в концлагерь на 5 лет;

3) СЕРЕГИН И.Ф., 1896 г. рождения, с марта по август 1917 г. – правый эсер. С 1924-1934 г. член ВКП(б). Исключен из ВКП(б) как политически неустойчивый. Арестовывался в 1921 г. за активное участие в организации забастовки. До ареста – рабочий за­вода минеральных вод в Москве;

4) ЧАГОВСКИЙ.

Террористический акт над тов. СТАЛИНЫМ предполагалось совершить на Можайском шоссе.

ХРУСТАЛЕВ, проживавший в Дорогомилове недалеко от Дорогомиловского моста, установил наблюдение за маршрутами машин. 

Одновременно был намечен план совершения террористическо­го акта на Красной площади во время одного из празднеств или в театре во время торжественного заседания.

Совершение террористического акта на Красной площади или в театре было поручено ЮДИНУ и СЕРЕГИНУ.

ДРЕЙЦЕР также показал, что им лично для подготовки тер­рористического акта над тов. ВОРОШИЛОВЫМ были привлечены:

ШМИДТ, Дмитрий Аркадьевич [1], 1896 г. рождения, ур<оженец> гор. Прилуки, имеет высшее военное образование, 2 ордена Красного знамени, в РККА с 1918 года. Член ВКП(б) с 1915 г. Командир 8-й мехбригады Киевского военного округа;

КУЗЬМИЧЕВ Борис, 1900 г. рождения, урож<енец> гор. Москвы, член ВКП(б) с 1917 г., в РККА с 1918 г., имеет высшее военное образование. Награжден двумя орденами Красного знамени. Из ВКП(б) исключался в 1927 г. как троцкист. Был уволен из армии и выслан в Среднюю Азию. В 1929 г. восстановлен и в ВКП(б), и в армии. В данное время начальник штаба 18-й авиабригады Харьковского военного округа. 

Непосредственными исполнителями террористического акта над тов. ВОРОШИЛОВЫМ должны были явиться ШМИДТ и КУЗЬМИЧЕВ, причем ШМИДТ изъявил готовность принять личное учас­тие в совершении террористического акта.

Совершение ШМИДТОМ террористического акта над тов. ВОРОШИЛОВЫМ предполагалось либо во время посещения им воинской части, которой командовал ШМИДТ, либо во время одного из очередных вызовов ШМИДТА на прием к Наркому Обороны, либо же во время посещения т. ВОРОШИЛОВЫМ маневров Киевско­го военного округа.

ДРЕЙЦЕР показал, что во время его встречи со ШМИДТОМ в конце мая 1935 г. он ознакомил ШМИДТА с содержанием лич­ного письма ТРОЦКОГО, в котором ТРОЦКИЙ ставил вопрос о совершении теракта против тов. тов. СТАЛИНА и ВОРОШИЛОВА.

Названные в показаниях ЭСТЕРМАНА и ДРЕЙЦЕРА:

1) ЧАГОВСКИЙ, 2) ХРУСТАЛЕВ, 3) ЮДИН, 4) СЕРЕГИН, 5) РЕЙНГОЛЬД, 6) ПИКЕЛЬ и 7) ВУГМАН арестованы.

Мы считаем необходимым немедленный арест комдива ШМИДТА Д. и майора КУЗЬМИЧЕВА Б.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

 

(ЯГОДА)

 

4 июля 1936 г.

56816 

 

[Пометы: Членам ПБ вкруговую. И. Ст.

Читал. Надо обсудить это дело в ЦК. Молотов. А. Микоян.

С. Орджоникидзе. 

В. Чубарь.

М. Калинин. ]


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ЭСТЕРМАНА, Исаака Семеновича, от 2 июля 1936 года.

 

ЭСТЕРМАН И.С., 1890 г<ода> р<ождения>, в ВКП(б) состоял с 1921 по 1928 г., исключен за ак­тивную троцкистскую деятельность. В прошлом пом. Чусоснабарма Западного фронта. В последнее время нач<альник> финан­сово-материального отдела завода им. Куйбышева в г. Иркутске.     

 

Вопрос: На допросе от 12 июня с<его> г<ода> вы показали, что в ноябре месяце 1934 года вы встречались с троцкистом ДРЕЙЦЕРОМ Е. на квартире ХРУСТАЛЕВА Г. и обсуждали с ним ряд вопросов, связанных с нелегальной троцкистской деятельно­стью. Вы при этом скрыли, что вами были получены от ДРЕЙЦЕРА указания о подготовке террористических актов над руко­водителями ВКП(б) и сов<етского> правительства.

Ответ: Я должен признать, что при встрече с ДРЕЙЦЕРОМ Е. на квартире ХРУСТАЛЕВА Г. по Дорогомиловской улице около еврейского кладбища в ноябре месяце 1934 года я получил от ДРЕЙЦЕРА указание подготовить надежных и бое­вых людей для организации террористических актов над ру­ководителями ВКП(б) и советского правительства, в частно­сти, против Сталина и Ворошилова.

Вопрос: Что вы сделали во исполнение указаний ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: Через некоторое время после нашей беседы я присту­пил к практическому осуществлению этих указаний. Я должен был связаться с троцкистами ИОСЕМОМ, ЧАГОВСКИМ А. и ВУГМАНОМ, которые в 1930 году работали со мной в "Союзкоже" в Москве. ДРЕЙЦЕР предложил мне опереться на этих людей, потому что мы оба знали их как хороших конспираторов и реши­тельных людей, работавших по троцкистской технике в Моск­ве, в Замоскворецком районе, в период 1928-1929 г.г. В первую очередь я связался с ЧАГОВСКИМ и ВУГМАНОМ и поручил им воссоздать нелегальную троцкистскую группу на фабрике "Парижская коммуна". Через некоторое время, примерно в декабре 1934 года, ЧАГОВСКИЙ сообщил мне, что на "Парижской коммуне" дело идет успешно и что там ВУГМАН сколотил троцкистскую группу человек в пятнадцать. Кроме того, он сказал, что неплохо идут дела на кожзаводе им. Землячки. После этого я поручил ЧАГОВСКОМУ передать ВУГМАНУ мои указания о подготовке из числа троцкистов группы боеви­ков для участия в террористическом акте над руководством ВКП(б).

Вопрос: Где происходили ваши встречи с ЧАГОВСКИМ и ВУГМАНОМ, во время которых вы дали им эти задания?

Ответ: Встреча с ЧАГОВСКИМ была в так называемом коже­венном районе Зарядья, на складе " Союзкожобувьсбыт". Там же в переулке я встретился, отдельно от ЧАГОВСКОГО, и с ВУГМАНОМ, было это в ноябре 1934 года.

Вопрос: А с ИОСЕМОМ вы связались?

Ответ: Нет, ИОСЕМА в Москве не было, и я его не видел, поэтому я поручил ЧАГОВСКОМУ передать мои указания ИОСЕМУ по его приезде в Москву.

Вопрос: Говорили ли вы с ЧАГОВСКИМ и ВУГМАНОМ о конкретном плане совершения теракта?

Ответ: О конкретном плане убийства Сталина я с ЧАГОВСКИМ не говорил. Однако в одном из разговоров со мной в декаб­ре 1934 года ЧАГОВСКИЙ высказался за организацию покушения на Кагановича, указав, что это покушение очень легко осуществить. ЧАГОВСКИЙ рассказал мне, что Каганович иногда бы­вает на кожзаводе им. Кагановича (бывш<ий> "Красный постав­щик") в сопровождении небольшой охраны. ЧАГОВСКИЙ также го­ворил мне, что после выступления на заводе Каганович бесе­дует с рабочими, и совершить покушение в этот момент не представляет особого труда. Весь вопрос заключается только в том, чтобы найти и вовлечь в организацию кого-либо из ра­бочих этого завода, который своевременно мог бы поставить в известность наших боевиков о приезде Кагановича.

Вопрос: Как вы отнеслись к предложению ЧАГОВСКОГО?

Ответ: Я полностью одобрил это предложение и поручил ЧАГОВСКОМУ приступить к практической подготовке террористи­ческого акта над Кагановичем.

В декабре 1934 года на складе "Союзкожобувьсбыт" ЧАГОВСКИЙ мне сообщил, что им подготовлена боевая группа из 3-х человек, которой можно поручить совершить покушение.

Вопрос: Кто входил в состав участников террористичес­кой группы, созданной ЧАГОВСКИМ на заводе им. Каганови­ча?

Ответ: Имен ЧАГОВСКИЙ мне не называл.

Вопрос: Сообщили ли вы ДРЕЙЦЕРУ о своих переговорах с ЧАГОВСКИМ?

Ответ: Да, обо всем, что мне передал ЧАГОВСКИЙ, я расска­зал ДРЕЙЦЕРУ, который согласился с планом создания на за­воде им. Кагановича террористической группы.

Вопрос: Что террористическая группа ЧАГОВСКОГО сделала по подготовке террористического акта?

Ответ: Что сделала террористическая группа ЧАГОВСКОГО по подготовке теракта, я не знаю, так как в январе 1935 г. я был командирован Главзолотом на завод им. Куйбышева и уехал в Иркутск, больше ЧАГОВСКОГО я не видел.

Вопрос: А с ВУГМАНОМ вы встречались после того, как дали ему директиву создать боевую троцкистскую группу?

Ответ: ВУГМАНА я больше не видел. Как я уже показал, ЧАГОВСКИЙ мне сообщил от своего имени и от имени ВУГМАНА, что они подготовили десять-пятнадцать человек верных лю­дей.

Вопрос: Сказали ли вы ВУГМАНУ о том, с какой целью нужно создать троцкистскую группу?

Ответ: Я говорил ему, что люди нужны для совершения террористического акта над Сталиным и Ворошиловым.

Вопрос: Ввиду вашего отъезда в Иркутск с кем вы связа­ли ЧАГОВСКОГО и ВУГМАНА?

Ответ: Ни с кем не связался.

Вопрос: А ДРЕЙЦЕР связался ли с ВУГМАНОМ и ЧАГОВСКИМ?

Ответ: Я ДРЕЙЦЕРА с ЧАГОВСКИМ и ВУГМАНОМ не связывал, а только, как выше показал, сообщил ему о проводимой ЧАГОВСКИМ и ВУГМАНОМ подготовке к терактам. Сам же ДРЕЙ­ЦЕР лично знал и ЧАГОВСКОГО и ВУГМАНА, как ВУГМАН и ЧАГОВ­СКИЙ знали и ДРЕЙЦЕРА, и его квартиру.

Вопрос: С кем, кроме вас, был связан ДРЕЙЦЕР по подго­товке террористических актов?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне рассказал, что из изолятора вернулся Дмитрий ГАЕВСКИЙ и восстановил троцкистскую работу в Мосэнерго. По словам ДРЕЙЦЕРА, ГАЕВСКИЙ очень озлоблен про­тив руководителей партии и, в частности, против Сталина. ДРЕЙЦЕР сообщил мне, что предложил ГАЕВСКОМУ заняться подготовкой покушения над Сталиным и что ГАЕВСКИЙ подготовил для участия в терроре ряд активных участников троцкистской организации на Мосэнерго. ГАЕВСКИЙ заявил ДРЕЙЦЕРУ, что ему терять нечего, так как он тяжело болен и лично готов в ин­тересах борьбы с ВКП(б) пожертвовать собой.

Вопрос: Был ли ДРЕЙЦЕРОМ намечен план покушения?

Ответ: ДРЕЙЦЕР указал, что совершить покушение в городе вследствие усиленной охраны Сталина трудно и что значитель­но легче подготовить и совершить покушение за городом во время поездок Сталина на дачу. Кроме того, ДРЕЙЦЕР мне сказал, что он дал указания ГАЕВСКОМУ проследить за мес­тонахождением Сталина в Сочи и других курортных местах. Мне лично ДРЕЙЦЕР рекомендовал не упустить возможности ис­пользовать и некоторые крупные предприятия в Москве, где бывают члены правительства. Кроме того, он дал мне задание познакомиться и провести вербовку людей, связанных с обслуживанием членов правительства и работающих в Кремле. Я в осуществление задания ДРЕЙЦЕРА в Москве сделать ниче­го не успел, так как, как я выше показал, я уехал в Иркутск.

Вопрос: Что вам известно о практической деятельности ГАЕВСКОГО по подготовке террористического акта?

Ответ: При нашей встрече в августе 1935 года (во вре­мя моего нахождения в Москве по командировке из Иркутска) ГАЕВСКИЙ мне рассказывал, что он уже в течение продолжитель­ного времени ведет работу по подготовке террористического акта над Сталиным и что им создана террористическая груп­па среди участников организации на Мосэнерго.

Вопрос: Говорил ли вам ГАЕВСКИЙ о составе участников террористической группы на Мосэнерго?

Ответ: Он мне говорил о том, что вся работа по террору находится в руках троцкистов ВОИНОВА и ИОВНИЦКОГО, кото­рых он охарактеризовал как опытных людей. Об ИОВНИЦКОМ ГАЕВСКИЙ мне рассказывал, что он член партии с 1905 года, работает на производстве и сейчас вне подозрений. ИОВНИЦКИЙ живет под Москвой, имеет собственную дачу, кажется, в Мытищах и на этой даче, по словам ГАЕВСКОГО, можно с дос­таточной конспирацией хранить оружие боевых групп организации. ГАЕВСКИЙ поручил мне на случай своего провала свя­заться с ИОВНИЦКИМ и дал к нему пароль: "Меня к вам напра­вил ВЛАДИМИРОВ. Я слышал, что у вас сдается комната не только на лето, но и на зиму". Встречный вопрос должен был быть такой: "Вы одинокий?" – и ответ: "Нет, у меня дети: мальчик и девочка".

Вопрос: Вы связались с ИОВНИЦКИМ?

Ответ: Нет, с ИОВНИЦКИМ мне связаться не удалось, пото­му что я в скором времени уехал из Москвы на работу в Ир­кутск.

Вопрос: Что вам известно о конкретных планах подготов­ки террористических актов троцкистской группой в Мосэнер­го?

Ответ: Со слов ГАЕВСКОГО мне известно, что был разрабо­тан ряд вариантов совершения террористических актов; в частности, участники организации были связаны с конторой "Мосэнергомонтаж", где располагали связями, обрабатывали в антисоветском духе группу молодежи в школе ФЗУ "Мосэнер­гомонтаж". Этим участникам организации было дано задание проникнуть в Кремль на работу по обслуживанию квартир членов правительства и там совершить покушение. Особое внимание уделялось также тому, чтобы участники организации попали на работу на дачи членов правительства.

Вопрос: Что вам известно о связях ГАЕВСКОГО кроме груп­пы в Мосэнерго?

Ответ: Мне также известно, что ГАЕВСКИЙ руководил троц­кистской группой, объединявшей троцкистов на ряде воен­ных предприятий гор. Москвы. ГАЕВСКИЙ мне рассказал, что эта группа располагает оружием и что участником ее является активный троцкист ФЛАКС. Он мне также сообщил, что эта группа намечает совершение террористического акта против Сталина во время одной из демонстраций на Красной площа­ди.

Вопрос: Известен ли вам лично ФЛАКС?

Ответ: Лично мне ФЛАКС неизвестен.

Вопрос: Какие еще директивы по террору вы получили от ДРЕЙЦЕРА?

Ответ: При одной из встреч с ДРЕЙЦЕРОМ в конце 1934 года он показал мне личное письмо к нему ТРОЦКОГО. Письмо было написано на странице какого-то немецкого журнала, на одной стороне которой был напечатан текст.

Вопрос: Изложите содержание этого письма?

Ответ: Документ был очень короток. Дословно я воспроиз­вести его не могу, но содержание его примерно следующее:

1) подготовить покушение на Сталина и Ворошилова, 2) уде­лить особое внимание работе по организации ячеек в Красной армии, 3) на случай возможной войны против Советского Союза стать на пораженческие позиции и использовать обстановку в стране для вооруженного захвата власти.

Письмо заканчивалось указанием информировать адресата о ходе работы по выполнению указанных директив. В конце письма была подпись: "Старик".

Вопрос: Уверены ли вы, что письмо было написано лично Л.Д. ТРОЦКИМ?

Ответ: Я утверждаю, что письмо это было написано лично Л.Д. ТРОЦКИМ. Я хорошо знаю его почерк, так как имел с ним длительную переписку до высылки за границу и был лично с ним связан. 

Вопрос: Как вы отнеслись к этому письму Л.Д. ТРОЦКОГО?

Ответ: Постановка вопроса о терроре по существу для меня не была новой, так как вопрос о терроре в отношении Стали­на у нас уже обсуждался. Мне также лично приходилось неод­нократно от МРАЧКОВСКОГО в 1931 и 1932 г.г. слышать его злобные террористические высказывания против Ворошилова.

Вопрос: С какой целью ДРЕЙЦЕР передал вам письмо ТРОЦ­КОГО?

Ответ: ДРЕЙЦЕР дал мне задание передать это письмо МРАЧКОВСКОМУ.

Дело обстояло так: я сообщил ДРЕЙЦЕРУ примерно в янва­ре 1935 года, что мне удается поехать на работу от Главзолото в Иркутск на завод им. Куйбышева. ДРЕЙЦЕР предупре­дил меня, чтобы я с ним связался перед поездкой в Иркутск, и он ДРЕЙЦЕР, связавшись с МРАЧКОВСКИМ, находившимся в то время в Казахстане на Казжелдорстрое, обеспечит нашу встречу по дороге в Иркутске на станции Новосибирск.

Вопрос: Где ДРЕЙЦЕР вручил Вам письмо ТРОЦКОГО?

Ответ: Когда выяснилось окончательно о том, что я еду в Иркутск, я позвонил ДРЕЙЦЕРУ и сообщил ему день моего выезда и поезд, с которым я выезжаю. Мы условились с ДРЕЙЦЕРОМ встретиться на Рождественском бульваре, где он вру­чил мне письмо Л.Д. ТРОЦКОГО. Это было в феврале 1935 года.

Вопрос: Передали ли вы это письмо ТРОЦКОГО МРАЧКОВСКОМУ?

Ответ: Да, передал. ДРЕЙЦЕР сообщил МРАЧКОВСКОМУ о моем выезде, и в Новосибирске на вокзале я встретился с МРАЧКОВСКИМ, которому я вручил это письмо и сделал ему устную ин­формацию обо всем, что мне было поручено ДРЕЙЦЕРОМ. МРАЧКОВСКИЙ прибыл в Новосибирск с Казжелдорстроя.

Вопрос: А что вам поручил ДРЕЙЦЕР сообщить МРАЧКОВСКО­МУ?

Ответ: ДРЕЙЦЕР поручил мне сообщить МРАЧКОВСКОМУ, что он в Москве во исполнение директивы "Старика" развернул серьезную работу по подготовке террористической борьбы и что необходимо подтолкнуть троцкистские организации в других городах для активней работы в направлении террора.

Вопрос: Сообщили ли вы ДРЕЙЦЕРУ о передаче письма ТРОЦКОГО МРАЧКОВСКОМУ?

Ответ: ДРЕЙЦЕРУ я об этом не сообщал, но ког­да мы в августе 1935 года вместе с ДРЕЙЦЕРОМ ехали из Москвы, – я в Иркутск, а ДРЕЙЦЕР в Свердловск, из бесе­ды с ним я узнал, что МРАЧКОВСКИЙ сообщил ДРЕЙЦЕРУ о получении им этого письма ТРОЦКОГО.

Вопрос: Вы не все сказали об известных Вам лицах, которые были подготовлены ДРЕЙЦЕРОМ для участия в террористических актах?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне также рассказал, что он намерен привлечь для участия в террористических актах ЛЕОНОВА Леона [2] Степановича, зам<естителя> директора одного из Западно-Сибирских трестов, и БУЛАТОВА Бориса, работающего сейчас в Хабаровске. ДРЕЙЦЕР считал, что ЛЕОНОВА и БУЛА­ТОВА можно использовать для совершения террористического акта на каком-нибудь хозяйственном совещании, где они по роду своей работы могли бы принять участие. Предпо­лагалось, что ЛЕОНОВ и БУЛАТОВ должны будут приехать в Москву и, в случае отсутствия ДРЕЙЦЕРА, я должен буду с ними связаться и передать им его поручение. Кроме того, в августе 1935 года при моей совместной поездке с ДРЕЙЦЕРОМ (он в Свердловск, а я в Иркутск) он меня информировал, что сохраняет связи со своими военными това­рищами. В этой же беседе он мне заявил, что организацион­ную связь он установил с Дмитрием ШМИДТОМ, который находится на Украине на военной работе по линии мотомеханизированных частей и к которому он недавно ездил. ДРЕЙЦЕР сообщил, что он получил от ШМИДТА согласие об участии в нелегальной деятельности.

Вопрос: Знакомы ли вы с ПИКЕЛЕМ [3]?

Ответ: Нет, не знаком.

Вопрос: А приходилось ли Вам слышать эту фа­милию?

Ответ: Да, о нем мне очень много рассказывал ДРЕЙЦЕР.

Вопрос: Что вам рассказывал ДРЕЙЦЕР о ПИКЕЛЕ?

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне рассказывал о том, что ПИКЕЛЬ является крупнейшим зиновьевцем, играющим активную роль в деятельности зиновьевской организации.

Вопрос: Знаете ли вы зиновьевца РЕЙНГОЛЬДА?

Ответ: Да, я его знаю очень хорошо, часто у него бывал; однажды я у него был вместе с МРАЧКОВСКИМ.

Вопрос: С какой целью вы с МРАЧКОВСКИМ посетили РЕЙНГОЛЬДА?

Ответ: В мае или июне мес<яце> 1932 года (точно не помню) я был на квартире у МРАЧКОВСКОГО, откуда мы вместе пошли к РЕЙНГОЛЬДУ. По дороге МРАЧКОВСКИЙ мне рассказал, что он имеет поручение от Ивана Никитича СМИРНОВА о координировании работы зиновьевской и троц­кистской организации и о переговорах по этому вопросу с РЕЙНГОЛЬДОМ. С этой целью мы пришли на квартиру РЕЙНГОЛЬДА (Никитский бульвар, дом Наркомфина, под. 12).

Вопрос: Изложите обстоятельно разговор, имев­ший место между МРАЧКОВСКИМ, Вами и РЕЙНГОЛЬДОМ?

Ответ: На квартире, кроме меня, РЕЙНГОЛЬДА и МРАЧКОВСКОГО никого не было. МРАЧКОВСКИЙ рассказал о положении дел в связи с борьбой правых против ВКП(б) и сообщил, что имеется указание Ивана Никитича СМИРНО­ВА об объединении троцкистов с зиновьевцами.

Вопрос: Что ответил РЕЙНГОЛЬД на это сообще­ние МРАЧКОВСКОГО?

Ответ: РЕЙНГОЛЬД, выслушав МРАЧКОВСКОГО, заявил, что он принципиально согласен с точкой зрения Ивана Никитича СМИРНОВА о координации действий зиновьевской и троцкистской организаций, но что без санкции ЗИНОВЬЕ­ВА он окончательного ответа дать не может.

Вопрос: А с ДРЕЙЦЕРОМ у вас были разговоры об объединении троцкистской и зиновьевской организации? 

Ответ: ДРЕЙЦЕР мне в 1934 году на квартире у ХРУСТАЛЕВА сообщил о создании всесоюзного центра троцкистско-зиновьевского блока. Рассказал он мне по этому вопросу следующее: в августе месяце 1933 года, когда ДРЕЙЦЕР приехал в Москву в командировку из Забайкалья, ему позвонил на квартиру РЕЙНГОЛЬД и пригласил его к себе. ДРЕЙЦЕР поехал к нему на квартиру и застал там ПИКЕЛЯ, который являлся его хорошим знакомым по совместной работе в армии. РЕЙНГОЛЬД заявил ДРЕЙЦЕРУ и ПИКЕЛЮ, что он имеет указание от ЗИНОВЬЕВА проинформировать их о состоянии нелегальной троцкистско-зиновьевской работы в СССР.

РЕЙНГОЛЬД сообщил ДРЕЙЦЕРУ и ПИКЕЛЮ, что в СССР в 1932 году создан всесоюзный центр зиновьевско-троцкистского блока, в состав которого вошли: – КАМЕНЕВ, ЗИНОВЬЕВ, СМИРНОВ и ЛОМИНАДЗЕ. РЕЙНГОЛЬД заявил ДРЕЙЦЕРУ и ПИКЕЛЮ, что он имеет от ЗИНОВЬЕВА поручение создать в Москве московский центр троцкистско-зиновьевского блока, который бы объединил всю нелегальную троцкистско-зиновьевскую работу в Москве.

Вопрос: Говорил ли вам ДРЕЙЦЕР, кто вошел в состав этого московского центра?

Ответ: Да, ДРЕЙЦЕР мне сообщил, что в состав московского центра троцкистско-зиновьевского блока в 1933 году вошли: – РЕЙНГОЛЬД, ПИКЕЛЬ и Ефим ДРЕЙЦЕР.

По словам ДРЕЙЦЕРА, РЕЙНГОЛЬД являлся руководителем московского центра троцкистско-зиновьевского блока и должен был осуществлять непосредственно связь с ЗИНОВЬЕВЫМ, ДРЕЙЦЕР являлся руководителем нелегальной троцкистской организации в Москве и должен был периодически информировать об этом центр блока через РЕЙНГОЛЬДА.

Вопрос: Вы не все показали о деятельности троц­кистско-зиновьевской организации.

Ответ: Все известные мне факты нелегальной деятельности троцкистско-зиновьевского блока я поста­раюсь припомнить и сообщить дополнительно.

 

Записано с моих слов верно и мною прочитано.

 

ЭСТЕРМАН.

 

 

ДОПРОСИЛИ:

 

ЗАМ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТР. ДЕЛ СССР –

КОМИССАР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ 1 РАНГА – Агранов.

 

НАЧ. СЕКР.-ПОЛИТ. ОТД. ГУГБ –

КОМИССАР ГОСУД. БЕЗОПАСНОСТИ 2 РАНГА – Г. Молчанов

 

ЗАМ НАЧ. УНКВД МО –

СТ. МАЙОР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: – Радзивиловский

 

ВЕРНО: –

 

ОПЕР. УПОЛНОМОЧЕННЫЙ СПО ГУГБ

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (СВЕТЛОВ)

 

РГАСПИ Ф. 17, Оп. 171, Д. 227, Л. 15-33.


[1] А.Г. Бармин в книге «Соколы Троцкого» приводит много рассказов о Д. Шмидте. В частности, он пишет: «В период 1925–1927 годов Шмидт присоединился к оппозиции. Он приехал в Москву на съезд партии как раз в тот момент, когда было объявлено об исключении из партии троцкистской оппозиции. Он был одет, как обычно, в форму своей дивизии: большая черная бурка, пояс с серебряными украшениями, огромная сабля и папаха набекрень. Выходя вместе с Радеком из Кремля, он столкнулся со Сталиным. Политические страсти в тот момент были накалены. Сталин активно интриговал в партийных делах, но ему еще не удалось подчинить себе партию. Шмидт подошел к нему и начал полушутя-полусерьезно поносить его, как только может делать это настоящий солдат, то есть такими словами, которые надо слышать, чтобы поверить в это. А под конец сделал вид, что обнажает шашку, и пообещал Генеральному секретарю когда-нибудь отрубить ему уши. Сталин выслушал обиду, не проронив ни слова, с бледным лицом и плотно сжатыми губами. В то время он решил проигнорировать оскорбление, нанесенное ему Шмидтом, но нет никакого сомнения в том, что десять лет спустя, с началом чисток в 1937 году, он все это вспомнил. Шмидт был одним из первых исчезнувших офицеров Красной Армии. Его обвинили в терроризме. Никаких признаний от него не добились, и он был расстрелян без суда».

[2] Скорее всего ошибка, и вместо "Леон" следует читать "Иван".

[3] Здесь и далее в тексте ошибочно – "Пиккель".

Comments