ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ФЛОРОВОЙ, Зинаиды Васильевны, от 8 мая 1936 года.

 

ФЛОРОВА З.В., 1891 года рождения, б<ывший> чл<ен> ВКП(б), исключена из партии как троцкистка (референт издательства Академии Архитектуры).

 

ВОПРОС: На предыдущем допросе вы скрыли от следствия ряд существенных моментов вашей к.-р. троцкистской деятельности. Дайте подробные показания по этому вопросу?

ОТВЕТ: Признаю, что мои показания от 26 февраля с<его> г<ода> не являются откровенными. Я скрыла от следствия, что с 1927 по 1929 год я входила в к.-р. троцкистскую группу, существовавшую при Наркомторге РСФСР. Группу возглавлял ШЕМЕЛЕВ. Я принимала активное участие в к.-р. работе этой группы. Посещала сборища группы. Припоминаю, что была на сборище группы, где обсуждалась декларация троцкистов против исключения Троцкого из партии. На собрании партий­ной организации Наркомторга я голосовала за оставление Троцкого в рядах ВКП(б). Вместе с другими участниками к.-р. группы знакомилась с нелегальными троцкистскими материалами. В этот же период я вела активную к.-р. троц­кистскую работу совместно с руководящим составом троцки­стского подполья. Принимала участие на сборищах актива троцкистов у ШУМСКОЙ, получала от нее к.-р. троцкистскую литературу.

ВОПРОС: Какую еще к.-р. троцкистскую работу вы вели?

ОТВЕТ: По поручению руководящего работника троцкистского подполья СМИРНОВА И.Н. в этот период я предоставляла свою квартиру для проведения узких совещаний троцкистского актива. Иногда бывала на совещаниях актива троцкистов, которые проводились у меня на квартире или же у ШУМСКОЙ.

ВОПРОС: Какие поручения вы получили от СМИРНОВА по ведению нелегальной троцкистской деятельности?

ОТВЕТ: По поручению СМИРНОВА я содержала конспиративную квартиру, на которой проводились совещания руководящего СОСТАВА троцкистского подполья.

ВОПРОС; Вы показали, что в 1927-1929 г.г. получали для ознакомления нелегальные троцкистские документы от ШЕМЕЛЕВА и ШУМСКОЙ. Где в настоящее время хранятся эти документы?

ОТВЕТ: К.-р. нелегальные троцкистские документы и некоторая часть эсеровской литературы хранилась у меня до 1935 года, В 1935 г. все эти документы и литературу я уничтожила.

ВОПРОС: Какие именно нелегальные троцкистские доку­менты вы хранили?

ОТВЕТ: У меня имелось несколько нелегальных троцки­стских листовок. Помимо этого, у меня был эсеровский журнал "Знамя Труда".

ВОПРОС: Следствие не верит, что вы уничтожили эти нелегальные троцкистские документы. Где они у вас хранятся?

ОТВЕТ: Категорически заявляю, что эту нелегальную литературу я уничтожила.

ВОПРОС: Дайте показания, когда и при каких обстоятельствах вы уничтожили эту литературу?

ОТВЕТ: В 1935 г. я перебирала имеющиеся у меня книги. Обнаруженную мною при этом нелегальную троцкистскую литературу я сожгла в печке.

ВОПРОС: Ваши показания о том, что литература вами уничтожена, не отвечают действительности. К.-р. троцкистская литература вами не уничтожена, а спрятана.

Предлагаю вам указать место, где спрятана эта литература. 

ОТВЕТ: Повторяю, что я эту литературу уничтожила.

ВОПРОС: Вы утверждаете, что по совместной к.-р. троцкистской деятельности до последнего времени были связаны с участниками троцкистской организации: ШЕМЕЛЕВЫМ, КОВАЛЕНКО, ТРУСОВЫМ и XАСИНЫМ. Вы показали не все. Следствию известно, что вы были связаны еще с рядом участников к.-р. троцкистской организации. Дайте об этом под­робные показания.

ОТВЕТ: Мне были известны только участники к.-р. троц­кистской организации, входившие вместе со мной в группу ШЕМЕЛЕВА. О них я дала подробные показания следствию.

ВОПРОС: Неверно. Вы скрыли от следствия известного вам участника к.-р. троцкистской организации ГОРОВИЧ<А> Израиля Исааковича

ОТВЕТ: О том, что ГОРОВИЧ состоял членом к.-р. троцкистской организации, мне не было известно.

ВОПРОС: Следствию известно, что на квартире ШЕМЕЛЕВА вы вместе участвовали на сборищах к.-р, троцкистской ор­ганизации.

ОТВЕТ: Действительно, в 1933 г. ГОРОВИЧ вместо со мной был на квартире у ШЕМЕЛЕВА. В моем присутствии он беседовал с ШЕМЕЛЕВЫМ и сообщил о том, что был за границей и там связался с троцкистским центром. ГОРОВИЧ проин­формировал ШЕМЕЛЕВА об установках Троцкого по вопросам единого фронта. Информация ГОРОВИЧА носила характер пере­дачи директивных указаний Троцкого.

ВОПРОС: Еще какие указания Троцкого передавал ШЕМЕ­ЛЕВУ и вам ГОРОВИЧ?

ОТВЕТ: Мне известно только это.

ВОПРОС: Вы говорите неправду, ГОРОВИЧ в вашем присут­ствии передал еще ряд установок Троцкого по вопросу о развертывании нелегальной троцкистской деятельности.

ОТВЕТ: Все, что передавал ГОРОВИЧ ШЕМЕЛЕВУ, я сооб­щила следствию, больше ничего добавить не могу.

ВОПРОС: С кем еще из участников троцкистской органи­зации вы были связаны?

ОТВЕТ: Больше никого из участников троцкистской организации я не знаю.

ВОПРОС: Вы продолжаете скрывать от следствия участника к.-р. троцкистской организации ШЕМЕЛЕВУ А.В. Прекратите двурушничать и дайте показания о всех участниках к.-р. троцкистской организации, с которыми вы были свя­заны.

ОТВЕТ: ШЕМЕЛЕВА Антонина Васильевна действительно была хорошо осведомлена о деятельности к.-р. троцкистской организации через своего мужа ШЕМЕЛЕВА. В моем при­сутствии она принимала участие в беседах к.-р. содержа­ния вместе с участниками к.-р. троцкистской организации.

ВОПРОС: Кроме названных вами членов к.-р. троцкистской организации вы были связаны еще с рядом троцкистов. Назовите этих лиц?

ОТВЕТ: Иногда я встречалась с бывшими троцкистами: ТЕПЛОВЫМ, ШУМСКОЙ Р., СМИРНОВЫМ И.Н. и ГИН­ЗБУРГ<ОМ> Львом Григорьевичем.

ВОПРОС: Ваша связь с этими лицами носила контрреволюционный характер?

ОТВЕТ: С ТЕПЛОВЫМ, ШУМСКОЙ, СМИРНОВЫМ и ГИН­ЗБУРГОМ я встречалась как с бывшими троцкистами. Встречи с ними носили случайный характер. СМИРНОВА встретила случайно в 1932 году. Знаю, что он был арестован в 1933 году. ТЕПЛОВА встретила в 1930 г., в то время он вместе со мной ра­ботал в Наркомснабе. Я хотела перейти к нему работать в один отдел. По этому поводу ТЕПЛОВ указал мне, что в этом парторганизация Наркомснаба увидит группирование троцкистов, а поэтому в переводе к нему на работу отказал. ГИНЗБУРГА Льва встретила случайно в 1932 г., он мне говорил, что отошел от троцкистов. С ШУМСКОЙ Ревек<к>ой я не прорывала связей вплоть до 1935 года. Встречала ее случайно. ОКУШКО была со мной связана до последнего времени.

ВОПРОС: Что вам известно о политических взглядах ОКУШКО?

ОТВИТ: ОКУШКО, Галина Ивановна, член ВКП(б), в 1928 г. являлась участницей к.-р. троцкистской организации. Знакома с ней я с 1930 года по совместной работе в Наркомснабе СССР. В настоящее время ОКУШКО Г.И. работает по снабжению в золотой промышленности в г. Миасы Свердлов­ской области. До 1936 года она работала по этой же от­расли в Сибири. Из бесед с ней мне известно, что она на­строена вполне советски.

ВОПРОС: Ваши показания ложны. Ваша связь с ОКУШКО носила явно контрреволюционный троцкистский характер.

ОТВИТ: Я это категорически отрицаю.

ВОПРОС: ОКУШКО знала, что вы троцкистка?

ОТВЕТ: Да, она знала, что я в прошлом примыкала к троцкистам.

ВОПРОС: Когда в последнее время вы встречались о ОКУШКО?

ОТВИТ: На протяжении двух месяцев, январь-февраль 1936 г., ОКУШКО проживала в Москве. В это время я поддерживала с ней тесную связь. Она посещала меня, я бывала у нее.

ВОПРОС: Какого характера вы вели беседы с ОКУШКО?

ОТВЕТ: В беседах мы касались вопросов нашего положе­нии в партии как бывших троцкистов.

ВОПРОС: Вы с ОКУШКО вели беседы троцкистского характера?

ОТВЕТ: Я должна признаться, что действительно ОКУШКО вместе со мной вела беседы явно к.-р. троцкистского ха­рактера. Мы вместе с ней критиковали с контрреволюционных троцкистских позиций линию ВКП(б) в отношении бывших троцкистов.                            

ВОПРОС: Ваша связь с ОКУШКО носила троцкистский ха­рактер?

ОТВЕТ: Моя связь с ОКУШКО Г.И. начиная с 1930 г. имела явно к.-р. троцкистский характер.

ВОПРОС: ОКУШКО в партии является двурушницей?

ОТВЕТ: ОКУШКО является скрытой троцкисткой-двурушницей. Она скрывает от партии свои к.-р. троцкистские взгляды.

ВОПРОС: Вы ранее показали о том, что в 1932 году встречались с И.Н. СМИРНОВЫМ. Какие указания во время этих встреч вам давал СМИРНОВ по вопросу о к.-р. троцкистской работе?

ОТВЕТ: Со СМИРНОВЫМ я встретилась случайно в 1932 г. в магазине ГОРТа. Беседы с ним не вела.

ВОПРОС: Следствие не верит, что вы встречались со СМИРНОВЫМ только один раз и ни о чем при этом с ним не говорили. Дайте правдивые показания по этому вопросу?

ОТВЕТ: Больше ничего к своим показаниям по этому вопросу добавить не могу.

ВОПРОС: С кем еще из участников троцкистской орга­низации вы были связаны?

ОТВЕТ: Со мною вместе с 1935 года в течение 3-х месяцев проживал ИСАЕВ Иван Степанович, член ВКП(б), работает заместителем директора и парторгом в комитете по охране авторских прав. Из бесед с ним я установила, что он имеет антипартийные настроения.

ВОПРОС: В чем конкретно выражаются антипартийные настроения ИСАЕВА?

ОТВЕТ: В беседах со мной в 1935 году ИСАЕВ высказы­вал свое враждебное отношение к стахановскому движению. После совещания стахановцев, которое было проведено в Кремле, ИСАЕВ распространял об этом совещании к.-р. кле­вету.

Однажды я вырезала из газеты портреты "пятисотниц" и развесила их на стенке. ИСАЕВ со злобой сорвал портреты "пятисотниц" и бросил их на пол. В беседах со мной клеветал на руководителей ВКП(б) и правительство [1].

 

Записано с моих слов правильно и мною прочитано.

 

(ФЛОРОВА)

 

ДОПРОСИЛ: 

 

ОПЕРУПОЛН. 2 ОТД. СПО ГУГБ –

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (ГОРЕЛКИН)

 

Верно: Оперуп. 1 отд. СПО [подпись]

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 166, Л. 124-131


[1] И этого оказалось для органов безопасности достаточно, чтобы отправить И. Исаева на Колыму. Там он встретился с Евгенией Гинзбург, которая упомянула о нем в своих мемуарах "Крутой маршрут": "На трассе «голосует» человек. Берем его в кузов! День чудес! Он оказывается знакомым. Это бывший московский молодой литератор Иван Исаев. Теперь он уже не очень-то молодой, срок — восемь лет — отбыл и стал в качестве вольного каким-то экономистом тут, в тайге. На материк не едет, ждет невесту. А невеста его — Галочка Воронская, дочка того самого Александра Воронского, — пересидчица, расписалась «до особого». Потолковав про последние лагерные новости, мы вдруг углубляемся в обсуждение литературных событий десятилетней давности. Исаев, видать, страшно соскучился в обществе колымских экспедиторов. Он рад такой беседе, и мы говорим без умолку, пока наш конвоир не подытоживает задумчиво: — Черт-те что! Люди вы вроде русские… И по-русски гутарите… А вот же ни бум-бум понять невозможно! И что за слова у вас за птичьи…"

Comments