ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО.

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВЕП(б) –

тов. ЕЖОВУ

 

В дополнение наших сообщений по следственному делу контрреволюционной троцкистской организации направляем протоколы допросов арестованных:

1. ФОКИНА А.Н. от 29 апреля 1936 г.;

2. САФЬЯНОВА М.Г. от 29 апреля 1936 г.;

3. ФЛОРОВОЙ З.В. от 8 мая 1936 г.

Допрошенный ФОКИН А.Н. показал, что до момента ареста являлся участником троцкистской организации, входил в группу МЕШКОВСКОГО и других.

В организацию он был завербован в 1928 году ТЕР-ВАГАНЯНОМ, от которого получил тогда директиву остаться в ВКП(б) и вести двурушническую линию.

Допрошенный САФЬЯНОВ М.Г. показал, что в 1935 году получил от руководителя троцкистской организации ШЕМЕЛЕВА А.И. установку, исходившую от И.Н. СМИРНОВА, о переходе к террористическим методам борьбы против руководства ВКП(б).

В 1934 г. член организации ГИДЛЕВСКИЙ сообщил САФЬЯНОВУ о полученных ГАВЕНОМ установках Троцкого о необходимости насильственного устранения тов. СТАЛИНА.

ФЛОРОВА З.В. показала о том, что входила в состав троцкистской организации, возглавляемой ШЕМЕЛЕВЫМ, от ко­торого получила на хранение ряд нелегальных троцкистских документов: последние она якобы уничтожила в 1935 году.

По показаниям ФЛОРОВОЙ она в 1933 году участвовала на сборище участников троцкистской организации, происходившем на квартире ШЕМЕЛЕВА, на котором приехавший из Герма­нии участник организации ГОРОВИЧ информировал присутствовавших о директивах, полученных им от заграничного троцки­стского центра.

 

НАРОДНЫЙ КОМИССАР

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР: (Г. ЯГОДА)

 

9 мая 1936 г.

№ 56232

 

[Пометы: слева от слов "народный комиссар" приписка "зам". Над словом "Ягода" собственноручная подпись Г.Е. Прокофьева]


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ФОКИНА А.Н., от 29-го апреля 1936 года.

 

ФОКИН А.Н., 1890 г. рождения, урож<енец> г. Владимира, чл<ен> ВКП(б) с 1908 г., зам<еститель> зав<едующего> парт<ийного> архива ИМЭЛ.

 

Вопрос: На допросе от 22/IV с<его> г<ода> Вы показали, что до последнего времени являлись двурушником и врагом партии. Вы скрыли от нас свою практическую к.-р. работу. 

Я предлагаю Вам дать правдивые показания.

Ответ: В своих показаниях от 22/IV-с<его> г<ода> я скрыл от следствия свою контрреволюционную троцкистскую работу и свои нелегальные связи с рядом троцкистов. До момента моего ареста я действительно входил в состав существо­вавшей в Москве троцкистской контрреволюционной органи­зации.                        

Вопрос: Кем Вы были вовлечены в организацию? 

Ответ: В начале 1928 г. я в Москве связался с троцкистом ТЕР-ВАГАНЯНОМ, которым я был вовлечен в троцкистскую организацию. От ВАГАНЯНА же я получил тогда указание открыто не выявлять себя как троцкиста.

Вопрос: Когда и в какой обстановке Вы получили та­кое указание от ТЕР-ВАГАНЯНА?

Ответ: Вскоре после того, как я связался с ТЕР-ВАГАНЯНОМ, приблизительно в марте-апреле 1928 г., ВАГАНЯН пришел ко мне домой на Спасо-Наливковский пер., дом № 9, кв.  . [1] 

ВАГАНЯН разъяснил мне, что троцкистский центр, от имени которого он выступает, считает необходимым создать внутри ВКП(б) ядро законспирированных троцкистов. В свя­зи с этим ВАГАНЯН предложил мне скрывать свои троцкистские взгляды и свою связь с троцкистской организацией и официально выступать как сторонник линии ВКП(б).

С этим предложением ВАГАНЯНА я согласился.

В это же посещение ВАГАНЯН дал мне нелегальную троцкистскую литературу.

Вопрос: Скажите точно, какую литературу дал Вам ВА­ГАНЯН?

Ответ: Точно помню, что ВАГАНЯН дал мне троцкистскую платформу, которую я после прочтения по конспиративным соображениям уничтожил там же в своей квартире.

Вопрос: Еще какую литературу дал Вам ТЕР-ВАГАНЯН? 

Ответ: Припоминаю, что вместе с платформой ВАГАНЯН дал мне еще троцкистские листовки, но содержание их я сейчас не помню. Эти листовки я уничтожил вместе с платформой.

Вопрос: С кем из участников организации кроме ВАГАНЯНА Вы были организационно связаны?

Ответ: В 1928 г. после того, как ВАГАНЯН завербовал меня в троцкистскую организацию, он связал меня с КИРИЛЛОВЫМ Сергеем, членом ВКП(б), проживающим в Москве, и КАЛИНИНЫМ Александром, членом ВКП(б), работает сейчас в Феодосии.      

С последними я был организационно связан до последнего времени.

С КИРИЛЛОВЫМ и КАЛИНИНЫМ при систематических встре­чах в г.г 1932-1933-1934-1935 и 1936 мы обычно с троцкистских контрреволюционных позиций обсуждали политику ВКП(б).

Я вспомнил, что в августе-сентябре 1932 г. я снаб­жал КИРИЛЛОВА и КАЛИНИНА троцкистским "бюллетенем".

Вопрос: Где Вы взяли "бюллетень" Троцкого?

Ответ: В 1932 г. я был в служебной командировке в Вене, а затем в Берлине и оттуда привез с собой один эк­земпляр "Бюллетеня".

Вопрос: Какую троцкистскую литературу Вы привезли с собою в СССР кроме "бюллетеня"?

Ответ: Ничего больше я не привозил.

Вопрос: Это неверно. Я настоятельно предлагаю Вам го­ворить правду.

Ответ: Будучи в 1932 г. в Вене, работник торгпред­ства чл<ен> ВКП(б) ЭРЦЕНБЕРГ подарил мне книгу Троцкого "Моя жизнь". Эту книгу я на обратном пути в СССР уничтожил в Берлине.

Я опасался, что при въезде в СССР книга "Моя жизнь" будет у меня обнаружена, что приведет к моему расконспи­рированию.

Вопрос: Вы даете путанные показания: если Вы дейст­вительно опасались провала, то почему же Вы привезли "Бюллетень"?

Ответ: "Бюллетень" я провез, спрятав его в книгу, чтобы это не бросалось в глаза.

Вопрос: Знал ли ЭРЦЕНБЕРГ, что Вы являетесь троц­кистом?

Ответ: С ЭРЦЕНБЕРГ<ОМ> я познакомился и Венском торгпредстве в 1932 г. Вначале я ЭРЦЕНБЕРГА в свои троцкистские взгляды по понятным конспиративным соображениям не посвящал. Увидев у него книгу Троцкого "Моя жизнь", я попросил ЭРЦЕНБЕРГА дать мне ее прочитать.

Когда из моих отзывов о прочитанной книге ЭРЦЕНБНРГ увидел, что я являюсь сторонником ТРОЦКОГО, он начал от­кровенно излагать свои взгляды, которые полностью совпа­дали как с моими оценками книжки Троцкого, так и с моими троцкистскими высказываниями.

Вопрос: Встречались ли с ЭРЦЕНБЕРГОМ после 1932 г.?

Ответ: С ЭРЦЕНБЕРГОМ я вновь встретился в 1933 г. уже в Москве у него на квартире. В это время у него были посторонние, и поэтому обстановка не располагала к откровенным разговорам.

Вопрос: На предыдущем допросе Вы вопреки предъявленным Вам фактам отрицали контрреволюционный характер Вашей связи с МЕШКОВСКИМ.

Вы и сейчас будете отрицать это?

Ответ: Во изменение моих показаний от 22/IV – я должая признать, что моя связь с МЕШКОВСКИМ носила организационный троцкистский характер.

МЕШКОВСКИЙ, так же как и я до последнего времени являлся скрытым троцкистом.

При встречах с МЕШКОВСКИМ, происходивших обычно на работе в ИМЭЛе, а также у него и у меня на квартире, мы систематически в контрреволюционном троцкистском духе обсуждали политику ВКП(б).

Вопрос: Нам известно, что Вы свою работу в ИМЭЛе использовали в контрреволюционных целях.

Ответ: Я это отрицаю.

Вопрос: Вы скрываете от следствия ряд моментов из практической к.-р. работы организации.

Ответ: Я показал все, что знал.

 

Все записанное с моих слов верно, мною лично про­читано, показал – ФОКИН.

 

ДОПРОСИЛ: ОПЕРУПОЛНОМ. 2 ОТД СПО ГУГБ (КАШКЕТИН)

 

ВЕРНО:

 

ОПЕРУПОЛНОМОЧЕН. 1 ОТД. СПО

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (Кондратик)

 

 

РГАСПИ Ф. 671, Оп. 1, Д. 166, Л. 111-117.


[1] Пропуск в тексте документа.

Comments