ПРЕДЫДУЩИЙ ДОКУМЕНТ  НАЗАД К ПЕРЕЧНЮ СЛЕДУЮЩИЙ ДОКУМЕНТ 


ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ФУРТИЧЕВА, Якова Абрамовича

от 9 апреля 1936 года.

 

ФУРТИЧЕВ Я.А., 1899 г.р., бывший член ВКП(б); в прошлом зав<едующий> кафедрой философии Горьковского пединститута.
 До ареста отбывал наказание в Сиблаге за активную к.-р. троцкистскую деятельность.

 

Вопрос: Как часто Вы за время Вашей работы в Горь­ком (1930-1935 г.г.) приезжали в Москву?

Ответ: Я бывал в Москве ежегодно два-три раза.

Вопрос: У кого Вы останавливались во время своего приезда в Москву?

Ответ: У ГОРШЕНИНА Ивана Степановича, зиновьевца, ра­ботавшего в Госплане РСФСР. ГОРШЕНИН осужден по делу убий­ства КИРОВА.

Вопрос: Еще у кого?

Ответ: У Богдана БРОНИСЛАВА [1], бывш<его> секретаря ЗИНОВЬЕВА, который умер в 1933 году.

Вопрос: А у Яна БИЛЯЙСА Вы останавливались?

Ответ: Да я останавливался у Яна БИЛЯЙСА, зиновьевца, учился в ИКП, где в настоящее время находится, не знаю. Кроме того, я также останавливался наездами в Москве у Григория ТАГАНСКОГО, бывш<его> слушателя ИКП, который выехал из Москвы на партийную работу в Казахстан, а также на квартире матери Фиры ГЕНКИНОЙ, преподавательницы инсти­тута Марксизма-Ленинизма в Горьком.

Вопрос: Из Ваших ответов видно, что Вы поддерживали связь с рядом зиновьевцев. Нам известно, что Вы до Вашего ареста в Горьком в 1935 году вели активную контрреволюционную работу. Признаете ли это?

Ответ: Нет, я этого не признаю. После 15-го партийного съезда я никакой антипартийной работы не вел.

Вопрос: Когда Вы последний раз видели ЗИНОВЬЕВА?

Ответ: Осенью 1929 года.

Вопрос: Где?

Ответ: Под Москвой на даче ЗИНОВЬЕВА.

Вопрос: С кем Вы туда ездили?

Ответ: Я ездил к ЗИНОВЬЕВУ с группой красных профессоров: Петром СОЛОВЬЕВЫМ, Яковом ФЕЙГЕЛЬСОНОМ, РИВЛИНЫМ, ЛЕЙКИНЫМ [2], Иваном КАПИТОНОВЫМ, Андреем МАЛЫШЕВЫМ и Григо­рием КАРТАШЕВЫМ.

Вопрос: Что Вам известно об этих лицах кроме того, что они красные профессора?

Ответ: Все эти лица – зиновьевцы.

Вопрос: Что же, это было сборище зиновьевцев?

Ответ: Да, это было контрреволюционное нелегальное сборище зиновьевцев.

Вопрос: Это было после 15-го съезда ВКП(б)?

Ответ: Да.

Вопрос: Следовательно, Ваше утверждение о том, что после 15-го съезда ВКП(б) Вы никакой антипартийной ра­боты не вели – лживо. Предлагаем прекратить попытки запутывать следствие и показывать правду.

Ответ: Я решил больше не запираться и показывать правду. Признаю себя виновным в том, что до моего ареста 15-го января 1935 года в гор. Горьком я являлся участ­ником контрреволюционной организации, объединявшей троцкистов-зиновьевцев и участников группы ШАЦКИНА-ЛОМИНАДЗЕ на платформе совместной борьбы с руководством ВКП(б) и советской власти.

Мое преступление перед государством усугубляется еще тем, что я имел возможность во всем признаться в январе 1935 года на следствии в гор. Ленинграде, куда я был доставлен из Горького, чего я, однако, не сделал.

Вопрос: С какого времени Вы являетесь участником организации?

Ответ: Я не прекращал контрреволюционной работы против партии и советской власти со времени 15-го пар­тийного съезда.

Вопрос: Кто Вам был известен из участников контр­революционной организации ко времени Вашего ареста?

Ответ: Я начну с периода, когда я работал в гор. Горь­ком. Приехал я в Горький в 1930 году из Иркутска. Мой пе­реезд в Горький произошел при активной поддержке Арка­дия СИДОРОВА, с которым я в свое время учился в институте Красной Профессуры. СИДОРОВ был троцкистом и скрывал это от партии. С 1930 по 1932 год СИДОРОВ заведовал культпропом Горьковского крайкома ВКП(б). Летом 1930 года в Горь­кий приехал из Москвы ЕЛИН Марк Львович на должность ди­ректора института по подготовке кадров Красной Профессуры. ЕЛИНА я также знал по институту Красной Профессуры в Москве, он в то время был в близких отношениях с активным оголтелым троцкистом Михаилом ЮГОВЫМ. ЮГОВ мне говорил, что ЕЛИН оказывал троцкистам содействие. Насколько мне известно, ЕЛИН открыто в защиту троцкистов не выступал, а являл­ся скрытым троцкистом. Вскоре после своего приезда в Горький ЕЛИН сгруппировал вокруг себя ряд троцкистов, зиновьевцев и участников группы ШАЦКИНА-ЛОМИНАДЗЕ: БЕРНШТЕЙНА Александра, ЗЕЛЬЦЕРА, Владимира РЕЗНИКА и позже сблизился с троцкистом ФЕДОТОВЫМ Иваном Кузьмичом. С ЕЛИНЫМ также был непосредственно связан я – ФУРТИЧЕВ. Фактически еще с 1930 г. ЕЛИН вел в Горьком работу по созданию контрреволюционной троцкистской организации.

Вопрос: Что Вам известно о практической деятельности организации, возглавлявшейся ЕЛИНЫМ?

Ответ: Во-первых, я хочу отметить то обстоятельство, что ЕЛИН вел свою работу исключительно замаскированно и очень тонко. Особо надо отметить, что через ЕЛИНА участники организации продвигались на ответственные партийные посты, как, например, я был им рекомендован в райком и горком ВКП(б), БАТАШЕВ был выдвинут зав. орготделом Канавинского райкома, ФЕДОТОВ – директором педагогического института.

Ко времени моего ареста в январе 1935 года контрреволюционная троцкистская организация с участием ЕЛИНА раз­вернула довольно широкую работу по расширению состава ее участников и установлению новых контрреволюционных свя­зей.

Вопрос: Вы показали, что при помощи ЕЛИНА БАТАШЕВ был выдвинут зав<едующим> орготделом Канавинского райкома. Что Вам из­вестно о БАТАШЕВЕ?

Ответ: БАТАШЕВ – старый комсомольский работник и давно близко связан с ЕЛИНЫМ. С 1926-27 г.г. БАТАШЕВ – зиновьевец и вел контрреволюционную работу в непосредственной связи с ХАРИТОНОВЫМ на Урале и в Москве. В Горьком БАТАШЕВ был связан с БАКАЕВЫМ и КОСТИНОЙ. Я с БАТАШЕВЫМ встречался так­же на квартире БАКАЕВА.

Вопрос: А ЕЛИН был непосредственно связан с БАКАЕВЫМ?

Ответ: В Горьком ЕЛИН встречался с БАКАЕВЫМ. Поддерживалась ли эта связь ЕЛИНЫМ лично после отъезда БАКАЕВА в Москву, я не знаю. Вообще же связь контрреволюционной ор­ганизации с БАКАЕВЫМ за время его нахождения в Москве поддерживалась через БОЧАРОВА.

Вопрос: Вы фамилию БОЧАРОВА называете сегодня впер­вые. Что Вам известно о БОЧАРОВЕ?

Ответ: БОЧАРОВ приехал в Горький из Вятки, где вел под руководством БАКАЕВА активную контрреволюционную работу. Вообще БОЧАРОВ был с БАКАЕВЫМ в исключительно близ­ких отношениях. О БОЧАРОВЕ хочу особо сказать, что это активный зиновьевец, не прекращавший никогда борьбы с пар­тией и исключительно озлобленно настроенный к руководст­ву ВКП(б).

Вопрос: Выше Вы показали, что к 1935 году состав контр­революционной организации расширился и были установлены новые контрреволюционные связи. Дайте показания обо всех известных Вам участниках организации.

Ответ: К 1935 году троцкистская организация в Горь­ком складывалась из ряда контрреволюционных групп:

1) троцкистская группа в институте марксизма-лениниз­ма в которую входили: я – ФУРТИЧЕВ Я.А., КАНТОР Александр Харитонович, троцкист, преподаватель института.

КАНТОР принимал участие в контрреволюционной работе с 1923 года, был в Горьком связан со мной и ФЕДОТОВЫМ, в ряде разговоров со мной высказывал активные контррево­люционные настроения. Еще в конце 1933 года по вопросу о внутрипартийном режиме КАНТОР мне говорил, что полити­ческая обстановка в Советском Союзе такая же, как обста­новка времен Иоанна Грозного. Одно это в достаточной сте­пени характеризовало его как непримиримого врага, озлобленного против руководства ВКП(б).

Участником этой группы также являлся ПОЛЯКОВ, препода­ватель института, троцкист, и ЛЕОНТЬЕВ, преподаватель ин­ститута, троцкист, которые были непосредственно связаны с КАНТОРОМ и являлись его друзьями.

Мною был вовлечен в эту группу Ян МЕРГИН, троцкист, преподаватель института, который присутствовал при моих контрреволюционных беседах с КАНТОРОМ в 1933 году.

2) Контрреволюционная троцкистская группа в Горьковс­ком пединституте, возглавлявшаяся ФЕДОТОВЫМ, троцкистом, директором института.

Участником этой группы был также троцкист ДУБИНСКИЙ, мой ассистент, беспартийный, обработанный мною в троцкистс­ком направлении и вовлеченный мною в троцкистскую орга­низацию в 1933 году.

3) В Горьковском индустриальном институте троцкистскую работу вел ПАСАМАН, преподаватель института, об антисоветс­ких настроениях которого я знал, которого я рекомендовал в партию и обработал как участника организации в 1933 г.

4) В Сормовском пединституте вел работу троцкист ПО­НОМАРЕВ, директор института, работавший под руководством ФЕДОТОВА.

5) В Горьковском государственном университете работу вел активный троцкист МУСАТОВ, также непосредственно свя­занный с ФЕДОТОВЫМ и переехавший позднее в Москву.

6) На Горьковском автозаводе была отдельная троцкистс­кая группа связанная с ФЕДОТОВЫМ, который до педагогичес­кого института вел партийную работу на автозаводе. Фами­лии участников этой группы мне неизвестны.

Вопрос: А в какую группу входил БОЧАРОВ?

Ответ: БОЧАРОВ входил в троцкистскую группу ФЕДОТОВА в пединституте и был непосредственно связан с ФЕДОТОВЫМ.

Вопрос: ЕЛИН был в курсе деятельности этих групп и знал о составе их участников?

Ответ: Да, ЕЛИН был полностью осведомлен мною и ФЕДО­ТОВЫМ о составе и деятельности перечисленных мною троц­кистских групп.

Вопрос: Что Вам известно о связях ЕЛИНА вне Горького?

Ответ: О связях ЕЛИНА вне Горького мне известно сле­дующее:

В 1931 и 1932 г.г. в Горький приезжали из Москвы изве­стные троцкисты ВТОРОВ и ЮГОВ, о последнем я ранее показы­вал. Оба они в Горьком связывались с ЕЛИНЫМ. Кроме того мне известно, что ЕЛИН был близко связан с находившимся в Москве зиновьевцем НАСОНОВЫМ, который в свою очередь имел отношение к группе ШАЦКИНА-ЛОМИНАДЗЕ.

Считаю необходимым также указать, что ЕЛИН был связан с МАДЬЯРОМ, когда последний работал в Коминтерне.

МАДЬЯР дважды, насколько помню, в 1933 и 1934 году, ког­да ЕЛИН заведовал Культпропом Горкома, приезжал в Горький, где делал доклады на собрании партактива.

Во время этих приездов в Горький МАДЬЯР устанавливал личную связь с ЕЛИНЫМ.

 

Записано с моих слов правильно, мною прочитано. 


Я. ФУРТИЧЕВ

 

Допросили: 

ЗАМ НАЧ. СПО ГУГБ

КОМИССАР ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСН. 3 РАНГА: ЛЮШКОВ

 

НАЧ 3 ОТД. СПО ГУГБ

КАПИТАН ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: КАГАН

 

Верно: 

ОПЕРУПОЛН. 3 ОТД. СПО ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУДАРСТВ. БЕЗОПАСНОСТИ: (УЕМОВ)

 

 

Ф. 17, Оп. 171, Д. 221, Л. 47-54


[1] Богдан Бронислав Викентьевич, род. 20 декабря 1897 г., член ВКП(б) с 1919 г., работал помощником заведующего секретариатом Г. Зиновьева в Коминтерне с 1 июня 1924 г. по 15 декабря 1926 г. Покончил самоубийством в октябре 1933 г.

[2] Лейкин Элькон Григорьевич, экономист, был репрессирован, но большой террор пережил. Умер в 1986 г.

Comments